ЛитМир - Электронная Библиотека

— В Лондоне дорогие квартиры — конечно, в хороших кварталах. Хм. Дай мне подумать.

Джил согласилась, и Люсинда сказала:

— Знаешь, Лорен приезжала сюда два дня назад. По-видимому, она теперь тоже заинтересовалась своей семьей. Джил удивилась и забеспокоилась.

— И что ты ей сказала?

— Ничего. Она побродила здесь сама. Правда, провела какое-то время в наших архивах.

— А я могу попасть в эти архивы?

Люсинда помедлила с ответом.

— Мне придется спросить разрешения у своего работодателя. Потому что ты не член семьи.

— А кто твой работодатель?

— Кто-то из компании «Коллинзуорт групп». — Пауза. — Знаешь, дорогая, у меня есть сосед, у которого милая квартира как раз рядом с моей квартирой в Кенсингтоне. Кажется, Аллен уезжает на несколько месяцев и ищет кого-то, кто мог бы в ней пожить и позаботиться о двух его кошках. Давай я спрошу у него, посмотрим, что тут можно сделать.

Сердце Джил забилось сильнее, полное надежды и волнения. Она скрестила пальцы.

— Люсинда, если эта квартира свободна и цена разумна, я возьму ее. И кошек я люблю, у меня у самой кот. И еще одно, — нервно проговорила Джил. — Хэл когда-нибудь говорил о Кейт Галлахер? Проявлял к ней какой-либо интерес?

Женщина молчала.

Джил замерла.

— Люсинда?

— Энн и Кейт заинтриговали его, — сказала Люсинда. — Он говорил, что в один прекрасный день напишет о них. Хэл, бывало, брал медальон, который я тебе показывала, и смотрел на него, а сам делал какие-то пометки. Джил, есть кое-что, что тебе следует знать.

— Что? — Джил едва дышала, ладони стали липкими от пота.

— Около года назад Хэл сказал мне, что нашел письма, написанные Кейт и адресованные Энн.

Джил чуть не выронила трубку.

— Боже мой! Ты читала их?

— Нет. Я никогда их не видела. На самом деле я даже не уверена, существуют ли они.

Джил вскочила.

— Что ты имеешь в виду? Я не понимаю.

Люсинда снова помедлила.

— Не знаю, как и сказать. Я даже не уверена, следует ли мне все это тебе говорить. — Она замолчала.

Джил сковал страх.

— Что бы это ни было, Люсинда, я буду очень признательна, если ты со мной поделишься. Я должна знать, что было на уме у Хэла.

— Очень хорошо. Он несколько раз обещал прислать мне копии писем, но так и не прислал.

— Но Хэл не был лжецом, он не стал бы все это выдумывать.

— Джил, в тот день, когда он позвонил и сообщил, что нашел эти письма… Это было в полночь, и его речь звучала несколько бессвязно.

— Бессвязно? То есть ты думаешь, что он был пьян? — Джил ахнула.

— Не знаю. Но говорил он бессвязно.

— Люсинда, если у него были эти письма, ты случайно не знаешь, куда Хэл мог их положить?

— Не знаю. Но они были бы бесценны и для нас, и для семьи. Он хранил бы их в надежном месте. И они точно не в Аксбридж-холле. Может, Хэл держал их при себе.

— Возможно, ты и права. А что, если он хранил их в своей квартире в Нью-Йорке?

— Если найдешь, сообщи мне. Они принадлежат Аксбридж-холлу. Нам нужны оригиналы.

Джил пообещала. Женщины поговорили еще немного, и Люсинда сказала, что позвонит на следующий день, после разговора с Алленом Генри Барроузом. Джил сидела как громом пораженная. Хэл был покорен Кейт и Энн; Кейт писала письма Энн. И Хэл был вроде как пьяный, когда позвонил Лю-синде и сообщил о своей находке.

Нет. Джил решительно не согласилась с Люсиндой. Хэл победил свою зависимость от наркотиков. За все восемь месяцев, что они были вместе, она никогда не видела его пьяным или под действием наркотиков. Люсинда ошибалась.

Но облегчения Джил не почувствовала. Сначала Мариза, потом это. Может, Томас прав. Может, на самом деле она совсем не знала Хэла.

У Джил все еще были ключи от квартиры Хэла на Пятой авеню, но после его смерти она там не появлялась. Подходя к зданию, Джил замедлила шаги. Комендант узнал ее и улыбнулся.

