ЛитМир - Электронная Библиотека

Она с трудом вздохнула, ее ноги подкашивались, она дрожала, словно стройное деревце на ветру.

— Это правда?

Он сжал челюсти с такой силой, что у него на скулах заиграли желваки.

— Да. — И после короткой паузы добавил: — Я хочу, чтобы вы забыли об услышанном.

Однако Франческа знала наверняка, что ей это никогда не удастся.

— Мне очень жаль, Брэгг.

— Я знаю. — Он не отвел взгляда и тыльной стороной ладони провел по ее щеке. Франческа замерла.

— Я не должен дотрагиваться до вас, — пробормотал он.

Он ее приласкал? Или ей только показалось?

— Брэгг, но ведь это слышали все полицейские. Такое долго не удержишь в тайне.

Франческа дрожала, потому что сейчас ее заботили вовсе не полисмены и не похищение. Она лишь думала о том, что испытает, оказавшись в объятиях Брэгга. Хотя и понимала, что мечтать об этом просто смешно.

— Мои люди не проговорятся. — Эти слова вернули Франческу к действительности. — Я им дал ясно понять, что если они проболтаются, то останутся без работы.

Франческа на мгновение закрыла глаза, чтобы сосредоточиться. Затем спросила:

— Разве это справедливо?

Он снова взглянул на нее, заставив ее затрепетать.

— Я думаю о нашем малыше и Элизе.

Франческа обхватила себя за плечи.

— А Бартон знает?

Он вздрогнул.

— Франческа!

— Прошу прощения, наш разговор принял странный оборот. — Она отвернулась, пытаясь обрести равновесие, но ей это плохо удавалось. Ей не следовало приходить сюда.

Франческа села на стул лицом к Брэггу. Она попыталась сосредоточиться на расследовании. Проглотив комок в горле, она быстро спросила:

— Нашли свежую могилу?

Он некоторое время изучающе смотрел на нее.

— Разумеется, мы обнаружили несколько свежих могил — восемь, если быть точным. Но все эти захоронения вполне законны.

Франческа разгладила на коленях юбку.

— А вы не можете просто так эксгумировать покойников?

— Нет, не можем. — Он все еще смотрел на нее. Она знала, что он понял ее. Что, если мальчик был погребен в одной могиле с кем-то другим?

— Ну и что теперь? — спросила Франческа. — У нас есть много нитей, но ни одна не выводит нас на след убийцы.

Лицо Брэгга стало еще более мрачным, он отвернулся.

Франческа спохватилась:

— Но я вовсе не это имела в виду! Он наверняка еще жив, Брэгг, — заключила она.

Брэгг повернул голову.

— Я не могу больше обманывать себя. Факты говорят об обратном. Хотя главный вопрос остается — кто? Кто поступил так с… с моим сыном? — Последние слова он произнес почти шепотом.

— У вас есть враги, Брэгг? Кто они? — так же шепотом спросила Франческа.

— Я составил список. Он краток. Есть три человека, которые могут захотеть уничтожить меня — и одного из моих сыновей. — Он прошелся по комнате взад и вперед.

— И кто же они?

— Мой сводный брат Кэлдер Харт. Он всегда меня терпеть не мог. Так же, как и я его. — Он улыбнулся, однако лицо его осталось суровым.

— Я не знаю его, — только и смогла проговорить Франческа.

— Его нет в Нью-Йорке. Он преуспел в области морских грузовых перевозок. Но Бартонов он не знает и никогда не был у них.

— Преступник должен иметь свободный доступ в дом Бартонов. Это или друг дома, или слуга.

— Или родственник, — добавил Брэгг. — По этой причине я исключаю Кэлдера Харта.

— А кто еще? — Франческа задумалась, что могло вызвать вражду между Брэггом и его сводным братом.

Он некоторое время колебался.

— Брэгг. Так кто же?

— Гордино.

— Гордино?! — воскликнула в изумлении Франческа.

— У нас общее прошлое, Франческа. — Брэгг покраснел.

— Не понимаю. Разве вы прежде были не в ладах с законом? Как у вас и Гордино могло быть общее прошлое? — озабоченно спросила она.

Краска не сходила с лица Брэгга.

— Скажем, некогда мы были знакомы. Мальчишками мы враждовали друг с другом. — Он принялся широкими шагами мерить комнату.

Что-то стало проясняться. Мать Брэгга была проституткой. Брэгг — выходец из того же слоя общества, что и Гордино. Она резко выпалила:

— Мать говорила мне об этом.

