ЛитМир - Электронная Библиотека

— На стены! — скомандовал Стивен. Эдит, пожилая няня Изабель, повела свою подопечную наверх, на женскую половину. Девочка сопротивлялась, требуя, чтобы ей позволили взойти на башню вместе с братьями. Воспользовавшись всеобщей суматохой, Мэри осторожно прокралась через двор вслед за братьями де Уореннами и их воинами. Она была уже почти у цели, но Стивен, оглянувшись и заметив ее, приказал одному из рыцарей, самому высокому и широкоплечему:

— Жерар, немедленно проводи принцессу в замок, на женскую половину!

Махнув рукой, он скрылся за поворотом винтовой лестницы. Верзила Жерар без лишних слов схватил Мэри поперек туловища, взвалил на плечо и потащил в замок. Мэри кричала и отбивалась что было сил, но сражаться с дюжим рыцарем было все равно, что молотить кулаками по гранитному утесу. Вскоре великан переступил порог просторного зала на женской половине, где собралось все женское население Элнвика. Опустив свою жертву н пол, словно тушу убитого оленя, он затопал к выходу. Мэри приподнялась на локте и, окинув торжествующим взглядом лица Изабель, горничных и служанок, с вызовом произнесла:

— Я догадалась, что вызвало такую панику в Элнвике! Это Малькольм, король Шотландии, прибыл сюда, чтобы освободить меня из плена!

Глава 8

Прибытие Малькольма не было для Стивена неожиданностью. Напротив, он ожидал визита шотландского короля с той самой минуты, когда узнал, что пленницей его оказалась принцесса Мэри. И если бы впереди отряда шотландских рыцарей не ехал всадник с бельм знаменем, Стивен поостерегся бы покидать пределы надежно укрепленного Элнвика — столь мало верил он в возможность мирных переговоров с коварным и свирепым Кэнмором.

Де Уоренн направился навстречу Малькольму в сопровождении обоих своих братьев и двух дюжин вооруженных рыцарей, одетых в боевые доспехи. Над головой его реяло знамя с родовым гербом в виде алой розы. На стенах Элнвика заняли боевые позиции воины замкового гарнизона с луками и стрелами наготове.

Миновав подъемный мост, Стивен заметил, что трое всадников, отделившись от шотландского отряда, двинулись ему навстречу. Он сделал знак своим рыцарям остановиться и поскакал к Малькольму и его приближенным с Джеффри и Брендом. Король Шотландии восседал на великолепном светло-рыжем жеребце, а двое юношей, гарцевавших по обе стороны от него на гнедых кобылах, были, судя по внешнему сходству с Малькольмом, его сыновьями. Светло-голубые глаза короля метали молнии из-под нахмуренных бровей.

— Чего ты требуешь от меня, подлая свинья? — бросил он Стивену вместо приветствия.

— Похоже, вы решили обойтись без формальностей? — учтиво осведомился де Уоренн.

— Ты тоже пренебрег ими, когда похищал мою дочь, презренный ублюдок! — возвысил голос Малькольм.

Еще живя при дворе Вильгельма Завоевателя в качестве заложника, Стивен научился многому. В числе прочего он в совершенстве постиг искусство игнорировать оскорбления, если таковые звучали из уст старших по возрасту или же особ более родовитых, чем он сам.

— Когда я пленил вашу дочь, — сдержанно возразил он, — на ней было надето грубое крестьянское платье, она подражала выговору низкородной вилланки и уверяла меня, что является внебрачной дочерью ничтожнейшего из ваших вассалов. Этот наряд и манеры принцессы не могли не ввести меня в заблуждение. И я понятия не имел, с кем имею дело, когда насильно увез ее в Элнвик.

— Она всегда была своевольна и горазда на выдумки, — с невеселой ухмылкой кивнул Малькольм. — Так чего же ты хочешь, де Уоренн?

— Взять ее в жены.

— Что?! Да как это ты осмеливаешься предлагать такое мне, ее отцу и твоему противнику?!

За такие слова я здесь же, на этом самом месте убью тебя, негодяй!

