ЛитМир - Электронная Библиотека

Бренда Джойс

Опасное влечение

Всем поклонникам Брэгга с искренней благодарностью и признательностью

Глава 1

Суббота, 18 января 1902 года, 8 часов вечера

В дверь тихонько постучали. Франческа Кахилл узнала знакомый стук и замерла над письменным столом с авторучкой в руке. На веленевую бумагу перед ней падал свет электрической лампы. Электричество провели восемь лет назад, когда строили дом. Она почувствовала себя злоумышленником, запустившим руку в банковский сейф.

Ее сестра, не дожидаясь разрешения, вошла в просторную, красиво обставленную спальню. За окном валил густой снег. Здесь же в камине, отделанном темно-зеленым мрамором, жарко полыхал огонь.

— Ты еще не одета! — воскликнула Конни, в притворном ужасе широко раскрыв глаза.

Франческа через силу улыбнулась и вскочила, загораживая собой стол от Конни. С виноватым видом она взглянула на старинные напольные часы в углу комнаты. Неужели уже восемь часов вечера? Вот-вот начнут съезжаться гости.

— Прошу прощения. — У Франчески перехватило дыхание. Проклятие! В понедельник утром у нее экзамен по биологии, а она еще не начала к нему готовиться. Она была поглощена задуманным ею проектом — и вот теперь времени не осталось.

А вообще-то ей никогда не хватало дня на все дела. И это очень досадно.

Сестра смотрела на Франческу с явным раздражением. Конни была в бледно-розовом вечернем платье и вся сияла бриллиантами. Ее белокурые волосы свободно ниспадали на спину. Бриллианты в ушах, ожерелье из бриллиантов и рубинов на декольте украшали ее. Конни была женщина весьма интересная.

— Фрэн, ну как можно так себя вести? — с укором проговорила Конни. — Ведь ты знаешь, что задумала мама в отношении тебя. Она просила тебя не опаздывать, и ты обещала. Я знаю, я была там! — Конни покачала головой.

Франческа и вправду почувствовала легкую вину, поскольку действительно обещала Джулии, своей матери, не опаздывать, прилично одеться и вести себя как подобает. Франческа все еще стояла у стола. Временами любопытство Конни не имело границ. Сейчас Франческа не хотела вступать в спор, даже если старшая сестра была не права. Она улыбнулась — пожалуй, чересчур жизнерадостно.

— Я писала письма и не заметила, что уже так поздно, — объяснила она, мысленно извинившись за эту невинную маленькую ложь.

— Я тебе не верю. — Конни шагнула мимо нее и, невзирая на протесты сестры, подняла исписанный лист бумаги. — Что это такое? — воскликнула она.

И пока Конни читала, Франческа мысленно произносила слова, которые она с такими муками написала:

Очередное заседание общества «Женщины за ликвидацию доходных домов».

Время: Суббота, 25 января в 3 часа пополудни.

Место: Библиотека отеля «Уолдорф-Астория».

За более подробной информацией обращаться к мисс Франческе Кахилл, 810, Пятая авеню.

Франческа скрестила руки на груди.

— Конни, ты знаешь не хуже меня, что доходные дома — это позор для города, позор для всех нас! — горячо воскликнула она.

Брови Конни поползли вверх, что, впрочем, нисколько не повредило ее красоте.

— Я знаю, что ты сумасбродка, Франческа! Знаю также, что ты безбожно опаздываешь и что мама сделает все по-своему, несмотря на твои уловки. — Она схватила сестру за руку и подтащила к окну. — Вон, погляди!

Бархатные шторы были раздвинуты, и за окном кружились в ярком свете маленькие снежинки. Спальня Франчески находилась на втором этаже пятиэтажного фамильного особняка на Пятой авеню. Снег уже полностью засыпал газоны, тополя, а также тротуар и улицу за чугунными воротами.

Франческа посмотрела на подъездную дорожку, на газоны, на Пятую авеню. Будь вечер более ясным, она могла бы различить высокие металлические уличные фонари с двухрожковыми газовыми белыми светильниками и даже самые высокие деревья Центрального парка. По подъездной дорожке стремительно приближались к дому экипаж, запряженный четверкой лошадей, и красавец автомобиль, которые, словно привидения, вынырнули из снежной пелены. Освещенная улица вдали казалась зловеще пустынной. Поскольку клуб «Метрополитен» находился всего в двух кварталах отсюда, обычно на авеню движение было весьма оживленным. Сегодняшняя погода вынудила большинство горожан остаться дома.

