ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэри вернулась в комнату Изабель, легла в постель рядом с девочкой и приказала себе не думать о случившемся. Но до самого утра она так и не смогла сомкнуть глаз, и грубая сцена, невольной свидетельницей которой она оказалась, то и дело вставала перед ее мысленным взором.

Наутро Мэри спустилась вниз, преисполненная решимости отомстить Стивену де Уоренну за все нанесенные ей обиды. Благодаря случайному стечению обстоятельств, она именно с ним познала истинную цену страсти и с тех пор неустанно корила себя за это. Да, однажды он сумел поработить ее тело, но завладеть ее душой ему не удалось и не удастся! Он еще не раз пожалеет, что встретил ее на своем пути.

Не так давно он без всяких на то оснований заподозрил ее в шпионаже. А ведь она тогда, после той бурной ночи, проведенной в его опочивальне, просто хотела узнать, что он будет говорить поутру, как станет отзываться о ней в разговоре с братьями! Теперь же она будет и впрямь шпионить за ним, выведывать все, что можно, о его планах и намерениях. Этим она причинит серьезный ущерб интересам всего клана Нортумберлендов и принесет немалую пользу себе самой, своему отцу и своей стране. Стивен приветствовал ее радостной улыбкой, но Мэри, хмуро взглянув на него, молча подошла к очагу и протянула к огню свои озябшие руки. Он приблизился к ней почти вплотную и вполголоса произнес:

— Не подходите так близко к камину, принцесса, не то вы рискуете сгореть!

Мэри молча отступила в сторону. Он взглянул на нее с некоторым замешательством и после недолгого молчания, во время которого успел собраться с мыслями, участливо спросил:

— Почему вы нынче опять сердитесь, Мэри? Вам было зябко или неуютно в комнате Изабель? Вы плохо спали? Или моя сестра чем-нибудь вас огорчила?

Она поморщилась, словно от боли, и, по-прежнему не проронив ни звука, с подчеркнутым презрением оглядела его с головы до ног.

— Я тоже нынче неважно выспался, но, уверяю вас, став мужем и женой, мы до самой старости будем каждую ночь крепко, безмятежно засыпать в объятиях друг друга!

— Какой же вы лицемер! — вырвалось у Мэри. Она тут же пожалела о сказанном, но было уже поздно.

— Лицемер? Я?! Чем же это я заслужил подобный упрек в свой адрес?

— Вчера незадолго до рассвета я спустилась сюда… — начала Мэри, но он не дал ей договорить. Взяв ее руки в свои, он улыбнулся счастливой улыбкой.

— Так вы хотели видеть меня?

Мэри безуспешно пыталась высвободить руки из его ладоней. Он привлек ее к себе и с нежностью глядел в ее раскрасневшееся лицо.

— Только не воображайте себе, что я искала ваших объятий! У меня и в мыслях не было ничего подобного! — в бешенстве закричала она.

— Допускаю, что вы просто решили побеседовать со мной в столь урочный для этого час, — он едва сдерживался, чтобы не прыснуть со смеху.

— Вот именно для этого я сюда и спустилась. Внезапно улыбка исчезла с лица Стивена,

Сменившись выражением растерянности и смущения. Лишь теперь он вспомнил, чем был занят перед рассветом.

— Мне ясно, почему вы сердитесь, Мэри, и я готов признать, что у вас есть на то причины, — примирительно произнес он. — Вы нигде не могли найти меня…

— И нам обоим хорошо известно, как и с кем вы проводили время минувшей ночью после праздничной трапезы, — с холодной яростью закончила она.

Стивен виновато улыбнулся и развел руками.

— Я не отрицаю, что позволил себе некоторые… вольности с одной из служанок. Но что же мне оставалось делать, Мэри? Вы разожгли во мне такую страсть, что она требовала немедленного утоления. Я так желал вас…

Он снова взял ее за руки, и опять Мэри без всякого успеха попыталась высвободить их,

— Не лгите! — прошептала она побелевшими от гнева губами. — Вы навряд ли вспоминали обо мне, когда осыпали ласками эту беспутную девчонку!

— Поверьте, я все время помнил о вас, я представлял себе, что сжимаю в объятиях вовсе не ее пышный стан, а ваше нежное тело, и ваш милый образ царил в моем сердце даже тогда, когда я изливал семя в ее лоно!

