ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я вынужден снова напомнить вам, что вы не молили меня пощадить вашу честь, а напротив, с готовностью вверили ее мне, — нахмурившись, выдавил из себя Стивен.

— Я по горло сыта вашими упреками в том, что свершилось между нами по вашей же вине, — величественно произнесла Мэри, — и, пожалуй, поднимусь наверх. — Слова Стивена ранили ее, словно острые кинжалы. Она не могла опровергнуть их и вынуждена была спасаться бегством. — С вашего позволения…

— Ступайте на женскую половину, — хмуро бросил ей Стивен. — Я велю подать вам туда обильный завтрак. И помните, что я, несмотря на ваше глупое упрямство, по-прежнему желаю мира между нами.

Глава 6

Мэри поднялась наверх, вошла в просторную комнату на женской половине и, притворив за собой тяжелую дубовую дверь, без сил прислонилась к ней спиной. Лишь теперь она полностью осознала, какие тяжкие последствия может повлечь за собой ее поступок. Что если этот негодяй сделал ее беременной? Как посмеет она снова взглянуть в глаза Дуга? Что скажет мать, узнав о ее позоре? Она настойчиво гнала от себя мысль об отце, ибо просто не могла вообразить себе, какую чудовищную бурю гнева вызовет в нем известие о скандальном поведении дочери. Ее больше не радовало то, что норманн не сумел вырвать ни слова правды из ее уст. Ведь не пройдет и нескольких часов, как его шпион Уилл доставит в Элнвик весть о том, что дочь короля Малькольма бесследно исчезла минувшим днем, и тайна ее будет раскрыта. Выходит, жертва ее не имела никакого смысла. Если… если только она не сумеет в самые ближайшие часы спастись отсюда бегством и вернуться домой, к своим родным…

В дверь тихонько постучали, и Мэри, вспомнив, что Стивен обещал прислать ей завтрак, впустил молоденькую служанку с подносом. Вслед за ней в комнату прошмыгнула Изабель, Когда служанка вышла, девочка с сочувствием взглянула на Мэри и тихо спросила:

— Вы разрешите мне побыть с вами?

— Конечно! — отозвалась Мэри. Она села за стол и предложила Изабель разделить с ней трапезу.

— Спасибо, я сыта. Ведь мы все поднялись ни свет ни заря, чтобы поспеть в храм к началу мессы, и завтракать пришлось при свечах, когда было еще совсем темно. Мне просто хочется поболтать с вами, Маири. Вы мне нравитесь.

— Чем же это я вам нравлюсь? — удивилась Мэри.

— О, вы такая красивая!

— Спасибо. Вы тоже очень хороши собой. Хотя, как говорит моя мама, истинно красив лишь тот, кто непритворно добродетелен, у кого отважное сердце, чистые помыслы… — Она вздохнула и потупилась. Есть ей совсем рас хотелось.

— А кто ваша мама? Вы не можете сказать мне об этом, Маири? Ну что ж, нет так нет. Она очень благочестива, да? — с любопытством спросила девочка.

Мэри поторопилась перевести разговор на другое.

—  — Сколько вам лет, Изабель?

— Почти столько же, сколько и вам. Десять. Мэри уже привыкла к тому, что благодаря невысокому росту и хрупкому сложению ее часто принимали за ребенка, и не обиделась на эти слова.

— Мне скоро исполнится семнадцать.

— Зато мы с вами почти одного роста! — не сдавалась Изабель.

Мэри не ответила ей. Слова девочки внезапно навели ее на мысль о возможности спасения. В голове ее начал зреть план бегства из Элнвика. В самом деле, грешно было бы не воспользоваться тем, что издали слуги и воины гарнизона вполне могут принять ее за Изабель. Но удастся ли ей пробраться во двор?

— Леди, в чем дело? — с тревогой спросила Изабель.

— Что? Что вы сказали? — Мэри взглянула на девочку заблестевшими от волнения глазами. Вопроса ее она не слыхала.

— Вам нехорошо?

— Признаться… Я плохо спала ночью, — с трудом выдавила из себя Мэри. Мысль ее лихорадочно работала. Ей необходимо было раздобыть какую-нибудь одежду Изабель и, нарядившись в нее, выскользнуть на замковый двор. А там уж — будь что будет. Если удача окажется на ее стороне, она сумеет как-нибудь выбраться и за ворота крепости.

