ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейт, едва дыша, улыбнулась в ответ.

Они с матерью присоединились к кружку Бенсонхерстов — к нескольким парам, которых Кейт встречала на других собраниях. Леди Бенсонхерст повернулась к ней спиной, но это ее не волновало. Кейт знала, что мать Энн презирает ее и считает едва ли многим лучше уличного отребья. Она сама тоже презирала мать Энн, потому что та была хуже чем ведьма. Она была абсолютной сукой.

Кейт глянула через плечо. Незнакомец по-прежнему смотрел на нее, и так же пристально. Кейт послала ему быструю ответную улыбку. Проклятие! Она флиртует, но как неуклюже. Надо взять себя в руки, пока он не счел ее идиоткой.

Кейт повернулась к Энн.

— Дорогая, я иду в дамскую комнату.

— Сейчас? Но ведь мы только что приехали. Тебе нехорошо, Кейт? — встревожилась Энн.

— Да нет, что ты, — сказала Кейт. Слова о незнакомце вертелись у нее на кончике языка, но что-то удержало ее. — Я вернусь через минуту.

Она сжала руку подруги и быстро, совсем не подобающим для истинной леди шагом вышла из залы. В примыкавшем к ней коридоре Кейт остановилась и несколько раз глубоко вздохнула, чтобы овладеть собой. Необходимо узнать, кто этот человек.

— Могу я чем-нибудь помочь?

Кейт застыла, услышав за своей спиной низкий голос с правильным выговором. Она поняла, кто это, хотя они никогда раньше не разговаривали, и медленно повернулась.

Кейт посмотрела в самые поразительные на свете глаза янтарного цвета, обрамленные длинными ресницами. Никто из них не улыбнулся.

В молчании прошла томительная минута.

Незнакомец словно вернулся к жизни.

— Прошу прощения. — Он коротко улыбнулся и поклонился. — Мы незнакомы, а я веду себя как последний осел.

Кейт засмеялась:

— Вряд ли это возможно, сэр.

— Да? — Он не отводил взгляда от ее лица. — Уверяю вас, это так. Обычно я в карман за словом не лезу, но ваша красота лишила меня дара речи.

— Вы слишком любезны, — отозвалась Кейт.

Он снова поклонился.

— Я лорд Бракстон.

Кейт протянула руку.

— Кейт Галлахер, милорд.

— Кейт. Ваше имя очень вам идет.

Кейт улыбнулась:

— Это самое обычное имя.

— Но в его обладательнице нет ничего обычного.

— Спасибо, я принимаю это как комплимент, имеющий тем большую ценность, что он исходит от такой персоны.

Его улыбка померкла.

— Значит, эта персона, как видно, необычна для вас?

Кейт не верила своим ушам.

— Да, — слегка охрипшим голосом произнесла она, — очень необычна.

— Весьма польщен. Мне кажется, мисс Галлахер, что мы уже обратили друг на друга внимание.

— Да, — прямодушно ответила Кейт, — в Брайтоне.

Бракстон внимательно посмотрел на нее и, помолчав, спросил:

— Вы знаете, сколь многие дамы притворились бы, что не помнят того дня?

— Но я не похожа на других дам, как вы только что заметили.

— Да, вы отличаетесь от других, я понял это в тот самый миг, когда увидел, как вы играете с волнами, похожая на греческую богиню.

Кейт покраснела и против обыкновения не могла найти подходящий ответ.

— Вы сравниваете меня с бессмертными, милорд?

— Да, и ничуть не сожалею о том.

«Уж кто может сравниться с мифологическим божеством, так это он сам», — подумала Кейт.

— Вы прекрасны, когда краснеете. — Внезапно Бракстон взял ее затянутую в перчатку руку и поднес к губам. Сердце Кейт перевернулось в груди, и она почувствовала, как ослабли у нее колени. Он снова встретился с ней взглядом. — Я очень дерзок и сознаю это. Когда я могу пригласить вас на автомобильную прогулку в парк?

— Завтра? — с замиранием сердца спросила Кейт.

— Завтра просто идеально. А сегодня вы потанцуете со мной?

— Да, — глядя ему прямо в глаза, ответила Кейт. — Я ничего так не хочу, как этого.

Они улыбались друг другу. Кейт не знала, сколько они так простояли, пока Бракстон держал ее ладонь в своих. Внезапно она осознала, что они не одни. Дамы и господа, идущие в холл, выворачивали шеи, чтобы получше их рассмотреть.

