ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейт перестала выходить из дома — все это было слишком больно. Ее мучила бессонница, и она потеряла свой всегда хороший аппетит. Кейт боялась чего-то худшего и не знала, что делать.

Она возненавидела графа Коллинзуорта.

— Кейт! Почему ты такая подавленная? Я никогда тебя такой не видела. И каждый раз, когда я посылаю тебе записку с приглашением покататься вместе или выпить чаю, ты отказываешься. — Энн остановилась и пристально смотрела на нее. — Ты избегаешь меня? Только это и приходит мне в голову.

Кейт с трудом улыбнулась.

— Дорогая, я никогда бы не стала тебя избегать. — Однако она избегала Энн. Избегала свою лучшую подругу больше, чем кого-либо другого.

— Мисс Галлахер! Я слышал, что вы вернулись, как приятно видеть вас снова! — услышали они полный энтузиазма молодой голос.

Кейт обернулась и увидела кланявшегося ей привлекательного рыжего мужчину.

— Лорд Уэстон, я тоже рада вас видеть.

Он радостно улыбался ей, а потом увидел Энн. Поклонился и ей, но тут же снова обратился к Кейт.

— Как вы жили этот последний год? — поинтересовался Уэстон.

Кейт уже собиралась ответить, но заметила почти снисходительный взгляд, которым Энн смерила лорда Уэстона. Кейт в недоумении уставилась на подругу. И дело было не только в выражении лица, Энн держалась так, словно была выше всех остальных. Это была не та Энн, которую Кейт так хорошо знала и горячо любила.

Уэстон снова обратился к Кейт:

— Вы потанцуете со мной сегодня?

Кейт хотела ответить и опять осеклась, осознав, что Энн смотрит на них со странной, застывшей улыбкой. Однако замерла Кейт не от этого. Отделенный от них собравшимися, на другой стороне лужайки стоял Эдвард, глядя на нее, Кейт.

— Боюсь, в последнее время я не слишком хорошо себя чувствую, — тихо обратилась Кейт к молодому человеку. Ее сердце забилось чаще при виде Эдварда. — Может быть, в другой раз?

Лорд Уэстон огорчился, но, поклонившись, отошел.

Кейт даже не посмотрела ему вслед. Она тут же нашла глазами Эдварда, и на этот раз их взгляды встретились.

Он едва заметно улыбнулся ей.

Сердце Кейт подпрыгнуло. Эдвард что-то хотел сказать ей взглядом, догадалась она, но что именно, не поняла. Она улыбнулась ему в ответ.

И в этот момент все ее страхи и тревоги исчезли. Кейт так любила его, что думала только о том, как ей повезло, что она нашла такую любовь. Не важно, что она навсегда может остаться всего лишь его любовницей.

И тут она осознала, что Энн стоит рядом. Когда Эдвард отвернулся, Кейт метнула взгляд на подругу. Потрясенная Энн смотрела вслед уходившему Эдварду широко раскрытыми глазами. И только тогда, как он скрылся из виду, растворившись в толпе, она повернулась к Кейт.

На ее лице читалось недоверие и, возможно, горечь обвинения.

И лицо Энн больше не было привлекательным — оно сделалось жестким и холодным, пугающим.

И тут же это выражение исчезло, сменившись улыбкой. Энн сказала:

— О, смотри, вон леди Уинфри. Мы еще с ней не здоровались. Пойдем, Кейт, поболтаем с ней, она всегда такая забавная.

Сердце Кейт колотилось. Неужели ей всего лишь привиделось это ужасное выражение лица Энн? Эдвард запретил ей говорить подруге правду. Но она вот-вот догадается… или уже догадалась? Кейт облизнула губы. Внутренний голос убеждал ее попридержать язык.

— Энн, подожди.

Энн остановилась, медленно повернулась. Ее лицо стало каким-то чужим, похожим на маску.

Кейт схватила ее за руку.

— Мы должны поговорить.

Она больше не сможет жить в мире с собой, если не скажет Энн правду. Кейт потянула подругу за собой, мимо самой оживленной части лужайки. Они остановились под сенью двух раскидистых вязов, одни, вдали от чужих ушей.

— О чем? — Энн отступила, когда Кейт выпустила ее руку. Ее ровный тон разительно отличался от напряженного, решительного и бледного лица.

Кейт, едва дыша, сглотнула комок в горле. Ей было страшно.

— Не знаю, как и начать.

Энн не мигая смотрела на нее.

— Ты хочешь что-то мне сообщить. Что же?

