ЛитМир - Электронная Библиотека

Алекс остановился рядом с ней, внимательно посмотрел.

— Я позвоню тебе позже. — Он коснулся большим пальцем ее подбородка.

— Хорошо. — Джил не сказала, что позже она будет на пути в Йоркшир, в Стэнсмор.

Он поцеловал ее в щеку без улыбки, почти мрачно и, может, даже обиженно и вышел из кухни. Джил смотрела ему вслед.

Когда за ним захлопнулась входная дверь, она опустилась на стул, несчастная как никогда.

Но долго горевать было некогда, следовало собираться в дорогу.

Джил поднялась наверх, приняла душ, оделась, уложила вещи. Без четверти девять она была готова и вынесла сумку на улицу, к автомобилю.

Не успела она поднять крышку багажника, как из своего дома вышла Люсинда, тоже с сумкой в руках. Женщины поздоровались, Джил уложила сумку приятельницы и закрыла багажник.

— Я поведу? — спросила Люсинда. — Или лучше ты? Я очень хорошо указываю дорогу, — улыбнулась она.

Взглянув на старшую женщину, Джил решила, что, учитывая разницу в возрасте, возьмет на себя как можно больше вождения.

— Я поведу первые два часа, а потом мы поменяемся.

— Спасибо, дорогая, — бодро откликнулась Люсинда, садясь на место пассажира. — На самом деле я неважно вожу, когда много транспорта.

Джил села в машину. И скоро они уже ехали по шоссе А40 на скорости добрых сорок миль в час. Движение было умеренным. Джил подумала, что вместе с ясным днем это хороший знак.

Мысли об Алексе вышли на первый план. Она попыталась отогнать их, но безуспешно.

— Впереди светофор, — подсказала Люсинда.

Джил уже заметила, что машины впереди остановились на красный свет, и нажала на тормоз. К ее неподдельному изумлению, «тойота» не замедлила движение.

Джил нажала на тормоз еще раз, как следует, но машина продолжала мчаться вперед.

Джил жала на тормоз, поняв в это единственное мгновение ужаса, что тормозов у них нет. Тормоза отказали.

Это с ней уже было. Они мчались вперед… и на них надвигалось огромное дерево… доля секунды перед жестоким, страшным столкновением.

— Джил?! Тормози! — закричала Люсинда, а они неслись к остановившимся у перекрестка машинам.

— Не могу! — крикнула Джил, давя на тормоз. Пот лился по ней ручьями. — Тормоз не работает!

До красного автомобиля перед ними оставалось совсем немного. «Тойота» мчалась вперед. Бампер красной машины надвигался на них. Секунда до столкновения…

Люсинда закричала.

Часть четвертая

СУД

Глава 22

15 сентября 1908 года

Ей было плохо. Борясь с приступом тошноты, Кейт сидела в своем экипаже, который несся по улице.

Она закрыла полные слез глаза. Разве она не знала, что однажды Эдварда заставят жениться на ком-нибудь? Но, Боже Всемогущий, неужели это должна быть Энн? Ее самая лучшая подруга?

Это, вероятно, ошибка, чудовищная ошибка. Она припомнила, что, кажется, не видела на руке Энн кольца, значит, он за ней не ухаживает, и пока они не помолвлены официально. Но отец Эдварда мог действовать и через его голову.

Экипаж замедлил ход, и, теперь уже разъяренная, Кейт чуть не закричала на кучера, требуя ответа, почему он не выполняет ее приказа, когда вдруг поняла, что они въехали на подъездную дорожку Аксбридж-холла. Ей стало страшно.

Она только раз была в фамильном доме Эдварда, когда он устроил для нее «экскурсию» по нему. Вскоре после этого граф запретил Эдварду ухаживать за Кейт, не говоря уже о том, чтобы жениться, и их роман превратился в тайную связь.

— Мисс? — Дверцу экипажа открыл слуга.

Кейт оперлась на его руку и сошла на землю.

— Чем могу служить? — спросил ее другой лакей у парадной двери.

Дрожащей рукой Кейт вынула из сумочки визитную карточку.

— Лорд Бракстон дома? — спросила она.

— Я посмотрю. — Лакей взял маленький кусочек картона.

— Он дома? — собрав все силы, твердо спросила Кейт.

Глаза слуги блеснули.