— Ну а теперь-то вы, надеюсь, изменил свое отношение к Стивену? — с надеждой спросила Изабель.

— Нет. Нисколько. — Мэри густо покраснела. «Похоже, — с негодованием подумала она, — в Элнвике не принято скрывать свои амурные приключения ни от кого, включая даже малых детей».

Изабель удивленно приподняла брови и тоном многоопытной матроны изрекла:

— Право же, это очень странно! Все до одной девушки, которых я знаю, только и меч тают провести с ним ночь! И всегда норовят лишний раз попасться ему на глаза, чтобы он не забыл снова позвать их к себе…

— И ваш брат охотно идет навстречу желаниям этих леди, — предположила Мэри, пытливо взглянув на девочку.

— Очень даже! — улыбнулась Изабель'. — Но я говорила вовсе не о леди, а о служанках, которые работают у нас в доме, в мастерских и на кухне.

Мэри подошла к окну и, приподнявшись на цыпочки, выглянула во двор. Слова Изабель больно ранили ее и без того уязвленное самолюбие. В хорошую же компанию она угодила! Стивен де Уоренн, оказывается, поставил ее на одну доску с элнвикскими служанками. Немного помолчав, она с надеждой обратилась к Изабель:

— Могу я попросить вас об одолжении?

Поскольку мы с вами почти одного роста, не могли бы вы на время дать мне что-нибудь из своей одежды? Это грубое и испачканное за время пути крестьянское тряпье, в которое мне пришлось нарядиться, просто выводит меня из себя!

Изабель засмеялась и захлопала в ладоши.

— Еще бы! С удовольствием! Как же я сама не догадалась предложить вам свое платье! Идемте, мы выберем вам что-нибудь очень красивое! Я с удовольствием покажу вам все свои наряды, а вы наденете то, что вам понравится больше всего.

Одетая в светло-голубое платье с серебристым поясом и пурпурный плащ, отороченный беличьим мехом, Мэри в сопровождении Изабель спускалась по лестнице в большой зал. При мысли о том, что она навлекает беду на эту ласковую, доверчивую, добродушную девочку, ее начинала мучить совесть. За это утро они успели о многом переговорить друг с другом. Оказалось, что в их характерах, привычках и воспитании было много общего. Изабель, как и Мэри, росла среди ватаги братьев, почти не имея подруг-ровесниц. Строгие, но любящие родители не чаяли в ней души. Некоторыми своими повадками сестра Стивена напоминала скорее сорванца-мальчишку, чем юную леди, и это также роднило ее с Мэри.

Если бы между их семьями не царила столь лютая вражда, со временем они могли бы стать близкими подругами. При мысли об этом Мери печально вздохнула и украдкой взглянула на светившееся радостью и неподдельным весельем лукаво-простодушное личико Изабель. Девочка ни о чем не подозревала, предвкушая интересную прогулку с новой подружкой.

Снизу донесся знакомый голос — глубокий, звучный, с легкой хрипотцой. Стивен обсуждал со своим казначеем возможность предоставления займа, о котором почтительнейше просил кто-то из арендаторов. Похоже, старший из де Уореннов склонялся к тому, чтобы удовлетворить это прошение. В совете принимали участие также и Джеффри с Брендом.

Позволят ли они ей выйти из замка в сопровождении одной лишь Изабель?

Волнение Мэри не ускользнуло от зоркого взгляда девочки.

— Не бойтесь его! Вот увидите, он не сделает вам ничего дурного. Он вовсе не такой сердитый, каким кажется! — ободрила она пленницу.

Мэри слабо улыбнулась.

— Я вовсе не боюсь вашего брата, Изабель. Но я ведь его пленница и, по-моему, он ни за что не разрешит мне взглянуть на вашего пони.

— Разрешит, если я его как следует попрошу. Спустившись в холл, Изабель со всех ног бросилась к братьям. Джеффри протянул руки ей навстречу, Стивен же лишь машинально кивнул сестре и быстро взглянул в сторону Мэри. Взгляд его выражал восхищение и гордую радость обладателя. Разгадав значение этого пламенного взора темных глаз норманна, Мэри вспыхнула, нахмурилась и закусила губу. Стивен де Уоренн без слов лишний раз напомнил ей о ее позоре. Как же она ненавидела его в эту минуту!

— Вы великолепны, мадемуазель, — пробормотал он.

13
{"b":"8068","o":1}