ЛитМир - Электронная Библиотека

— Всадники, миледи!

Известие это, которого она так долго ждала, к которому прежде неизменно была готова, теперь застало Мэри врасплох. Она оцепенела на пороге своей комнаты. Ноги ее словно приросли к полу. Сейчас он войдет в эту дверь! Сейчас она увидит его! Сердце ее учащенно забилось.

Дверь распахнулась, и в комнату Мэри вошел Бренд. Она отвела глаза и едва сдержала рвавшийся из груди вздох, чтобы скрыть охватившее ее разочарование и не причинить обиды этому веселому, жизнерадостному юноше, не сделавшему ей ничего дурного.

— Приветствую вас, леди Мэри. — Бренд учтиво поклонился ей и протянул руку. Мэри вложила свои холодные как лед пальцы в его ладонь.

— Вас прислал Стивен? — едва шевеля мало повиновавшимися ей губами, спросила Мэри.

— По правде сказать, — смутился Бренд, я объезжал одно за другим владения нашей семья в этих краях и решил, что будет совсем неплохо…

— Не продолжайте! — с горечью прервала его она. — Мне и без того все ясно.

Бренд виновато развел руками.

— Здоровы ли вы, Мэри?

К этому времени она уже успела овладеть собой и голос ее звучал ровно и бесстрастно.

— Спасибо, да. Вполне. А как поживает Стивен?

Бренд переступил с ноги на ногу. Разговор с Мэри явно начинал тяготить его. Он наверняка уже сожалел о своем внезапном решении навестить ее.

— Хорошо.

— А… мои братья?

— Они бодры и здоровы. В настоящее время все трое пользуются гостеприимством короля Вильгельма Руфуса. Что же касается Эдмунда, то он нынче властвует над Шотландией вместе с вашим дядюшкой Дональдом Бейном.

Мэри поморщилась, услыхав о том, что коварные планы ее дяди и брата были беспрепятственно приведены ими в исполнение, и досадливо махнула рукой. Только теперь она спохватилась, что не предложила гостю сесть. И воспитанный Бренд продолжал на протяжении всего их разговора стоять у двери ее комнаты. А ведь он наверняка устал с дороги.

Мэри указала ему на одно из кресел, стоявших у очага, вызвала служанку и велела принести вина, холодного мяса, хлеба, фруктов и сыра.

— Стивен провел всю зиму при дворе, — продолжал Бренд, усаживаясь в предложенное ему кресло и с наслаждением вытягивая ноги к огню. — Он и теперь там.

— Что же, позвольте полюбопытствовать, он там делает? — спросила Мэри, в волнении меряя шагами комнату.

Бренд пожал плечами и уклончиво ответил:

— Выполняет свой наипервейший долг, а именно: служит своему королю.

На невысказанный вопрос Мэри он ответил также без слов, обратив к ней детски-простодушный взгляд своих больших голубых глаз.

Молчание их длилось довольно долго. Расторопная служанка успела принести в комнату Мэри вина и закуски, накрыть на стол и удалиться, оставив Мэри наедине с ее гостем, Бренд воздал должное еде и напиткам. И лишь когда он утолил первый голод, и отставил блюдо в сторону, Мэри отважилась задать вопрос, который занимал ее гораздо более, чем она готова была признать.

— А мадемуазель Бофор по-прежнему живет при дворе?

Бренд невозмутимо кивнул.

— Да, миледи. Она стала женой Генри Феррарса, но это отнюдь не заставило ее покинуть двор.

Душой Мэри овладела жгучая ревность. Щеки ее зарделись, дыхание стало прерывистым и хриплым. Ей вдруг стало невыносимо душно. Она сняла с себя теплую шаль, в которую зябко куталась с самого утра, и обхватила руками плечи. Бренд обратил застывший от изумления взгляд на ее живот.

— Господи Иисусе! — с чувством воскликнул он. — Вы ждете ребенка, леди Мэри?!

Мэри гордо расправила плечи, и на губах ее заиграла победоносная улыбка.

— Как видите, Бренд.

Он все никак не мог прийти в себя от изумления.

— Но позвольте, дорогая, как же так? Ведь Стивен ничего об этом не знает!

Мэри фыркнула в ответ на эти его слова и взглянула на него с выражением легкой укоризны.

— Уж не подозреваете ли вы часом, что я просто решила вас разыграть? Да, я не говорила ему о ребенке.

