ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эй! Стой, девчонка! Слышишь? — раздались ей вдогонку грубые окрики. Заслышав позади себя топот тяжелых солдатских башмаков, Мэри побежала еще быстрее, но, споткнувшись о торчавший из земли корень, упала ничком. В ту же минуту чьи-то сильные руки схватили ее за плечи и талию, оторвали от земли и поставили на ноги. Она молча, с ненавистью взглянула на воинов и закусила губу. Пораженные ее красотой, норманны на несколько мгновений лишились дара речи. Густые светлые волосы Мэри мягкими локонами спускались на покатые плечи, ее зеленые миндалевидные глаза в обрамлении черных ресниц поражали своей глубиной и блеском, ярко-алые губы оттеняли матовую белизну лица. Быстро придя в себя, солдаты принялись отчаянно спорить о том, кому из них достанется юная пленница. Их перебранка должна была неминуемо перейти в драку. Мэри ждала этого момента, чтобы снова попытаться спастись бегством.

Глаза ее торопливо перебегали с одного искаженного злобой и вожделением лица на другое, и она едва удерживалась от того, чтобы начать подзадоривать пленивших ее норманнов. Но удача была нынче явно не на ее стороне. Драка между солдатами так и не состоялась, и помешало ей не что иное как внезапное появление на пороге походного шатра самого Стивена де Уоренна.

— В чем дело? — властно спросил он.

— Похоже, парням будет с кем поразвлечься нынче ночью, — ухмыльнулся один из оруженосцев, вышедших из шатра на поляну вслед за своим господином.

— Приведи ее сюда, Нейл! — скомандовал Стивен, возвращаясь в шатер.

— Похоже, наш господин вовсе не так плох, как нам казалось! — подмигнув воинам, заметил тот, кого де Уоренн назвал Нейлом.

— Нет! — крикнула Мэри. — Подите прочь, норманнские свиньи! Немедленно отпустите меня, а не то вам придется худо! Вы слышите?!

Но, невзирая на пронзительные крики и отчаянное сопротивление Мэри, Нейл схватил ее поперек туловища и поволок к шатру. Внутри палатки из грубого брезента было тесно, темно и душно. Когда глаза Мэри немного привыкли к полумраку, она разглядела просторное ложе из звериных шкур, на котором, опираясь спиной о кожаное седло, сидел Стивен де Уоренн. Всю одежду его составляла короткая туника с запачканным кровью подолом. Раненая нога его была небрежно замотана тряпьем.

Мэри знала, что ждет ее в ближайшие часы, если только она не придумает, как найти выход из создавшегося ужасного положения и избежать уготованной ей позорной участи. Из-за наряда, в который она нынче облачилась, этот сброд примет ее за простолюдинку и учинит над ней насилие. Она станет игрушкой в руках всех этих воинов, начиная, судя по всему, с их предводителя.

— Ты можешь идти, Нейл, — бросил оруженосцу Стивен, сопроводив свои слова коротким кивком.

— Нет! Не уходите! — взмолилась Мэри.

Но оруженосец, не обратив на ее слова ни малейшего внимания, поспешно удалился, низко поклонившись своему господину, и Мэри осталась наедине с де Уоренном.

— Не прикасайтесь ко мне! — взвизгнула она, закрывая лицо узкими ладонями, стоило ему поднять правую руку и поманить ее к себе.

— Подите сюда.

Голос его звучал на удивление ровно и бесстрастно. Мэри оцепенела от ужаса. Ей казалось, что, предложи он ей сейчас беспрепятственно покинуть свой лагерь, она и тогда не смогла бы сделать ни одного шага, ни единого движения…

— Женщина, вы слышали меня? Немедленно подойдите ко мне! Я не привык повторять свои приказания.

— Что… что вы хотите от меня? — сдерживая рыдания, спросила Мэри.

— Неужто вам невдомек? — насмешливо процедил он. — Или вы не видите, что я ранен? Как любая женщина, вы наверняка умеете врачевать раны. Вот и принимайтесь за дело. Займитесь тем, чему вас учили.

Мэри решила было, что ослышалась. Страх, который буквально парализовал ее минуту назад, уступил место надежде. Быть может, ей все же удастся не только избежать надругательства над собой, но и обрести свободу? Надежда придала ей сил и уверенности. Она несмело шагнула к ложу, не сводя пытливого взгляда с лица раненого норманна.