— На нас обращают внимание, — наконец с неудовольствием заметил Бракстон.

— На меня постоянно обращают внимание.

— Разумеется. Вас трудно не заметить, моя драгоценная леди.

От его ласковых слов ее сердце подпрыгнуло, потом стало падать. Кейт посмотрела на прекрасное лицо, в блестящие глаза и, пораженная, подумала: «Господи, я влюбилась!»

— Вы хорошо себя чувствуете? — спросил он.

Кейт только что влюбилась. Она смотрела на него не в силах произнести ни слова.

— Да, — прошептала Кейт, — я хорошо себя чувствую.

Бракстон улыбнулся и крепко сжал ее ладонь.

— Нам следует вернуться в залу, пока о нас не начали судачить.

— Да, — согласилась Кейт, мечтавшая простоять с ним в этом коридоре всю ночь. Его прикосновение к ее локтю было легким, но Кейт оно показалось собственническим. Бракстон проводил ее в залу.

— Значит, до танца, — сказал он.

— До танца, — ответила Кейт, зная, что ожидание будет бесконечным.

Бракстон поклонился ей и направился к группе эффектного вида джентльменов своего возраста. Кейт увидела Энн, стоявшую с другими девушками, но даже с места не сдвинулась, только смотрела вслед лорду Бракстону. О Господи! Она никогда не думала, что такие чувства возможны. Кейт словно парила в облаках. Она была так счастлива и так возбуждена, что едва стояла на ногах. Господи, Боже мой!

— Так, теперь понятно, кто ей приглянулся.

Кейт привыкла, что ее обсуждают прямо у нее за спиной, и притом достаточно громко. Она замерла, собираясь отойти.

— У нее нет ни малейшей надежды заполучить наследника Коллинзуортов. Эдвард Шелдон никогда не пойдет на мезальянс, а если бы и захотел, отец никогда ему не позволит.

Кейт развернулась и оказалась лицом к лицу с двумя пухлыми матронами в бриллиантовых диадемах.

— Кто такой Коллинзуорт? — властно спросила она, борясь с охватившей ее внезапно паникой.

— Коллинзуорт? — улыбнулась ей седая дама. — Это один из самых богатых графов в этой стране, милочка. А его сын, Эдвард Шелдон, виконт Бракстон, — его наследник. Разве вас не представили друг другу?

Кейт, ничего не видя, смотрела на нее. Сердце колотилось оглушительно. Виконт Бракстон, наследник Коллинзуортов, самый богатый граф в этой стране. Нет. Все будет хорошо, потому что Кейт верит в настоящую любовь и она нашла то, чего ждала всю жизнь.

Кейт повернулась.

Эдвард смотрел на нее, явно чувствуя что-то неладное. Его взгляд был озабоченным, вопросительным.

Ради самой жизни Кейт не могла улыбнуться. И не могла отступить назад от того обрыва, на краю которого оказалась. Ей подсказывало это ее сердце.

Глава 13

Они приехали в Йорк ко времени вечернего чая и остановились перекусить у одного из пабов.

Когда официантка принесла им сандвичи, лепешки, джемы и чай и они утолили первый голод, Джил спросила, что означала фраза Алекса в доме для престарелых — что если любовником Кейт был Эдвард, это многое объясняет.

Он внимательно посмотрел на нее.

— Если у Кейт родился ребенок — и выжил — и если этот ребенок был сыном Эдварда и вашим дедом, тогда вы правнучка Эдварда Шелдона.

Джил уставилась на него, потеряв дар речи.

— Разумеется, пока мы ничего не можем утверждать, у нас нет доказательств.

Джил молчала как громом пораженная. Неужели Эдвард ее прадед? А вдруг Дженет ошиблась? И не бросить ли сейчас все эти поиски? Ей вдруг стало страшно. Но теперь она тем более не могла оставить поиски Кейт Галлахер. Потому что с ней случилось что-то ужасное.

— В таком случае мы двоюродные брат и сестра? — спросила Джил.

— Нет. — Живой взгляд голубых глаз встретился с ее глазами. — Я никак не связан с Эдвардом. Энн была моей двоюродной бабушкой. Но вот Томасу и Лорен вы в этом случае будете приходиться очень отдаленной родственницей. — Алекс отвел глаза и взял лепешку. — Хэлу тоже.

— Не знаю, что и думать, — вымолвила наконец Джил.

39
{"b":"8066","o":1}