Квартира располагалась на двадцатом этаже. Светлая и солнечная, она выходила на Центральный парк.

Джил стало не по себе, когда она вошла в нее. Следовало искать эти письма, а она чувствовала себя парализованной. Здесь ощущалось присутствие Хэла..

Внезапно Джил разозлилась на Хэла. Он умер, но его смерть породила множество вопросов, открыла новые факты, вызвала слишком много сомнений.

Джил решительно направилась в третью спальню, которую Хэл приспособил под кабинет. Она пришла сюда с определенной целью, ей нужно было сосредоточиться, а ее трясло, дрожали колени, сосало под ложечкой. Джил не покидало ощущение, что Хэл в любой момент может войти в квартиру следом за ней.

Она села за письменный стол и начала внимательно и методично просматривать ящик за ящиком. Надо найти письма. На столе и в столе царил порядок. Это и понятно: Хэл был фотографом и проводил больше времени в «темной комнате», а не в кабинете.

В руки Джил попала адресная книжка, и она тут же открыла ее на букве «Г». Там значились ее имя и номер телефона. Она полистала книжку и нашла там домашний и рабочий номера Люсинды. И номер Маризы Сатклифф.

Джил отложила книжку. Придя сюда, она совершила ошибку. Но с другой стороны, Хэл же знал Маризу все эти годы.

Девушка уже начисто забыла о Кейт и, порывшись в счетах, нашла один — от телефонной компании. Сверив номера, она обнаружила, что за последний месяц Хэл звонил Маризе десять раз.

Джил захлопнула адресную книжку. Сердце колотилось как безумное. Но ведь это вовсе не означает, что он действительно любил Маризу. Может, именно ее, Джил, Хэл любил всем сердцем.

Любил ли?

Джил вскочила. Ей внезапно стало душно, захотелось бежать отсюда. Не нужно было приходить сюда. По крайней мере сейчас. Позже, успокоившись, она вернется сюда.

Но почему в последний месяц перед смертью он звонил Маризе десять раз? Почему?

Томас прав. Он действительно хотел жениться на ней.

Но при чем тут Кейт? Ведь это ее имя Хэл произнес, умирая.

Джил вдруг стало трудно дышать.

Она выскочила из кабинета, схватила свою сумку, пробежала по квартире, открыла дверь на лестничную площадку и встала на пороге, жадно глотая воздух. Она окрепнет и вернется поискать письма позже.

В этот момент открылась дверь лифта, и из него вышел Томас Шелдон. Джил не поверила своим глазам.

Кого-кого, но его она меньше всего хотела сейчас видеть.

— Что вы здесь делаете? — воскликнула она.

— Комендант сказал, что вы наверху, и я не поверил, — ответил он. Так же, как и Джил, он не верил своим глазам. — Что значит, что я здесь делаю? Что вы здесь делаете?

— У меня здесь остались кое-какие вещи, — начала Джил и осеклась, поняв, что Томас не верит ей.

— У вас есть ключ от квартиры, — констатировал он. — Могу я его получить?

— Что? — Отдав ключи, она не сможет вернуться сюда и продолжить поиски.

Внезапно выражение его лица изменилось.

— Вам нехорошо? Вы не упадете в обморок?

И тотчас же Джил поняла, что сейчас отключится.

— Мне нужно прилечь, — прошептала она.

Томас подошел к двери, распахнул ее, жестом приглашая Джил войти.

Она сразу бросилась в ванную комнату, к унитазу, где ее и вырвало.

Когда позывы прекратились, Джил осталась на месте, не в силах подняться от слабости и смущения. Это был один из самых неприятных моментов в ее жизни.

Джил услышала шаги Томаса — закрыть дверь она не успела, — но не повернулась в его сторону.

Помолчав, он сказал:

— Я принесу воды. — И отошел.

«Не проснулась ли в нем внезапно доброта?» — подумала Джил. Она поднялась, заперла дверь и начала полоскать рот. Потом умылась, посмотрела в зеркало и, несмотря на свой жалкий вид, опять заметила поразительное сходство с Кейт.

Томас постучал в дверь.

— С вами все в порядке?

— Да. — Хотя это было совсем не так.

Джил напилась из ладоней воды. Услышала, как Томас отошел.

Бросив еще один взгляд в зеркало, она вышла из ванной комнаты. Томас стоял в коридоре, их взгляды на мгновение встретились.

24
{"b":"8066","o":1}