ЛитМир - Электронная Библиотека

— Франческа! Что вы здесь делаете?

Она встала с кресла. Кажется, за этот час она вдруг постарела.

— Я хотела поддержать Элизу Бартон, — ответила Франческа. И еще она ожидала Брэгга, хотя вполне могла бы уже отправиться домой. Но ей не терпелось перед уходом поговорить с ним, чтобы поделиться своей новой теорией.

— Значит, мальчика еще не нашли? — участливо спросил Финни.

Франческа отрицательно покачала головой. Интуиция подсказывала ей не вводить доктора в подробности дела.

— Я полагаю, отличная идея — отправить Джеймса к родителям Элизы, пока ситуация не прояснится. — Финни похлопал ее по руке. — Вы выглядите усталой, моя дорогая. Я дам Элизе снотворное. А вы почему не идете домой?

— Я собиралась. — Она вымученно улыбнулась.

Когда Финни и слуга поднимались вверх по лестнице, на ее площадке появился Брэгг. Он остановился поговорить с Финни. Франческа напрягла слух.

— Дело принимает дурной оборот, Финни. Дайте ей настойки опия. Ей нужно поспать этой ночью.

— Я понимаю, комиссар, — кивнул Финни и продолжил путь наверх.

Брэгг спустился вниз и отыскал взглядом Франческу. В его глазах не было укора. Он выглядел страшно уставшим и взвинченным. Одевшись, они вместе пересекли зал, направляясь к выходу.

— Вам удастся хоть немного отдохнуть? — спросила она, выходя на улицу. Противно завывал ветер, шел снег, кружась крупными хлопьями.

Брэгг посмотрел на Франческу:

— Как я могу? На кону жизнь ребенка.

Не успев сойти на тротуар, Франческа схватила комиссара за руку:

— Чего хочет этот маньяк? Каковы его намерения?

— Он явно хочет как можно больнее ранить Бартонов.

— На сей раз письма не было. Никакого ключа к разгадке… ничего, кроме… — Франческа не договорила.

Брэгг с силой сжал челюсти. И тут же обхватил ее плечи и слегка сжал их, как бы пытаясь ее успокоить. Она посмотрела ему в глаза:

— И что же теперь будет?

— Этот маньяк снова даст о себе знать, не сомневаюсь.

Не было сомнений и у Франчески. Маньяк явно хотел помучить их неопределенностью, умалчивая о судьбе мальчика.

— Выкупа так и не потребовали? — спросила она.

— Полагаю, и не потребуют.

— Вряд ли похищение совершил кто-то из слуг.

— Почему же? Иногда слуги презирают своих хозяев. Однако не представляю себе столь изобретательного слугу. — Он помолчал. — К чему вы клоните, Франческа… то есть мисс Кахилл?

Она улыбнулась, услышав от него свое имя.

— Если этот тип получает удовольствие, причиняя боль, то мотивом может быть месть.

— Полагаю, это так.

Франческа не сомневалась, что Брэгг основательно допросил Бартонов.

— Кто-нибудь из деловых партнеров не может их настолько ненавидеть?

Поколебавшись, Брэгг сказал:

— Франческа, вы отдаете себе отчет в том, что это дело полиции, пусть даже ваша помощь весьма полезна?

— Да, — прошептала она, уже зная наверняка, что у Бар-тонов есть враги, иначе комиссар просто ответил бы «нет».

— Я не могу делиться с вами подобной информацией, — пояснил Брэгг, встревоженно глядя на нее. В этот весьма неподходящий момент Франческа вдруг вспомнила фотографию Брэгга с тремя малышами и красивой женщиной. Она постаралась отделаться от этого воспоминания.

— У меня родились кое-какие мысли, — сообщила она.

— Я бы весьма удивился, если бы их не было.

Не будь они свидетелями ужасной трагедии, Франческа, пожалуй, рассмеялась бы.

— Вероятно, этот безумец хочет насолить именно Элизе, а не Бартону.

В ответ Брэгг лишь сверкнул глазами.

Франческа в раздражении ухватила его за рукав онемевшими от холода пальцами:

— Она из числа самых привлекательных женщин. Возможно, этот безумец влюбился в нее — и был отвергнут!

Брэгг вздохнул:

— Фран… мисс Кахилл. Обо всем этом думал и я. Но дело в том, что Элиза Бартон начисто все отрицает. Она говорит, что не было никаких ухаживаний, никаких воздыхателей и что она никому не давала повода.