Бренд поспешил снять с себя подобное обвинение:

— Помилуйте, ничего подобного у меня и в мыслях не было, я просто хотел сказать, миледи, что Стив ведь имеет право знать о том, что вы… Что он… словом, о своем отцовстве! Я… я непременно расскажу ему об этом, когда вернусь в Лондон.

— Нет, Бренд! — взмолилась Мэри. — Не делайте этого, прошу вас. Позвольте мне самой сказать ему о ребенке. Это, если уж на то пошло, мое право!

— Когда же вы смогли бы это сделать? — с сомнением спросил ее Бренд и покачал головой. — После того, как дитя появится на свет?

— Значит, Стивен в ближайшие месяцы не намерен почтить меня своим посещением? — спросила Мэри с едва сдерживаемым негодованием.

Бренд опустил голову.

— Думаю нет, миледи.

— Хорошо же! В таком случае мне остается только одно. Я поеду в Лондон вместе с вами!

Бренд вытаращил на нее глаза, не в силах вымолвить ни слова. Но лицо Мэри горело такой решимостью, что после недолгого колебания он без особого энтузиазма кивнул головой.

Из груди Мэри вырвался вздох облегчения. Надежда на примирение с мужем, почти угасшая за долгие дни затворничества в Тетли, вновь ожила в ее сердце. Она отправится ко двору в сопровождении Бренда и его воинов, чтобы известить Стивена о своей беременности. И чтобы продолжить борьбу за свою любовь.

Глава 24

Выехав из Тетли на следующее утро, на исходе второго дня пути Бренд спешился во дворе Грейс-тоуна и помог Мэри выйти из повозки. Опираясь на его руку, Мэри неторопливо проследовала за ним через мощеный двор к дому графа Нортумберленда.

— Почему ты вернулся так рано, Бренд? Здоров ли ты? Благополучной ли была твоя поездка? — с беспокойством спросил граф Нортумберленд, выходя в зал навстречу сыну.

— Не тревожьтесь обо мне, отец. Я вполне здоров, и поездка моя оказалась на удивление удачной. А вот для вас и для кое-кого еще у меня есть сюрприз, — высвободившись из объятий старого графа и заговорщически подмигнув ему, ответил Бренд. Из-за его спины внезапно появилась Мэри. Она присела перед онемевшим от изумления графом в реверансе, сделала несколько шагов к широкой лестнице и, собираясь взяться за перила, внезапно замерла с протянутой рукой: навстречу ей стремительно спускался Стивен де Уоренн.

— Зачем ты привез ее сюда? — крикнул он брату вместо приветствия.

— Это я упросила Бренда взять меня с собой, Стивен! — вступилась за Бренда Мэри и улыбнулась мужу молящей, заискивающей улыбкой. — Нам с вами надобно остаться наедине и о многом поговорить.

Стивен сложил руки на груди и с деланным спокойствием возразил ей:

— Мне совершенно не о чем разговаривать с вами, мадам. Вы должны немедленно возвратиться в Тетли.

— Нет! — прошептала она.

— Стивен, тебе лучше услыхать то, что она намерена сообщить! — поддержал невестку Бренд.

Мэри всхлипнула и машинальным кивком поблагодарила Бренда, который, приблизившись к ней с ободряющей улыбкой, помог ей снять теплый плащ.

— Вы растолстели! Выходит, жизнь в изгнании пошла вам на пользу, — усмехнулся Стивен, но внезапно во взгляде его мелькнула догадка, и усмешка вмиг исчезла с его лица, уступив место тревоге и замешательству.

Мэри повернулась к нему боком и натянула платье на располневшей талии так, чтобы Стивен мог отчетливо видеть ее выдававшийся вперед округлый живот.

— Это должно произойти в июле, — с гордой радостью проговорила она и, вскинув голову, начала подниматься по лестнице навстречу Стивену.

Он остался стоять у перил, словно пригвожденный к месту, и лишь когда она прошла мимо него, не без труда стряхнул с себя оцепенение, в которое ввергло его это нежданное известие, и непререкаемым тоном процедил:

— Отдохните с дороги, поужинайте и поутру готовьтесь к возвращению в Тетли.

— Стивен, что такое ты в самом деле говоришь! Я желаю, чтобы она осталась здесь на сколь угодно долгий срок! — Попытался было урезонить сына граф Нортумберленд. — Не слушайте его, Мэри! — крикнул он вдогонку невестке. — Я, хозяин этого дома, готов оказать вам гостеприимство!

44
{"b":"8068","o":1}