— Франческа, разве мало обществ, к которым ты уже принадлежишь? — спросила Конни, обнимая сестру за стройную талию.

— Ты хочешь прийти в субботу на заседание? — вопросом на вопрос ответила Франческа. Она поняла, что Конни собирается вежливо отказаться. — Пожалуйста, Конни, ну пожалуйста, приходи! И приводи с собой побольше подруг! Ты же понимаешь, что дело это благое!

— Я приду, если смогу, — покорно, хотя и без особого восторга проговорила Конни. — Я должна справиться у Нейла и убедиться, что у нас нет других планов на этот день.

Лорд Нейл Монтроуз был мужем Конни. Они поженились четыре года назад. Хотя у него был дом в Англии, большую часть года они проводили в Соединенных Штатах. Франческа хотела непременно уговорить сестру присоединиться к ней в субботу. Нельзя сказать, что Конни выступала против благотворительности и благодеяний. Как и их мать, она принимала активное участие во многих благотворительных мероприятиях. Но в отличие от Франчески Конни предпочитала пышные балы, билеты на которые стоили сотни долларов.

— Пожалуйста, постарайся прийти. Если я дам тебе десяток рекламных листовок, ты сможешь их раздать на этой неделе на званом обеде в честь Ливингстона? — Франческа была готова даже умолять сестру об этом, если понадобится. — Ладно? — Она с надеждой ей улыбнулась.

Конни снова сжала ей руку:

— Может, обсудим это в другое время? Я помогу тебе одеться. Господи, ты только взгляни на этот беспорядок!

Франческа посмотрела на большую кровать под балдахином посреди комнаты. Около полудюжины вечерних платьев были разложены на зеленых, голубых и золотистых подушках и покрывалах, рядом с нижним бельем и прочими аксессуарами.

— Как насчет черного? — спросила Франческа с унылым видом.

— Это смешно! — энергично возразила Конни. — Может, розовое?

Франческа пожала плечами.

— Почему она так мучает меня? — спросила она, снимая белую блузку и серую юбку.

— Вряд ли мама считает, что мучает тебя, — не согласилась Конни. — Она искренне хочет тебе добра. Мы все этого хотим, Фрэн.

— Если бы она искренне хотела мне счастья, то позволила бы поступать так, как я хочу, и мне не пришлось бы страдать весь вечер, — ворчливо заметила Франческа. — Я не готова к тому, чтобы кто-то просил моей руки.

— Я сказала не «счастья», а «добра». — Конни принялась затягивать сестре шнурки корсета. — И я уверена, что маму больше не волнуют твои поклонники. Тебе уже двадцать, дорогая. И мама уже думает о твоем замужестве. — Конни безмятежно улыбнулась.

— Я не собираюсь выходить замуж! — сердито возразила Франческа. — Во всяком случае, в ближайшее время.

Конни снова не сдержала улыбки.

— Ты такая смешная, Фрэн! Может, в этом есть и светлая сторона. А вдруг твой будущий муж будет радикальным Реформатором с большой буквы, как и ты сама. — Конни захихикала.

Однако Франческа не видела ничего забавного в стремлении матери выдать ее поскорее замуж.

— Как ты можешь издеваться над реформами? И это в то время, когда вокруг столько нищеты и несправедливости!

Конни перестала затягивать на сестре корсет. Она повернула ее лицом к себе.

— Я вовсе не издеваюсь, Фрэн. Не такая уж я черствая. Это ты чересчур серьезная! Учеба, реформы, учеба, реформы, учеба, реформы… Это просто смешно. Ты такая забавная!

— Я польщена, мое поведение вызывает у тебя такую радость.

— Ты уверена, что мама что-то подозревает? — Конни надела на сестру розовое платье.

Франческа насторожилась. Они были очень близки, поэтому она хорошо понимала, что имеет в виду Конни.

1
{"b":"8069","o":1}