ЛитМир - Электронная Библиотека

У короля не было оснований опасаться дальнейшего усиления своего и без того могущественного вассала: его величество был уверен в безусловной преданности Нортумберленда, к тому же, Руфус понимал, что на деньги невестки Рольф сможет вооружить целую армию, которая, как и ее предводитель, будет выполнять монаршью волю, какой бы та ни оказалась. Руфус Рыжий мечтал любой ценой отвоевать Нормандию у своего старшего брата Роберта и рассчитывал в этом на поддержку Нортумберленда. Именно поэтому он и не возражал против женитьбы Стивена на Адели.

Стемнело. Стивен в последний раз обошел галерею и по винтовой лестнице спустился вниз.

К немалой своей досаде он обнаружил, что девушка ослушалась его: спальня оказалась пуста. На столе стоял поднос с едой, которую он велел послать своей гостье и к которой та даже не притронулась. «Что ж, пусть прячется от него, пусть проведет эту ночь на кухне или в одной из башен», — с досадой подумал он. Главное, что из замка ей все равно не выскользнуть, и рано или поздно ей придется либо сказать правду, либо утратить целомудрие в его объятиях. Он почти успел раздеться, когда дверь неожиданно распахнулась и на пороге появилась его десятилетняя сестра Изабель.

— Прежде чем входить в чужую спальню, принято стучаться! — раздраженно буркнул он и поспешно натянул ночную рубаху.

— Почему? — хихикнув, спросила Изабель.

— Потому что именно так, а не иначе ведут себя все воспитанные леди!

Девочка подбежала к нему и обняла его за талию. Стивен с нежностью взглянул в ее озорные карие глаза. Изабель была любимицей всей семьи. Обычно ей сходили с рук все ее шалости: никто не мог подолгу сердиться на этого очаровательного, милого, добродушного ребенка.

— Зачем бы я стала стучаться? — спросила она со своей ангельской улыбкой, ласкаясь к нему. — Ведь я же как-никак твоя родная сестра. Не станешь же ты стесняться меня. Между прочим, прежде, чем войти, я убедилась, что ты один. Стив. Я несколько минут слушала у двери. Стивен настолько опешил от этих слов Изабель, что не сразу нашелся с ответом. Но Изабель терпеть не могла пауз в разговорах и всегда заполняла их своим веселым щебетанием.

— Ты думаешь, я не знаю, чем ты занимаешься здесь со служанками? — усмехнулась она, по-прежнему не сводя с него своего ангельски кроткого взгляда.

— Чем же, по-твоему? — растерянно пере спросил Стивен, все еще не пришедший в себя от потрясения.

— Ты делаешь им детей! — торжествующе выпалила девочка. — Я помню, как отец грозился выпороть тебя кнутом, если в Элнвике родится еще хоть один ублюдок. А еще я слыхала, как служанки говорили о тебе…

— Неужто ты подслушиваешь даже разговоры прислуга, мадемуазель Длинные Уши? Вот уж этого я от тебя не ожидал, — поморщившись, покачал головой Стивен.

— Вовсе нет! Я совершенно случайно, когда проходила мимо поварни, услышала, как Эмили говорила Кейт: «Он у милорда Стивена такой большой и крепкий, ни у кого такого нет, и такой горячий…»

— Замолчи! — крикнул Стивен, мотая головой и зажимая уши ладонями. — Я от души надеюсь, что ты не понимаешь, о чем говоришь! И все ж мне придется сказать маме, чтобы за тобой лучше присматривали. Не хватало еще дочери графа Нортумберленда подслушивать и пересказывать глупую болтовню служанок!

— Не делай этого! — взмолилась Изабель. — Стивен, дорогой, не говори ничего маме. Она пошлет меня на исповедь к отцу Бертольду… Я обещаю тебе, я чем хочешь поклянусь, что не буду больше так себя вести!

— Ладно, не скажу, глупышка, я не хочу тебя огорчать, — смягчился Стивен. — Но советую тебе впредь вести себя как истинная леди и ни в коем случае больше не злить меня!

Девочка кивнула и, понизив голос, спросила:

— Послушай, Стивен, а почему ты не хочешь отпустить Маири из Элнвика?

— Ах вот в чем дело! — возмущенно воскликнул Стивен. — Так значит, выходит, это она подослала тебя ко мне?! Сильный ход, ни чего не скажешь!

— Нет, Стивен, она ни о чем меня не просила, клянусь! Я просто хотела побольше узнать о ней у тебя. Знаешь, она мне понравилась.

— Мне тоже.

