ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка, которую вернуло море
Русские не сдаются!
Приключения Трисона в Альпах
Лечение заболеваний различной этиологии по методу управляемой саморегуляции
О чём молчит лёд? О жизни и карьере великого тренера
Профессионалы
Свободные отношения с едой и не только. Рецепты для тех, кто любит себя
Мозг, ты спишь? 14 историй, которые приоткроют дверь в ночную жизнь нашего самого загадочного органа
Женщины Силы
Содержание  
A
A

Отставив миску, Джек поднял взгляд и увидел перед собой красные глаза.

Он замер, затем потянулся к «кольту», сообразив, что в пятнадцати футах от него и еще ближе к Луси – койот. В свете луны шкура зверя казалась серебристой, возможно, это был белый койот.

– Не двигайся, – тихо сказал Джек, вытаскивая «кольт».

– Шоцки, – выдохнула Луси.

При звуке ее голоса койот повернул к ней голову и навострил уши.

Волна озноба пробежала по телу Джека. Одинокие койоты не подходят так близко к человеку. Неужели она права? Он сжимал револьвер, готовый выстрелить, если зверь сделает малейшее движение к кому-то из них. Сердце его гулко билось. В глазах животного, красных, как раскаленные угли, светился почти человеческий ум. Джек никогда не видел ничего подобного.

Койот простоял не более минуты, показавшейся им бесконечно долгой, затем повернулся и бесшумно потрусил прочь. Джек посмотрел на Луси. Она плакала, обхватив себя руками и дрожа всем телом. Дати обняла ее, утешая, как ребенка.

Глубоко встревоженный, Джек убрал «кольт» в кобуру. Неужели это был Шоцки? Он на секунду прикрыл глаза. Конечно, Шоцки. Они с Луси постоянно думали о нем, а духи, как известно, в таких случаях задерживаются среди живых. Более того, для его брата путь в потусторонний мир закрыт. Шоцки обречен вечно бродить по земле, взывая об отмщении.

Но как, как отомстить за брата? Убить Баскома? Уордена? А может, Мориса – лейтенанта, который командовал отрядом, казнившим пленных? Или всех троих?

«Мориса», – свирепо подумал Джек, зная, что его собственная война не закончится, пока не умрет тот, кто приказал повесить заложников. Только тогда брат сможет оставить этот мир и найти место в вечности.

Через три дня они достигли стойбища Кочиса. Перед ними открылось целое море вигвамов, поскольку племя Кочиса составляло более тысячи мужчин, женщин и детей. Остановившись на краю стойбища, Джек спешился и снял с лошадей женщин.

– Я сразу же начну срезать прутья, – сказал он Дати, – а ты займись разгрузкой вещей и лошадьми.

Она кивнула.

Доставив последнюю охапку ветвей к тому месту, где они собирались построить вигвам, Джек заметил наблюдавшего за ними Нахилзи. Не обращая на него внимания, Джек принялся за сооружение каркаса. Дати попробовала возразить.

– Это моя обязанность, – сказала она, положив руку ему на плечо.

– Я сам сделаю основу, – отрезал Джек. – А ты оплетешь ее медвежьей травой.

Дати кивнула. Установив шесты из можжевельника, Джек начал переплетать их ивовыми прутьями. Нахилзи подошел ближе. Отступив на шаг, Джек посмотрел на результаты своих трудов. Получилось лучше, чем в прошлый раз. Он ощутил укол в сердце, вспомнив, как строил вигвам с Кэндис.

– Этим должна заниматься женщина, – заявил Нахилзи, имея в виду Дати.

Он, видимо, не узнал Луси, поскольку прошло немало лет с тех пор, как она вышла замуж за Шоцки и покинула племя. Но одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что она в глубоком трауре. Все сторонились Луси как из суеверного страха перед смертью, так и из уважения к ее горю.

– Не думаю, что это пойдет на пользу ребенку, – сказал Джек, в первый раз посмотрев на Нахилзи.

– Это твоя жена? – поинтересовался тот, сделав вполне естественный вывод.

– Да, – ответил Джек, не погрешив против истины. Дати ждала его ребенка и находилась на его иждивении. По законам апачей этого было достаточно, чтобы считаться его женой. – Моя вторая жена, – добавил он. – Моя первая жена белая. Я оставил ее с ее народом.

– Ты развелся с ней?

– Нет. Просто не хочу подвергать ребенка опасности.

– Две беременные жены. – Нахилзи изогнул губы в веселой усмешке. – Пусть они родят тебе сыновей.

Джек кивнул, не поблагодарив за пожелание, ибо это противоречило обычаям. Судя по всему, появление семьи в лице Дати и Луси смягчило Нахилзи.

– Завтра мы выходим на тропу войны, – сообщил он и ушел.

Проводив его взглядом, Джек вернулся к насущным делам.