Франческа вдруг испытала неловкость.

— А что, если она лжет? Во спасение своего брака?

Брэгг уставился на Франческу:

— Вы ее обвиняете во лжи, в аморальном поведении, в неверности или просто в эгоцентризме?

— Нет! — Франческа затрясла головой, смущенная его раздражением. — Нет и нет! Прошу прощения. Я ею так восхищалась. Я просто… просто хочу найти мальчика… живым.

Брэгг отвернулся, но она заметила отчаяние в его глазах. Она наблюдала, как он спускается по ступенькам, уже припорошенным снегом.

Он воспринимает это почти как личное горе. Но ведь и она тоже.

На тротуаре Брэгг обернулся:

— Я провожу вас домой.

Франческа согласно кивнула. Вскоре они миновали чугунные ворота владения Кахиллов. Оба молчали, погруженные в собственные мысли, пока не подошли к машине Брэгга.

Франческа сунула озябшие руки в карманы пальто — у нее не было времени захватить перчатки, шляпу или муфту. Она смотрела, как он протер кожаными перчатками ветровое стекло своего «даймлера». Затем повернулся к ней.

— Кстати, — сказал он, — я кое о чем вспомнил.

— О чем именно? — живо откликнулась Франческа.

— Вы сказали, что разгадали две первые подсказки во время экзамена. Что это за экзамен?

Франческа побледнела.

— Так что за экзамен, мисс Кахилл?

Только Эван и Конни знали, что она учится в колледже Барнарда. Франческа выдавила из себя улыбку:

— Я имела в виду… самоэкзамен. Я изучаю различные предметы, ну и время от времени экзаменую себя.

Брэгг посмотрел на нее как на ненормальную.

— Понятно… — Он приподнял котелок. — До свидания, мисс Кахилл.

— До свидания, комиссар, — сказала она, браня себя за неловкость.

Франческа вошла в дом, и на нее сразу пахнуло теплом. Она отдала пальто подвернувшемуся слуге. Ее бил озноб, и она принялась растирать руки, чтобы побыстрее согреться. В вестибюль вплыла ее мать.

— Франческа, — с улыбкой приветствовала она дочь, очевидно, поджидая ее. — Как прошел твой завтрак с мистером Уайли?

Франческа похолодела. Уайли! Она не только напрочь забыла о нем, но и не отправила письмо с извинениями и отказом от встречи. Девушка в ужасе смотрела на мать.

— Что означает выражение твоего лица? — Джулия уперла руки в бока. На ней была узкая серая юбка и полосатый кремовый жакет, блузка с кружевами была тоже кремового цвета. Грудь украшало жемчужное колье с бриллиантами. Белокурые вьющиеся волосы были аккуратно зачесаны назад.

Джулия Ван Вик Кахилл все еще оставалась красивой и элегантной. Она не упускала ни единой возможности блеснуть изысканным нарядом.

— Я забыла, — прошептала Франческа.

— Забыла?! — Джулия широко раскрыла глаза. — Да как ты могла? И где ты пропадала весь день?

Франческа прижала к щекам ладони.

— Мама, я пошлю мистеру Уайли письмо с извинениями! Сию же минуту.

— Я требую объяснений. — Глаза Джулии потемнели от гнева. — Ты зашла слишком далеко! Как ты могла?

Франческа закусила губу, затем выпалила:

— Мама, я нашла еще одно письмо.

— Ты? Что ты нашла?

Схватив мать за руку, девушка торопливо рассказала, как разыскала третье письмо и что последовало за этим. Разумеется, она не обмолвилась об экзамене в колледже Барнарда.

— О Боже! — побледнела Джулия. Франческа с матерью прошли в салон, где уселись на обитый золотой парчой диван с позолоченными подлокотниками и ножками. — Это ужасно! Элиза, должно быть, сходит с ума.

Франческа решила промолчать об ухе. Рассказа о письме с пятнами крови и без того было вполне достаточно.

— Да, это верно. К ним пришел доктор Финни, чтобы оказать ей помощь.

Джулия подняла голову.

— Это хорошо. — Она похлопала Франческу по руке. — Я никогда не сомневалась, что у меня умная и способная дочь. Я очень рада, что ты пришла на помощь, Франческа.

Мать редко ее хвалила. Франческа не смогла сдержать улыбки, а щеки ее порозовели от радости.

21
{"b":"8069","o":1}