— Почему же ты тогда не хочешь отпустить ее домой, Стив? — Изабель склонила голову набок и погладила его ладонь кончиками пальцев.

— Твое любопытство не доведет тебя до добра, дитя! — назидательно промолви Стивен. — Где Маири? На женской половине? — Девочка кивнула. — Ступай к ней и пошли ее сюда. А сама отправляйся вниз, к Бренду. Он очень хотел тебя видеть. Ведь совсем скоро ему придется снова уехать из Элнвика.

По тону, каким были сказаны эти слова, Изабель поняла, что спорить с братом бесполезно. Нехотя кивнув, она вышла из комнаты. Де Уоренн стянул с себя рубаху и сел на край постели. Настало время выяснить правду о его белокурой пленнице.

Глава 4

Тяжелая дубовая дверь приоткрылась с протяжным скрипом, пропустив в задымленный зал лидделлского замка группу мужчин. При их появлении леди Маргарет, сидевшая у очага с незаконченной вышивкой, резко поднялась на ноги.

— Что нового?! Что вам удалось узнать? — взволнованно спросила она и принялась пытливо, с надеждой и отчаянием вглядываться в усталые лица мужа и сыновей. Последним в зал вошел Дуглас Маккиннон и плотно притворил за собой дверь.

— Мы пока не нашли ее, Маргарет, но ты не отчаивайся, — мягко ответил Малькольм, подходя к жене и обнимая ее за плечи.

Трое сыновей короля Шотландии сняли с помощью подбежавших слуг свои промокшие плащи и присели к столу. Четвертый, самый младший из них, подошел к очагу и остановился у самой решетки, глядя на огонь. Поза его выражала такое смятение, такое глубокое горе, что мать сразу почуяла неладное.

— Вы что-то узнали, Малькольм! — воскликнула она. — Умоляю, скажите мне все!

Ведь для меня, как и для вас, лучше знать горькую правду, чем терпеть эту страшную пытку неизвестностью. Что с нашей дорогой девочкой?

— Вчера здесь побывали норманны, Маргарет, — помолчав, ответил король. — Негодяи не только дерзнули вторгнуться на наши земли, они осмелились расположиться лагерем в какой-нибудь миле от Лидцелла!

— Неужели ты думаешь… Неужели наша Мэри теперь у них? — в ужасе прошептала леди Маргарет.

— Отец, покажи ей нашу находку! — потребовал Эдмунд. — Ведь мама наверняка знает, во что была одета Мэри, когда уходила из дома.

Эдвард, перегнувшись через спину Эдгара, ткнул Эдмунда в плечо своим могучим кулаком, но удар этот, почти не причинив великану Эдмунду вреда, был немедленно и решительно отражен совместными усилиями обоих братьев. Лишь гневный окрик Малькольма положил конец потасовке юношей.

— Может ли эта тряпица быть частью одежды нашей Мэри? — с тревогой спросил он жену, протягивая ей узкую полоску ткани.

Глаза Маргарет расширились от ужаса. Лицо ее стало белее, чем тот клочок полотна, от которого она все никак не могла отвести взгляда.

— Так что же, дорогая? Это и вправду лоскут рубахи нашей Мери?

— Боже! Где вы это нашли?!

— Близ стоянки норманнов, в нашем лесу, — мрачно ответил Малькольм.

Маргарет пошатнулась. Малькольм и подбежавший Эдвард подхватили ее на руки и усадили в кресло.

— Мы найдем ее, мама! — воскликнул Эдвард и нежно погладил мать по руке. — Вот увидишь, скоро она вернется к тебе живая и невредимая!

— Я убью всех этих негодяев норманнов! — проревел Малькольм. — Всех до единого! Ни один из них не уйдет от меня невредимым!

— Нам пора в путь, отец, — вставая из-за стола, поторопил короля Эдгар. Его зеленые глаза сверкнули гневом. Вслед за ним поднялись и остальные принцы. — Если мы отправимся теперь же, то к рассвету будем уже в Элнвике.

— В Элнвике? — словно не веря своим ушам, переспросила Маргарет. Она судорожно стиснула руки и прижала их к груди. — Боже, защити мое бедное дитя! — взмолилась она, и по лицу ее потекли слезы. — А ведь это все я виновата. Сколько раз я говорила ей, что леди не подобает всюду бродить одной, словно дочери виллана, но ведь она у нас такая своевольная. Зная это, я должна была лучше присматривать за ней. Если с нашей девочкой случится что-нибудь худое, я этого не переживу!

9
{"b":"8068","o":1}