Он едва взглянул на нее и подошел к бутылке виски. Его рука дрожала, когда он поднес бутылку к стакану.

— Брэгг!

Крепко обхватив стакан руками, он спросил:

— В самом деле?

— Она рассказала мне о вашей семье. — Франческа почувствовала, что ее щеки заполыхали. — Но это не имеет никакого значения!

Он отсалютовал ей стаканом и выпил.

— Пожалуйста, не пейте! — взмолилась она.

— Почему?

— Потому что время идет, а мы должны раскрыть преступление.

Он аккуратно поставил стакан на стол.

— «Мы». Вы никогда не перестанете меня удивлять, Франческа. Никогда.

Ей показалось, что он произнес это с горькой иронией, и насторожилась.

— Такая красивая, умная, энергичная и решительная. И к тому же чертовски добрая и заботливая… Впрочем, я это уже говорил, разве не так? — Он снова отсалютовал ей стаканом. Франческа не могла отвести от него взгляда. — Какой мужчина способен устоять перед такой девушкой, как вы?

Франческу бил озноб. Он не дразнил ее, не шутил, напротив, был дьявольски серьезен.

Между тем Брэгг продолжал.

— Гордино умнее, чем кажется. Он не раскололся вчера вечером, и вопрос в одном: он действительно не знает, кто похитил моего сына, или же настолько ненавидит меня, что сохранит тайну, несмотря на жестокую трепку.

— Неужели он может до такой степени ненавидеть? — прошептала Франческа, не в силах опомниться от слов Брэгга. Неужто он и в самом деле так думает? Неужели это возможно?

— Когда мы были мальчишками и жили в Нижнем Ист-Сайде, мы принадлежали к разным бандам.

Франческа не верила своим ушам. Но ведь Брэгг — культурный и высокообразованный человек! А затем она вспомнила, как он вчера набросился на Гордино.

— Я думала, вы из Техаса.

— Нет-нет. Я родился здесь, в Нью-Йорке. Когда мне было двенадцать, мой отец появился в моей жизни, забрал нас с моим сводным братом, и мы вместе переехали на юг. — Брэгг улыбнулся. — Его зовут Рейз Брэгг. Он великий человек. Но женщина, воспитавшая нас, поистине великая женщина. Грейс никогда не выделяла нас среди других детей.

Поняв, что сказал много лишнего, Брэгг отвернулся.

— Соперничество между бандами было не на жизнь, а на смерть. В одной из драк скончался брат Гордино. Тот обвинил в этом меня. Отчасти я был виноват. — Брэгг на мгновение прикрыл глаза. — Мне было десять лет, как и Джоэлу.

— И с тех пор он ненавидит вас? — спросила Франческа. Голова у нее шла кругом.

— Этого вполне достаточно, чтобы он подкупил слугу и получил доступ в дом, а затем совершил это мерзкое дело, — ровным голосом заключил Брэгг.

Франческа молча смотрела на Брэгга, затем спросила:

— Известно ли, где он живет? Если у него имеется старый «Ремингтон», значит, это его рук дело.

— Мы разыскали его квартиру несколько дней назад, но улик против него не нашли.

Брэгг резко сел на диван и потер пальцами виски.

Франческа также опустилась на диван поодаль от Брэгга.

— А кто третий человек в вашем списке?

Не поднимая головы, Брэгг ответил:

— Бартон.

— Бартон! — воскликнула Франческа. Впрочем, в этом был глубокий смысл. — О Боже! Он знает, что дети не его, и все эти годы он исподтишка вас ненавидит! Едва вы получили новое назначение, как он решил нанести удар!

Брэгг выпрямился.

— Элиза клянется, что Бартон ничего не знает о детях и верит, что мальчишки от него. Клянется, что он обожает их. И я сам видел его с близнецами. Не думаю, что ему что-то известно. Мне кажется, он любит сыновей так же, как я.

Франческа почувствовала разочарование. Затем после небольшой паузы спросила:

— Брэгг, когда вы познакомились с Элизой?

— Я учился в Колумбийском университете. Мы познакомились восемь лет назад, и у нас был роман. — Он немного поколебался. — Роман длился год. Мы были молоды и любили друг друга, Франческа. Во всяком случае, так нам казалось… Когда мы расстались, она еще не знала, что беременна. Элиза сразу же вышла замуж за Бартона. Она была помолвлена с ним еще до нашего разрыва. — Брэгг пожал плечами.

43
{"b":"8069","o":1}