ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Быть гением
Игры богов и людей. Книга о путях выхода из Матрицы
Ваш муж мертв
Любовь Орлова. Жизнь, рассказанная ею самой
С меня хватит!
Последняя охота
Не шутите с боссом!
Сталинский сокол. Комбриг
Сожалею о тебе

Она замерла. Ощущение, что на нее устремлен чей-то взгляд, усилилось. Она посмотрела на дом, на подъездную дорожку, на дорогу. Впереди, у кладбища, серебрятся корой и шумят бледными листьями деревья. Никого нигде не было.

«Опять у меня разгулялось воображение», — подумала Джил. Но теперь уже все ее тело покалывало иголочками, у нее перехватило дыхание. Она резко обернулась, чтобы посмотреть, не смотрит ли кто сзади. Это был Алекс.

— У тебя такой вид, будто ты увидела привидение, — пошутил он.

— У меня такое чувство, будто за мной следят.

Их взгляды скрестились.

— Кейт?

— Может быть.

Алекс кивнул.

— Думаю, нам пора, Джил.

— Да, — согласилась она.

— Ты готова вернуться в город?

Джил оглянулась — на башню, на дом, потом посмотрела на Алекса. Он прав. Они никогда не найдут Кейт, но они нашли правду. И этого достаточно — пришло время оставить это.

Джил посмотрела ему прямо в глаза.

— Мне лучше поехать поездом? Чтобы ты мог отвезти Уильяма?

— А ты не против? — спросил он. — Мне действительно нужно сейчас о нем позаботиться.

И внезапно Джил снова почувствовала себя изгоем — даже с Алексом. Но она и была им, не так ли? Она через силу улыбнулась.

— Ничуть. Мне нужно подумать, и эта поездка даст мне такую возможность. — Она быстро направилась к «лендро-веру», не дожидаясь Алекса.

Но не прошла и нескольких шагов, как он схватил ее за руку.

— О чем это ты хочешь подумать, Джил? — очень тихо спросил Алекс, проникая взглядом в ее глаза.

Джил ответила таким же прямым взглядом. Может ли она решиться быть честной? А как же иначе? Ведь столько поставлено на карту! Она облизнула губы, осторожно подбирая слова…

— Думаю, мне нужно подумать о возвращении домой и на работу, — проговорила она. Однако на самом деле ей нужно подумать о своем будущем, о нем.

Его лицо застыло.

— А что насчет нас?

У Джил перехватило дыхание.

— Я не знаю, есть ли это «мы», — наконец ответила она.

— Если нет «нас», тогда я не знаю, что вообще есть.

Ее сердце забилось быстрее. Алекс сказал «нас». И это значит, что он тоже думает об их отношениях. Но Джил было так страшно.

— Может, нам обоим надо хорошенько подумать, Алекс.

— С чего это ты вдруг стала такая осторожная?

Джил колебалась.

— Хорошо. Ты мне не безразличен. Я признаю это. Возможно, даже очень. Но Боже, посмотри, что случилось! Это всегда будет между нами.

— Почему? — спросил он.

Она улыбнулась.

— Ты умеешь быть лаконичным, Алекс. Разве ты не считаешь, что нагромождения лжи разделяют нас?

— Мне кажется, что это сблизит нас, если ты этого хочешь.

Джил замерла. Прошло несколько долгих мгновений.

— Я боюсь, — наконец сказала она. — Я боюсь снова столкнуться с болью.

— Может, я тоже боюсь. Может, я никогда не испытывал ничего подобного и не знаю, что делать, когда делать или даже — как.

Джил посмотрела в его мягкие голубые глаза и поняла, что он боится так же, как и она.

— Хрустальных шаров нет, — прошептала она.

— Может, мы найдем один для себя.

Джил улыбнулась.

— Знаешь, раз уж ты такой романтик, можешь считать, что это Кейт свела нас вместе.

— Я считаю, что отчасти она действительно свела нас, — сказал Алекс и покраснел.

Да, поиск прабабки и вправду привел ее к Алексу.

— Может, мы наконец разорвем этот порочный для мужчин Коллинзуортов круг, когда они влюбляются в недоступных для них женщин.

Алекс посмотрел на нее.

— Я не хочу, чтобы ты уезжала в Нью-Йорк, Джил.

Она вздохнула.

— Я не хочу возвращаться.

Он улыбнулся и коснулся ее щеки.

— По-моему, у тебя есть еще два месяца до возвращения Барроуза.

— Да. — Джил понимала, к чему он клонит. За два месяца она успеет найти другую квартиру. — Но у меня же нет ни гроша, ты помнишь?

Алекс рассмеялся.

— Что в этом смешного?

Он смеялся до слез.

— Траст, — сказал Алекс. — Мне неловко тебе напоминать, Джил, но ты теперь наследница.

Джил уставилась на него. Потом медленно улыбнулась.

— Боже мой, а я думала, что никогда не доживу до того дня, когда смогу платить за квартиру вперед. — Она вдруг начала осознавать, что означает финансовая свобода. — Господи, да я даже смогу купить квартиру.

Он снова тепло засмеялся, обнимая ее одной рукой.

— Конечно, сможешь. Но, по-моему, тебе следует подождать. — Его взгляд стал пытливым. — Чтобы увидеть, что случится. С нами.

С нами. Ей так нравилось, как он это произносит, звук этих слов на его губах.

— Хорошо. Я не стану торопиться.

Алекс скептически поднял брови.

— Тогда почему бы нам не начать со старомодного свидания за ужином? Скажем, сегодня вечером?

Ее захлестнуло тепло.

— Звучит очень заманчиво, Алекс.

Он улыбнулся и сделал жест в сторону машины.

Джил и Алекс обошли дом рука об руку, молча, и не обратили внимания на едва заметную крышку земляного погреба у них под ногами.

А за ними, может быть, стояла среди низкорослых деревьев освещенная солнцем и морем Кейт и смотрела на них. И когда кучевые облака сместились и между ними открылось небо, солнце засияло горячее и ярче, омывая своим светом скалы. Кейт повернулась, поблекла, становясь все менее различимой, а потом медленно пошла прочь, мимо скал, вдоль моря, пока не осталось ничего, кроме старой разрушенной башни, в которой когда-то жили призраки.

72
{"b":"8066","o":1}