Малькольм поднял над головой свой тяжелый меч и изо всех сил обрушил его на щит Стивена, который тот в последний момент направил под удар смертоносного оружия короля. Принцы одновременно вынули из ножен свои мечи и держали их наготове. То же сделали и Джеффри с Брендом, и все рыцари, державшиеся позади Стивена. Достаточно было одного слова кого-либо из предводителей, и оба отряда немедленно вступили бы в смертельную схватку. Однако Малькольм продолжал молча наносить сокрушительные удары по щиту Стивена, которые тот отражал, не прибегая к своему оружию. Он знал, что правда в этом поединке была на стороне короля. Стиснув зубы, обливаясь потом, он прикрывал голову и грудь щитом и думал, что если бы кто-то обесчестил его дочь, он непременно попытался бы убить негодяя. Разница между ним и Малькольмом заключалась лишь в том, что последним двигала отнюдь не жажда справедливого возмездия, а лишь слепая ненависть к противнику.

Наконец удары меча Малькольма стали ослабевать, и, наконец, бросив на короля осторожный взгляд из-под щита, Стивен увидел, как тот силится и не может в очередной раз воздеть над головой свое оружие. От напряжения на узком лбу старика вздулись синие жилы, глаза едва не вылезли из орбит. Стивен внезапно пойма себя на том, что больше не испытывает ненависти к королю Шотландии. В эту минуту он готов был даже пожалеть этого отважного воина, чья одряхлевшая рука утратила былую силу.

— К бою, проклятый ублюдок! — хрипел старик.

— Я не стану поднимать против тебя меч, ибо знаю свою вину перед тобой, — возразил Стивен. — Но подумай хорошенько, Мальколь Кэнмор, сколь выгодным мог бы оказаться предлагаемый мною союз для нас обоих, для наших семей и потомков, как ныне здравствующих, так и еще не рожденных. К тому же теперь я просто обязан жениться на принцессе Мэри!

При этом известии король не изменился лице и не произнес ни слова. По-видимому, он| был заранее готов к тому, что дочь его окажется обесчещена похитителем.

— Отец! — взмолился старший из принцев, Эдвард. — Мы должны увидеть нашу Мэри и убедиться, что она жива! Ты не должен верить на слово этим де Уореннам. Вспомни, о чем умоляла тебя наша мама. Вели им привезти ее сюда!

Улыбнувшись и ласково кивнув юноше: Стивен спросил короля Малькольма:

— Ты желаешь видеть свою дочь?

— Пошли кого-нибудь за ней, — просипел Малькольм, бросив хмурый взгляд исподлобья на своего противника.

Повинуясь знаку Стивена, Джеффри пришпорил!

Коня и во весь опор поскакал к воротам Элнвика. Томительные минуты ожидания проходили в молчании, которое внезапно нарушил младший из сыновей Малькольма.

— Отец, быть может, ее уже нет в живых! — с тревогой произнес худощавый юноша, почти еще ребенок.

— Успокойся, — мягко проговорил Стивен, — тебе и твоим близким не о чем тревожиться: твоя сестра жива, и ты сможешь увидеть ее через несколько минут.

— Ублюдок! — вскипел мальчик, приподнимаясь на стременах. — Это ты тайком явился в наш лес и похитил Мэри. Если с ней что-нибудь случится, я сам убью тебя!

Стивен пожал плечами и отвернулся. У него не было желания пререкаться с мальчишкой, которого с пеленок воспитывали в духе ненависти к норманнам. Однако то, что он искренне любил свою сестру и тревожился за нее, пришлось де Уоренну по душе. Через минуту со стороны замка послышался топот копыт.

— Они едут! Наконец-то! — радостно провозгласил Бренд.

Джеффри осадил коня напротив Малькольма. Позади него в седле сидела Мэри. Джеффри крепко держал ее за руку.

— Прошу прощения за долгое отсутствие, — сказал архидиакон, церемонно поклонившись сперва королю, затем Стивену. — Принцесса Мэри изволила подняться на башню, и мы не сразу смогли найти ее.

— Отец! — всхлипнула Мэри. — Почем ты не убил его?! — И она указала свободной рукой на Стивена.

Оставив вопрос дочери без ответа, Малькольм строго и пытливо воззрился на нее.

— Дочь моя, я и твои братья рады удостовериться собственными глазами, что ты, благодарение Богу, жива и здорова. Эта благая весть утешит твою мать, королеву Маргарет, в ее горе. Теперь ответь нам, по-прежнему ли ты девственна?

Мэри, чье лицо и без того стало совсем бескровным от страха и волнения, побледнела еще больше и не смогла вымолвить ни слова в ответ на бесцеремонный вопрос отца.

17
{"b":"8068","o":1}