Глава 63

Около пяти сотен воинов в полном боевом облачении пересекли долину Сульфур-Спрингс и поскакали на север, в обход Драгунских гор, где скрывался лагерь Кочиса. Кроме ружья, «кольта» и ножа, у Джека были лук, копье и колчан со стрелами. Последние, предусмотрительно захваченные Дати из родного стойбища, принадлежали Шоцки. На уздечке вороного и в оперении копья Джека трепетали орлиные перья, черные с коричневыми подпалинами и белой опушкой. Лицо его покрывала красно-желто-черная раскраска. Перед расставанием Дати всучила Джеку амулет, то ли позаимствованный у кого-то, то ли сделанный ее руками и освященный у шамана.

Лавина всадников повернула на юг вдоль долины Соноита. Их целью было ранчо Уордена, располагавшееся в двенадцати милях к северу от форта Бьюкенен.

Еще не рассвело, когда апачи, обойдя стороной другие поселения, окружили ранчо Уордена, но небо уже посветлело, подернувшись лиловой дымкой на востоке. Прозвучал условный сигнал – крик совы, и индейцы с боевыми кличами и жутким гиканьем атаковали спящее ранчо.

Джек мчался галопом, приближаясь к главному зданию, одноэтажному бревенчатому строению с единственной трубой, из которой валил дым. Пришпоривая вороного, он пробился в первые ряды воинов, а затем вырвался вперед. Ему нужен был Уорден.

Испустив леденящий душу вопль, Джек поскакал прямо к дому. Внезапно из окна высунулось дуло ружья. Джек выхватил «кольт» и выстрелил. Ружье выпалило, но слишком поздно. Из дула вылетел дымок, оно дрогнуло и, качнувшись в воздухе, исчезло за подоконником.

Джек резко натянул поводья. Взвившись на дыбы, вороной развернулся и поскакал вдоль дома. Вокруг царил хаос. Окружив строения ранчо: главный дом, барак для работников и кухню, – апачи палили из ружей, поджигая все, что можно. Огонь разгорался, языки пламени жадно лизали сухое дерево, густые завитки дыма поднимались в ночное небо. Выпущенный из загонов скот метался по двору, лошади ржали, ослы ревели. Подлетев на полном скаку к одному из окон, Джек спрыгнул с коня. Распластавшись по стене с «кольтом» в руке, он осторожно заглянул внутрь и встретился с ошарашенным взглядом мужчины.

Они одновременно вскинули револьверы, но Джек оказался проворнее. Его выстрел разнес голову противника, забрызгав кровью и мозгами лицо и рубаху Джека. Быстро вскарабкавшись на подоконник, он спрыгнул внутрь и помедлил, вытирая рукавом лицо, пока глаза привыкали к полутьме.

Джек находился в маленькой спальне с кроватью и столом. Через полуоткрытую дверь тянуло дымом. Пять сотен воинов за считанные секунды могли причинить значительный урон дюжине застигнутых врасплох мужчин. Джек услышал потрескивание огня и, оглянувшись назад, увидел, как в окно, через которое он влез, скользнул в дом язычок пламени. Он толкнул дверь и бросился дальше.

Стоявшая посреди кухни женщина испуганно вскрикнула и вскинула ружье. Джек инстинктивно выстрелил, и она упала. Кровавые пятна расплылись на ее груди. Но Джек не смотрел на нее. Взгляд его был прикован к крупному мужчине у противоположного окна. К тому с обеих сторон подбиралось пламя.

– Уорден! – крикнул Джек. Повернувшийся на звук выстрела хозяин ранчо уже успел вскинуть ружье и нажимал на курок.

Передняя дверь распахнулась, выбитая снаружи, и в дом ворвались Кочис, Нахилзи и еще один воин. Уорден и Джек выстрелили, но Джек знал, что из-за женщины момент был упущен. Он почувствовал, как пуля обожгла бок, и, покачнувшись, сделал несколько нетвердых шагов назад. Раздался залп трех ружей, и Уорден рухнул навзничь. Кровь хлестала из его шеи, плеча и груди. Вскоре огонь поглотил его.

– Вставай, Ниньо Сальваж! – приказал Кочис.

Джек только сейчас сообразил, что сидит на стуле, зажимая рану рукой. Сквозь пальцы сочилась кровь. Он попытался встать, преодолевая слабость и головокружение. Подскочивший к нему Нахилзи обхватил его рукой и выволок из горящего дома.

Вокруг творилась неразбериха. Апачи носились по двору, грабя и разоряя ранчо. Джек огляделся и слабо свистнул, подзывая вороного, затем свистнул снова что было сил. Вороной вылетел из-за дома, прядая ушами и раздувая ноздри. Поймав поводья, Джек поставил ногу в стремя и вцепился в луку седла, тщетно пытаясь оторваться от земли, пока кто-то не подтолкнул его сзади. Кое-как усевшись, он с мрачной решимостью ухватился за гриву коня и слегка пришпорил его. Вороной влился в поток лошадей и понесся вслед за уносившейся галопом ордой воинов, а Джек сосредоточил все силы на том, чтобы удержаться в седле.

47
{"b":"8067","o":1}