ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что вы скажете в свое оправдание? — спросил он, склонившись к самому уху Мэри.

— Я не могла поступить иначе. И вы на моем месте сделали бы то же самое. Как, впрочем, и любой человек, рожденный свободным.

— Похоже, шотландцы впитывают любовь к свободе и независимости с молоком своих матерей.

— И мстят всем, кто посягает на их свободу.

— Охотно верю вам, принцесса.

Мэри смертельно побледнела и слабым голосом произнесла:

— Возница здесь ни при чем. Пожалуйста, не наказывайте его из-за меня.

— Думайте лучше о себе! — разозлился Стивен. — Вам все это может дорого обойтись, принцесса!

— Это обойдется дорого прежде всего моему отцу, — с горечью ответила Мэри. — И Шотландии. Ведь вы попытаетесь взять выкуп за меня не деньгами, а землей! — по щеке ее поползла слезинка. Стивен с трудом поборол искушение снять эту каплю влаги с ее гладкой прекрасной кожи своими губами. Эта девушка по-прежнему видела в нем своего заклятого врага, и наслаждение, которое она испытала в его объятиях, нисколько не изменило ее отношения к нему. Неужели так будет всегда?

— Не плачьте, мадемуазель, — мягко проговорил он. — Возможно, нам обоим удастся извлечь пользу из сложившейся ситуации.

— Нет, — всхлипнула Мэри. — Польза от этого будет только вам одному. А я проиграла. И расплачиваться за это придется моему отцу и моей стране.

— Как знать… — с загадочной улыбкой про говорил Стивен. — Что ж, вернувшись в Элнвик, мы начнем игру с самого начала.

— Мы ничего не начнем! — крикнула Мэри. — Мой отец объявит вам войну и убьет вас! А я приду танцевать на вашей могиле, так и знайте!

— На вашем месте я отговорил бы его от поединка со мной, — вкрадчиво произнес Стивен. — Ведь родитель ваш в отличие от меня уже немолод. И если одному из нас в подобно случае суждено очутиться в могиле, то в живых останусь скорее всего именно я.

Мэри напряглась, вцепившись в луку седла.

— Прошу вас, — с усилием произнесла она, — когда вы с ним будете обсуждать условия выкупа, не беритесь за меч! Не доводите дело до ссоры и поединка. Я готова признать, что ему против вас не выстоять. Он и вправду уже в преклонных летах. Не убивайте его! Пожалуйста!

Стивена обуяла досада. Какая несправедливость, что кровавому убийце, негодяю и изменнику Малькольму небо послало столь преданную, любящую дочь! Ему же, хотя он и знал, что представлял собой король Шотландии, приходилось считаться с дочерними чувствами своей очаровательной пленницы.

— Ну-у-у, — протянул он, взглянув на нее с лукавой улыбкой. — Если вы как следует попросите меня, если вы постараетесь убедить меня не делать этого всеми способами, имеющимися в распоряжении женщины…

— Неужто же и теперь, зная, кто я такая, вы потребуете, чтобы я согревала ваше ложе? — гордо вскинув голову, спросила Мэри.

— О нет, что вы! Разве что вам самой этого захочется!

Мэри покраснела, отвернулась в сторону и пробормотала:

— О, если бы я могла справиться с собой и стать такой, как моя сестра Мод!

— Я и не знал, что у Малькольма есть еще одна дочь, — удивился Стивен.

— Она — послушница монастыря в Данфермлайне. Наша Мод — само благочестие, — голос Мэри дрогнул. — Не то что я.

— Вам совсем не к лицу подобное смирение, — усмехнулся Стивен.

— Да как вы не понимаете?! — закричала Мэри. От ее резкого вскрика конь Стивена шарахнулся в сторону, а рыцари, ехавшие за своим господином, настороженно переглянулись. — Как вы не понимаете, — продолжала она, борясь со слезами, — что они теперь выдадут за Дуга мою сестру, а меня отправят в монастырь вместо нее!

— Так вы плачете по своему жениху?! — взорвался Стивен. — И это теперь, после ночи, которую провели в моих объятиях?!

— Нет! Нет! — Мэри помотала головой и прижала ладонь ко рту, чтобы сдержать рыдания. — Не настолько же я лицемерна! Я просто не вынесу заточения в монастыре! Я не создана для жизни благочестивой затворницы. Я просто умру там от тоски и одиночества! Умру, пони маете?!