— Не думаю. Я передам ему вашу карточку, мисс Галлахер. Уверен, лорд ответит на ваш визит.

Кейт повела себя неслыханно. Она мимо слуги вошла в выложенный мрамором вестибюль.

— Пожалуйста, доложите лорду Бракстону, что я должна поговорить с ним сейчас же. Дело огромной важности.

Ливрейный лакей смотрел на нее широко раскрытыми от изумления глазами. Кейт знала, что самым непростительным образом нарушила этикет. Но ей было наплевать.

— Очень хорошо… — начала она, когда резкий женский голос с аристократическим выговором спросил:

— Фордем, что здесь происходит?

Кейт задрожала, потому что в вестибюль вошла графиня Коллинзуорт. Ее юбки из органзы вздымались и опадали.

— Мисс Галлахер с визитом к виконту. — Лакей поклонился.

Графиня была красивой, элегантной женщиной, очень богатой и очень надменной. Кейт была ей представлена — они виделись всего один раз, — и графиня сразу же отмела ее как незначительную особу. И вот теперь она пристально смотрела на нее проницательным взглядом темно-карих глаз, составлявших поразительный контраст с ее светлыми волосами.

— Мы знакомы, миледи, — присела в реверансе Кейт. — Прошу простить мою дерзость, но я должна видеть вашего сына.

Внимательно посмотрев на нее, графиня кивнула лакею.

— Пошлите за его светлостью. Только дайте нам пять минут, Фордем, — добавила она вслед ему, когда он уже поднимался по лестнице. — Идемте со мной. — Это прозвучало как приказ.

Кейт повиновалась. Они прошли по коридору и оказались в комнате, в центре которой стоял рояль, а рядом арфа. Перед ними полукругом были расставлены стулья. Должно быть, это была музыкальная комната.

Женщины сели. Кейт приготовилась выслушать нравоучение по поводу своих манер в лучшем случае. Она могла только догадываться, знает ли жена графа о ней и Эдварде.

— Вы проявили огромное мужество, придя сюда. — Графиня не сводила глаз с гостьи.

— У меня не было выбора.

— У всех есть выбор, мисс Галлахер, — возразила графиня. — И вы решили добиваться моего сына.

— По правде говоря, миледи, и я не хочу проявить неуважение, но это ваш сын добился меня.

— Насколько мне известно, у вас большое состояние.

— Да. Очень большое, — подтвердила Кейт.

Графиня кивнула.

— Кажется, мой муж навел справки о наследниках и тому подобных вещах. Это говорит в вашу пользу.

Кейт растерянно моргнула. Она ожидала оскорблений, но в последних словах не было ничего такого.

— Как вы понимаете, состояние Эдварда меня не интересует.

— Я бы не хотела переходить к теме о том, что вас интересует. Я только должна сказать вам, что мой муж никогда не согласится на этот брак, у него другие планы в отношении сына, и будет лучше для вас и для Эдварда расстаться сейчас, пока ситуация не стала совсем неловкой.

У Кейт чуть не сорвалось с языка, что ситуация и без того уже весьма неловкая — не только потому, что они любят друг друга, но и потому, что у них уже есть ребенок.

— Мне известно, чего желаете вы с графом, — наконец сказала Кейт.

Графиня смотрела на нее, не отводя взгляда. Устрашающая женщина — не хотела бы Кейт оказаться ее врагом. Наконец графиня поднялась.

— Я только хочу, чтобы Эдвард занял подобающее ему место в обществе и был счастлив. — Она слабо улыбнулась, но ее взгляд оставался таким же пронизывающим. — Ведь этого хочет любая мать, не так ли?

Кейт медленно встала.

— Да. — Стук сердца отдавался в ее ушах. — Да. — Неужели графиня все же знает о маленьком Питере?

— Прошу вас, не осложняйте это, — сказала графиня. — Ради общего блага.

Дверь открылась. Кейт стремительно повернулась. На пороге комнаты стоял Эдвард, растерянно глядя на двух женщин. Потом их взгляды встретились.

— Эдвард, — прошептала Кейт, ее сердце сжалось от немыслимой любви. Она знала, что все это чудовищное недоразумение. Иначе и быть не может. Он не мог предать ее, тайком обручившись с Энн.

Эдвард перевел взгляд на мать.

57
{"b":"8066","o":1}