— Эдвард — мой любовник. Эдвард — отец моего ребенка.

Энн молча смотрела на нее. Для Кейт это было самое невыносимое молчание за всю ее жизнь. Затем Энн улыбнулась, чуть подняв верхнюю губу.

— Я не верю тебе. Ты шутишь.

— Я люблю его! Я полюбила его, как только увидела, больше полутора лет назад. И Эдвард любит меня. Любит нашего сына. О, Энн! Я никогда не думала, что ты тоже полюбишь его! Я избегаю тебя, потому что у меня разрывается сердце!

Энн продолжала пристально смотреть на Кейт. Но ее жалкая улыбка исчезла. Опять воцарилось молчание.

— Нет, — наконец сказала она. — Нет. — Так Энн могла отказываться от шляпки в магазине.

— Энн, ты моя самая дорогая подруга. Я никому не пожелала бы попасть в такое положение, а уж тебе тем более Но мы с ним уже вместе. Мы собираемся пожениться. Я мать его ребенка! — воскликнула Кейт. — Ты, конечно, понимаешь, что должна найти себе другого жениха!

— Замолчи! — крикнула Энн. Ее глаза сверкнули. Голос повысился. — Сейчас же замолчи. Не продолжай. Ты достаточно сделала.

У Кейт перехватило дыхание.

— У меня такое впечатление, — негромко, напряженно проговорила Энн, — что ты не желаешь мне счастья.

— Ну что ты!

— Мне кажется, что ты строишь козни за моей спиной!

Потрясенная Кейт не нашлась что ответить.

— Это решено! — громко крикнула Энн. — Контракты подписываются. Мы скоро назначим день свадьбы. Он должен стать — и станет — моим мужем, и ты не можешь этого у меня отнять, Кейт! — В ее резком тоне сквозило предостережение.

— Энн… я — мать его сына! — в отчаянии проговорила Кейт.

Но Энн, в глазах которой блестели слезы, бросила на нее полный злобы взгляд, повернулась и поспешила прочь.

Кейт привалилась к дереву.

Глава 23

Дверь его комнаты была открыта. Но в комнате его не было, в этом Джил была уверена. И где Алекс, она понятия не имела. Джил закрылась у себя в комнате, пытаясь рассуждать спокойно. Зачем Алекс поехал за ней в Стэнсмор? А в том, что поехал за ней, не было никаких сомнений. Потому что не смог причинить ей достаточно вреда или даже убить ее?

Приехал ли Алекс для того, чтобы помешать ей узнать правду? И если так, то как далеко он зайдет?

Мысли путались. Даже вспоминая обо всех случаях доброты Алекса, даже думая о том, что любой из этой семьи мог убить леди Э. и повредить тормоза, Джил убеждала себя, что это не Алекс. Может, он, напротив, стремится защитить Джил от тех, кто хочет ее запугать?

Дрожа как осиновый лист, девушка подглядывала в щелку двери. Она должна узнать, на чьей стороне Алекс. То, что он пытался откупиться от нее, не означает, что он убийца. Надо обыскать его вещи. Или даже заглянуть в компьютер. Но ноутбук остался в библиотеке. Отчасти Джил испытала облегчение. Шарить в его комнате ей совсем не хотелось.

Но все же она собралась с духом и подбежала к двери Алекса, толкнула ее, и та медленно открылась. Джил быстро оглядела комнату — заправленная кровать, мебель и ноутбук на столе. Девушка замерла, не веря своей удаче. На полу у стола чернел какой-то предмет.

Джил скользнула в комнату. Сердце колотилось с такой неистовой силой, что она едва дышала. Джил открыла компьютер и включила его. Дожидаясь, пока маленький экран засветится, наклонилась и рассмотрела черный предмет — это оказался портативный принтер. Она огляделась, ища «дипломат» Алекса, и вот еще удача — там оказался соединительный кабель. Возвращаясь к столу, она бросила взгляд в окно и увидела Алекса. Он стоял на краю бассейна. Вот он нырнул и поплыл к дальнему краю.

Надеясь, что плавать Алекс будет долго, Джил вернулась к компьютеру. Он уже требовал от нее пароль. «Думай, — приказала себе Джил. — Думай! Люди обычно используют привычные слова, те, что имеют для них какое-то значение. Думай!» Она перепробовала имена всех членов его семьи. Потом с замиранием сердца напечатала свое, ожидая, что экран оживет заставкой Windows. Ничего не произошло.

60
{"b":"8066","o":1}