— Хорошо, будь по-вашему, — кивнула она, старательно подражая выговору простолюдинки. — Только пообещайте сразу же отпустить меня и не чинить мне обиды! Тогда я промою и перевяжу вам рану, как учила меня крестная.

— Это еще что за разговоры? — Стивен не верил своим ушам. — Вы, никак, решили торговаться со мной? Учтите, это может вам дорого обойтись.

— А отчего бы мне и не поторговаться с вами? — с деланной невозмутимостью спросила Мэри, хотя внутри у нее все сжалось от нового приступа страха.

Стивен мрачно усмехнулся и покачал головой. В глазах его блеснул недобрый огонь.

— Сильные, отважные мужчины, которые осмелились бы говорить со мной подобным тоном, не увидели бы рассвета следующего дня! Не советую и вам продолжать в том же духе.

Мэри не могла отвести взгляда от его горевших гневом глаз. От страха ноги ее снова сделались ватными. Сердце ее гулко стучало в груди, и его неистовые удары отдавались в висках и горле. Она провела языком по пересохшим губам и, собрав все свое мужество, хрипло спросила:

— Вы что же, хотите, чтоб я померла со страху? А кто тогда обиходит вашу рану?

— Будь вы мужчиной, я поговорил бы с вами иначе! — все с той же угрозой произнес он.

Мэри ни на минуту не забывала о том, что перед ней — злейший враг ее отца, ее семьи, ее народа. Она твердила себе, что ни в коем случае не должна поддаваться страху и слабости. Ей следовало бороться с ним до конца, до победы с помощью того оружия, которым она располагала.

—  — Так вы принимаете мои условия или нет? — спросила она, опуская взор.

— Одно из двух, — сердито пробормотал Стивен, — или вы безнадежно тупы, или отчаянно храбры. А возможно, и то и другое вместе. Подобное встречается не так уж редко. Хорошо, будь по-вашему. Сделайте то, о чем я вас прошу, и убирайтесь восвояси.

Мэри понимала, как глупо было полагаться на слово этого коварного, жестокого норманна, в руках которого она очутилась по своей собственной неосторожности, но другого выхода у нее не было. Она приблизилась к нему, едва дыша от волнения и страха.

— Где вы получили эту рану? Неужто на границе снова началась война? — еле слышно спросила она, продолжая изображать из себя наивную простушку.

— На охоте. Немного повздорил с одним диким кабаном, — усмехнулся он.

Мэри не сводила глаз с его голого бедра. Рана, наспех обвязанная тряпьем, сквозь которое уже начала просачиваться кровь, находилась лишь в нескольких дюймах от темного треугольника меж его ног. Мэри вспыхнула до корней волос, так, что на глаза ее навернулись слезы смущения, потупилась и принялась дрожащими руками теребить концы своего веревочного пояса.

Внезапно Стивен схватил ее за плечи и, приподняв, словно пушинку, прижал к своей обнаженной груди.

— Чего же вы ждете? — раздраженно спросил он.

Лишь теперь Мэри заметила, что зрачки его темных глаз сузились от боли, а высокий загорелый лоб покрыли капельки пота. Она подавила в себе вспыхнувшее было чувство сострадания к раненому великану. Разве могла она поддаваться жалости? Ведь Стивен де Уоренн не моргнув глазом мог уничтожить всех ее близких, весь ее народ. Она молча кивнула, и он разжал объятия. Мэри опустилась на колени у ложа и принялась неторопливо, ловкими и уверенными движениями снимать с бедра Стивена пропитанную кровью повязку.

Рваная, хотя и неглубокая рана все еще кровоточила. Мэри потянулась к лохани с водой, стоявшей на низком табурете. Возле лохани стояла небольшая миска с щелочным мылом.

— Вам будет больно, так что вы уж потерпите, сделайте милость, — пробормотала она, и в голосе ее послышались нотки сочувствия.

Стивен спокойно выдержал ее взгляд. В полумраке шатра глаза его казались такими же темными, как и вившиеся крупными кольцами волосы, которые обрамляли высокий лоб. Лишь теперь Мэри отдала себе отчет в том, что любуется его мужественной красотой. Она с досадой тряхнула головой, отгоняя от себя столь неуместные мысли, и стала осторожно промывать рану.

3
{"b":"8068","o":1}