У Мэри перехватило дыхание. Определенно этот человек был колдуном, чародеем, заворожившим ее, получившим с помощью тайных магических наук неоспоримую власть над всем ее существом. Будь все иначе, разве почувствовала бы она после всего услышанного это знакомое стеснение в груди, эту парализующую слабость во всем теле?

— Ах, вот, значит, как все это происходило?! Но ведь вы прекрасно знали, где меня искать, — прерывающимся от обиды и негодования голосом произнесла она.

Стивен решительно помотал головой:

— Мадемуазель, вы — моя невеста. И я при всем самом настойчивом и горячем желании не должен домогаться вашей близости до самого дня нашей свадьбы.

Мэри удивленно приподняла брови. Подобное соображение просто не пришло ей в голову, так зла она была на Стивена, такой жгучей обидой и ревностью полнилось ее сердце.

— Неужели вы допускаете, что какая-то служанка может сравниться с вами? — взволнованно и по-прежнему виновато проговорил он. — Если бы вы знати, сколько раз я готов был взбежать по этой лестнице, чтобы заключить вас в объятия! Но мой рассудок, мое чувство чести возобладали над голосом страсти. Разве мог я повести себя иначе? — Он отпустил ее руки и взял в ладони ее зардевшееся лицо. Мэри была не в силах пошевельнуться. — Я ведь действовал осторожно. Я не пригласил девчонку в свою спальню. Здесь же, в зале, все были погружены в беспробудный хмельной сон. Мне даже в голову не приходило, что вы можете спуститься. И еще. К моему искреннему сожалению о случившемся примешивается и другое чувство. Я рад, я бесконечно счастлив и горд, что вы ревнуете меня к ней!

Мэри открыла было рот, чтобы возразить, но голос не повиновался ей.

— Вы просите о невозможном, принцесса, но я выполню ваше желание.

— Что вы имеете в виду? Разве я вас о чем-то просила? — хрипло прошептала Мэри.

— Я обещаю вам воздерживаться от телесных контактов с женщинами до самой нашей свадьбы. Вы довольны?

Потрясенная этим совершенно неожиданным оборотом их разговора, Мэри не могла вымолвить ни слова. Она молча кивнула, и в ту же секунду теплые губы Стивена с жадностью впились в ее губы, вбирая их в себя, лаская языком, раскрывая их и проникая в глубь ее рта.

— Но я, вне всякого сомнения, буду терять голову всякий раз, когда вы окажетесь рядом, — с трудом переводя дыхание после поцелуя, предупредил ее он. В глазах его теперь плясали веселые искорки.

«Если бы нас не разделяла столь глубокая пропасть, — в смятении думала Мэри, — то брак этот, кто знает, вполне мог бы оказаться удачным для нас обоих». Она с тревогой вгляделась в озаренное улыбкой лицо Стивена. Он, человек, которого нелегко было ввести в заблуждение, похоже, не подозревал ни о каком подвохе со стороны Малькольма и простодушно верил, что их свадьба состоится. Но ведь сама она была твердо уверена в обратном и теперь, что греха таить, почти сожалела об этом.

— Скажите мне, какие условия поставил мой отец, согласившись отдать меня вам в жены? — спросила она, поспешив перевести разговор на другое, и отступила на шаг назад.

— Ведь вчера мы уже говорили об этом, — мягко напомнил ей Стивен.

— Нет, прошу вас, милорд, скажите мне, какую выгоду получит от нашего брака король Малькольм?

Взгляд Стивена посуровел.

— Мадемуазель, этот вопрос относится к области большой политики, к которой вы, смею надеяться, не имеете никакого отношения. Я не намерен отвечать вам на него.

— Но поймите же, для меня это очень важно! — не сдавалась Мэри.

— Я понимаю вас, принцесса. И я прошу вас, доверьтесь мне во всем! Малькольм согласился на этот брак. Вот и все, что вам надлежит знать.

— Но о чем именно вы с ним договорились? Несколько секунд он пристально, изучающе смотрел на нее, словно силясь проникнуть в самые сокровенные ее мысли, затем негромко спросил:

— Мэри, ответьте, готовы ли вы стать мне верной, преданной женой?

Вопрос застал ее врасплох. Не произнеся ни слова, она низко опустила голову.

21
{"b":"8068","o":1}