Копыта коня гулко застучали по деревянному мосту. Стражи у замковых ворот проворно подняли решетку.

— Не тревожьтесь и не лейте слезы понапрасну, принцесса, — Стивен ободряюще улыбнулся ей, слегка натягивая поводья. — Никто и не подумает заключать вас в монастырь, ведь я решил на вас жениться.

Глава 7

— Что?! Да вы просто-напросто лишились рассудка! — Мэри вконец опешила. Она не могла поверить своим ушам. Но, быть может, этот норманн после ее удачной поимки просто-напросто расположен к шуткам, разумеется, в своем варварском норманнском духе. И как это у него язык повернулся сказать такое?

Стивен соскочил с коня, передал поводья подбежавшему конюху то легко, как пушинку, снял с седла Мэри.

— Так что вы по крайней мере можете быть уверены, что монашеский клобук не обезобразит ваше прекрасное чело.

Отпрянув от него и сердито топнув ногой, она закричала:

— Никогда! Слышите вы?! Этому не бывать никогда!

— Потише, мадемуазель! — Стивен предостерегающе поднял руку. — Не устраивайте сцен! По крайней мере в присутствии слуг и рыцарей. К тому же, ваше мнение меня не интересует, ибо оно никак не повлияет на исход дела.

— А как насчет мнения короля Малькольма? — язвительно спросила Мери, сузив глаза.

— Вот с ним-то мы на днях и обсудим основные условия предстоящего союза, — нарочито спокойно ответил Стивен, легонько подталкивая Мэри ко входу в замок.

Она вбежала в коридор и стремглав бросилась к лестнице, которая вела в главный зал. Стивен следовал за ней по пятам.

— Отец откажет вам, вот увидите! — уверенно, с торжеством в голосе заявила она, грациозно опускаясь в одно из кресел у очага.

— Узнав, что вы, возможно, носите под сердцем мое дитя? — насмешливо спросил Стивен. — Но право же, принцесса, король Шотландии вовсе не так глуп!

— О, как я ненавижу вас! — Мэри сжала кулаки. Лицо ее исказила судорога гнева. — Обещаю вам, вы еще не раз пожалеете о том злополучном дне, когда тайком нарушили грани цу и повстречали меня в лидделлском лесу!

— Как знать, ваше высочество. Как знать, — усмехнулся Стивен. Похоже, их словесная перепалка изрядно забавляла его.Лицо его то и дело озарялось торжествующей улыбкой, в больших темных глазах светилось ликование. Он явно чувствовал себя безусловным победителем в их поединке, этот презренный норманн. Мери не оставалось теперь ничего другого, кроме как замкнуться в гордом молчании. — Во всяком случае, я не намерен отступаться от принятого решения: мы с вами станем мужем и женой, хотите вы этого или нет.

Велев служанке проводить Мэри на женскую половину, он возобновил совещание с Брендом и Джеффри, то самое совещание, которое около получаса тому назад было внезапно прервано появлением Уилла и известием о бегстве пленницы.

В комнате, которую Мэри делила с Изабель, царил полумрак. Свечи и факелы были погашены, в очаге догорали полуобуглившиеся поленья. Изабель, весь вечер подчеркнуто игнорировавшая присутствие Мэри, теперь крепко спала, разметавшись на постели. Мэри сидела в кресле у очага, обхватив руками плечи. Она прислушивалась к взрывам хохота, доносившимся снизу, надеясь и в то же время страшась, что еще немного — и за дверью послышатся негромкие шаги де Уоренна. Но минуты проходили за минутами, а он все не приходил. Нынешним вечером в замок забрели странствующие комедианты, которые были радушно встречены Стивеном и его братьями. Мысль о том, что Стивен де Уоренн предпочел их глупые шутки и ужимки ее обществу вызывала в душе Мери горечь и обиду.

С самого полудня, после своего злополучного побега Мери находилась во власти противоречивых чувств. Не решаясь признаться в то самой себе, она была польщена и, пожалуй, даже немало обрадована тем, что де Уоренн вознамерился взять ее в жены, что он в довольно учтивых для норманна выражениях и притом совершенно непритворно восторгался ее красотой, но прежняя вражда к нему, ко всему клану Нортумберлендов была все еще жива в ее сердце, и она не переставала надеяться, что Малькольм расстроит этот брак и, более того, жестоко отомстит Стивену де Уоренну за пленение своей дочери и надругательство над ее честью.

15
{"b":"8068","o":1}