ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, тогда решено.

— Может быть.

Франческа удивилась:

— В чем дело, Джоэл? Я не выдам тебя комиссару, не бойся.

— Я вовсе не боюсь. Я только никак не пойму, чего вы от меня хотите. — Он в упор посмотрел на Франческу.

Франческа невесело засмеялась.

— Ты еще маленький, а у меня есть возможность тебе помочь, — объяснила она. — Конечно, если ты добровольно примешь мою помощь.

— Может быть. А чего вы хотите?

Как непонятлив, подумала Франческа. Но при такой жизни это неудивительно.

— Кто дал тебе записку, которую ты отдал комиссару Брэггу?

— Ну, это проще пареной репы, — с видимым облегчением произнес мальчик. — Этот самый урка, Гордино.

— Гордино! — воскликнула Франческа. — Тот самый негодяй, что пытался меня поцеловать и… — Она оборвала себя.

— Вот-вот, он самый.

Франческа ничуть не сомневалась, что у Гордино не хватит ума замыслить и тем более организовать похищение.

— А ты не знаешь, кто его напарник?

— Не-а.

Франческа подалась вперед.

— Ты ведь наверняка разворачивал записку. Что в ней было написано? — спросила она, затаив дыхание.

— Я не умею читать, — просто ответил Джоэл.

Глава 5

Воскресенье, 19 января 1902 года, 4 часа пополудни

Выйдя из кухни, Франческа остановилась. Джоэл остался на попечении экономки Кахиллов — миссис Райен, получившей подробные инструкции. Сейчас он с волчьим аппетитом уплетал ростбиф, а затем ему покажут его койку на чердаке над конюшней, рядом с недавно построенным гаражом. Уже завтра он приступит к обязанностям конюха, хотя прежде не имел дела с лошадьми.

Чувство удовлетворения у Франчески вскоре бесследно исчезло. Она стояла у закрытой кухонной двери, все еще в платье Бетси, держа под мышкой ее плащ. По дороге домой ее волосы растрепались, и сейчас она выглядела не лучшим образом.

Интересно, сможет ли она незаметно проскользнуть в свою комнату? Уйти ей было нетрудно, потому что родители и Эван в гостиной с жаром обсуждали похищение. Время было послеобеденное. Эван скорее всего куда-нибудь уехал. Родители же нередко проводили воскресный день дома, в особенности в такую погоду.

Франческа боялась столкнуться с матерью. Но нужно переодеться — ей предстоит многое сделать. Нужно расспросить слуг о событиях прошлого вечера, потом встретиться с почтальоном. К тому же хочется изучить список гостей, который она взяла в секретере матери, чтобы переписать. Но самое главное — выяснить, что было во второй записке.

Франческу вовсе не заботили предостережения Брэгга. Она быстро шла по коридору, миновала пустую столовую, добралась до круглого вестибюля и огляделась по сторонам. Вокруг никого, ни единого звука.

Вероятно, все ушли или разбрелись по своим комнатам.

Франческа опрометью бросилась к лестнице. Она поднялась на площадку между первым и вторым этажом, когда поняла, что в вестибюле кто-то есть. Она прижалась к стене, почти уверенная, что это Джулия.

— Франческа!

Прятаться поздно, ее заметили; это оказался Монтроуз, муж Конни.

Франческа выдавила из себя улыбку и повернулась навстречу Нейлу.

Конни с мужем жили на углу Шестьдесят второй улицы. Они часто приезжали к родным на обед. Монтроуз был крупным и рослым. Франческа часто видела его в костюме для поло и плавания — в нем не было ни капли жира, одни мускулы. Сама Франческа была довольно высокой, но рядом с ним казалась едва ли не миниатюрной. Монтроуз был дьявольски привлекателен: густые черные волосы, ясные голубые глаза, ровные скулы, прямой нос, сильная челюсть и ямка на подбородке.

Дамы его обожали. О нем всегда шептались, с него не спускали глаз.

Они с Конни поженились четыре года назад. Некоторое время до этого он был вдовцом — его первая жена погибла в дорожной аварии спустя месяц после свадьбы. То была ужасная трагедия. Франческе никогда не забыть их первой встречи. Монтроуз был представлен Конни, которой в то время было семнадцать лет, и все понимали, что их брак неминуем. Ведь он нуждался в богатстве Кахиллов, а Конни — в его титуле. Все было очень просто.

Франческе тогда исполнилось четырнадцать, она была застенчива и косноязычна, даже поздороваться толком не могла и страшно от этого мучилась.

Монтроуз, одетый по-домашнему, с удивлением оглядел ее наряд.

— Боже милостивый! Франческа, в чем дело? — воскликнул он.

Девушка открыла рот, но промолчала.

— У тебя все в порядке? — Он приблизился и вскоре оказался рядом с ней.

Франческа кивнула. Почему она превращается в безмозглую идиотку в его присутствии? Это так унизительно!

— Привет… Нейл. — Они так редко разговаривали, что вряд ли прежде она называла его по имени. — Я чувствую себя отлично… гм…

Он окинул ее взглядом с головы до ног. Франческа почувствовала, что краснеет. Ей было неприятно, что он застал ее в столь невзрачном платье горничной. Пусть он женат на Конни, пусть она тщеславна, но ей хотелось казаться ему привлекательной. А он наверняка считал ее неотесанной дурочкой.

Ей захотелось немедленно сбежать, но вдруг она поняла, что Монтроуз разглядывает вовсе не платье. Она перехватила его взгляд: он смотрел на ее распущенные светло-золотистые волосы.

Он был серьезен, и по его полуприкрытым глазам нельзя было догадаться, о чем он думает.

— Что случилось, Франческа? — спросил он своим обычным тоном. Так говорят только английские аристократы, в чьих жилах течет голубая кровь. Ей захотелось выпрямиться и отдать честь. Монтроуз снова встретился с ней взглядом.

Франческа пыталась отделаться благовидной ложью, но на ум ничего не приходило, поскольку ее волновало, восхищается он ее распущенными волосами или смотрит на них с презрением. У Конни волосы были гораздо короче, до плеч, тонкие и шелковистые. Конни — настоящая красавица. Франческа отвела глаза. Стараясь что-то придумать, она открыла рот.

— Ничего! — только и смогла произнести она.

У Монтроуза напряглись скулы.

— Скажи, что у тебя все в порядке, или мне придется поговорить с твоим отцом.

— Нет! — воскликнула она, невольно хватая его за руку. И тут же, словно обжегшись, выпустила ее. Отчаяние придало ей силы. — Прошу тебя, Нейл, не говори отцу, что видел меня в таком наряде! — Ведь отец наверняка все расскажет матери.

Он сжал ей руку.

— Я так и думал, — сказал он, помрачнев.

Франческа чувствовала, как его огромная рука сжимает ей запястье. Она задрожала, вспомнив сестру. Жизнь так несправедлива, пронеслось в ее голове. А если бы старшей сестрой была она?

— Ты уверена, что здорова? Тебя никто не обидел? — продолжал допытываться Монтроуз.

— Нет, никто. — Ее удивила его неожиданная забота, Он кивнул, вдруг осознав, что крепко сжимает ее запястье. Он тут же отпустил ее руку, и щеки его вспыхнули.

— Франческа, ты не должна делать это впредь.

Она недоуменно уставилась на Монтроуза. Почему он краснеет? Она слегка отпрянула назад, скрестив руки на груди. Он следил за ее движениями, не понимая, чем вызван ее маскарад.

— Я больше не буду, — осторожно сказала она. О чем это он? Она решила ему подыграть. — Никогда больше не буду.

— Я жду твоего обещания, — сказал он ровным тоном. Легкий румянец все еще играл на его щеках.

Их взгляды снова встретились. Она не может его обманывать и дать обещание, которое не в состоянии выполнить. Она чувствовала, что они не понимают друг друга.

— Боже милостивый! — воскликнул он и упер кулаки в бока. — Франческа, — он слегка наклонился к ней, — ты очень молода. Послушай и доверься мне: кто бы он ни был, никогда больше не ходи к нему на свидание.

Лишь теперь Франческа поняла, что он имел в виду. Она в смятении отвела глаза. Нейл решил, что она переоделась, уходя на свидание к любовнику!

Франческа лишь покачала головой:

— Нейл, дело вовсе не в том, о чем ты думаешь. — Она слышала, как колотится в груди ее сердце. В глубине души ей было приятно, что он поверил в ее встречи с мужчиной. Может, он увидит в ней интересную женщину, а вовсе не чудаковатую сестру Конни, которая теряет дар речи в его присутствии.

15
{"b":"8069","o":1}