ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как ты мог? — хрипло спросила она. — Как?

Он слегка улыбнулся и приглушенно сказал:

— Ты не поймешь. Ты еще почти ребенок.

— Вовсе нет, — сумела возразить Франческа.

Он молча сцепил перед собой руки, выражение лица у него было мрачное.

— Ты ее любишь? — вскрикнула Франческа. К глазам подступили слезы, затуманили взгляд. Она резко смахнула их.

Монтроуз вздрогнул. А Франческа вдруг осознала двусмысленность своего вопроса. Кого она имела в виду, говоря «ее»?

— Ты любишь Элизу Бартон? — хрипло спросила она. Проклятие, она не станет плакать.

— Нет. Если подразумевать то, о чем ты говоришь.

— Значит, нет? Тогда как же ты мог? — снова выкрикнула Франческа.

Он довольно долго смотрел на нее.

— Я уже сказал, тебе этого не понять, Франческа.

— А ты вообще любишь мою сестру? — перешла она на шепот.

Поколебавшись, он встал.

— Я ни с кем не собираюсь объясняться.

Он отказался отвечать. Сердце у Франчески упало. Он не любит Конни.

— Думаю, что когда-нибудь тебе придется объясниться с моей сестрой, а возможно, и с твоими детьми, — сказала Франческа, чувствуя, как высоко, громко и зло звучит ее голос. К ее глазам снова подступили слезы. — Как ты мог поступить так со своей семьей?! Как, Нейл?

— Не я первый совершаю подобную ошибку, — без всякого выражения проговорил он. — Чего ты ждешь, Франческа? Извинений? Или объяснений? Ничего ты от меня не услышишь. — Его глаза потемнели.

— Скажи, что ты сожалеешь о своей глупости и что любишь мою сестру — любил всегда, и будешь любить! — По ее щекам катились слезы. — Скажи, что с этим покончено и это никогда больше не повторится!

Он вскочил с кресла, быстро обошел стол и крепко схватил ее за руку.

— Сбавь тон! Я скажу лишь одно: тебе не стоило этого видеть. — Его глаза сверкали, на щеках выступил румянец. — Когда-нибудь, Франческа, привычка шпионить доведет тебя до большой беды, так и знай!

Она ахнула и вырвала руку, чувствуя, что у нее на запястье остались следы его пальцев.

— Ты мне угрожаешь? — Она почувствовала угрозу в его словах, и ей сделалось страшно.

Потому что если Монтроуз безумец и маньяк, он способен причинить ей большой вред.

Его глаза широко распахнулись.

— Да ты сошла с ума! Ты мне как сестра! Ты стала моей сестренкой в тот день, когда я женился на Конни! Я никогда не стану тебе вредить!

— Но ты можешь навредить своей жене, — с горечью сказала Франческа.

— Чего ты хочешь, Франческа? — напрямик спросил Монтроуз.

Она вздохнула:

— Я не знаю.

Монтроуз пргрозил ей пальцем:

— Ты будешь держать рот на замке, поняла?

Франческа плотно сжала губы.

— Никому ни слова, и прежде всего Конни. И вообще, не суй нос в мои дела и отношения в семье.

Его слова больно ранили девушку.

— Я не знаю, что мне делать. Но я поступлю так, как сочту правильным.

— Не суйся в мою жизнь, — повысил голос Монтроуз.

Франческа отступила на шаг назад.

— Я люблю свою сестру. А вот ты, по всей видимости, нет.

Монтроуз шагнул к двери и распахнул ее.

— До свидания, Франческа!

Она не шевельнулась. На лбу у нее выступили капли пота, белье, казалось, прилипло к телу.

— Где ты был прошлой ночью, Нейл?

Он вздрогнул:

— Что?

— Ты прекрасно меня слышал. Последнее письмо подсунули под подушку твоей любовницы. Она обнаружила его этим утром.

Это была чистой воды авантюра. Она не знала, когда подложили письмо.

Он заморгал:

— И ты… ты меня в чем-то обвиняешь? О Боже!

— Ты видел Элизу вчера вечером? Или сегодня утром? Когда ты видел ее в последний раз?

— Ты знаешь, когда я видел ее в последний раз, — с угрозой произнес он. — Я просто не могу поверить! Ты считаешь меня безумцем и чудовищем из-за… — Он оборвал себя.

— Кто-то ненавидит Бартона. Очень сильно ненавидит. А Элиза заставляет тебя безумно ревновать. — Франческа сделала паузу, ожидая его ответа.

— Что?!

— Вот твои доподлинные слова: «Боже, Элиза, я ревную тебя до безумия!»

Голубые глаза Монтроуза сверлили Франческу насквозь. Она испытала даже некоторое удовлетворение.

Затем он покачал головой:

— Невероятно! Я уже говорил, что ты почти ребенок. Франческа, в порыве страсти слова, как правило, теряют всякий смысл!

Однако она ему не поверила. Сдерживая дрожь, она заявила:

— Я думаю, ты ненавидишь Бартона из-за того, что, как и все ее любовники, ты по уши влюбился в Элизу вопреки своим желаниям и убеждениям.

Лицо у Монтроуза вытянулось.

— Я не люблю ее. И не испытываю ненависти к Бартону. Если ты хочешь знать, мне его искренне жаль, поскольку я не первый и не последний, кто оказался в постели его жены.

— Кто-то очень близкий к Бартонам виновен в похищении мальчика.

Монтроуз молчал, как бы взвешивая, стоит ли ему говорить.

Франческа собралась с силами. В ее голове вертелись слова Брэгга: «Слово — не воробей, вылетит — не поймаешь». Она сказала:

— Проводилось расследование по факту гибели твоей первой жены.

Он закрыл глаза. Его лицо смертельно побледнело, и он чертыхнулся.

Франческа вспыхнула и отступила, готовая обратиться в бегство.

Медленно, с трудом Монтроуз проговорил:

— Лучше поищи убийцу в доме Бартонов, Франческа.

Ее мозг энергично заработал. Он опять намекает на Роберта Бартона? Такое впечатление, что они с Брэггом ходят кругами.

После паузы Монтроуз добавил:

— Элиза всей душой ненавидит мужа.

Глава 16

Четверг, 23 января 1902 года, 1 час пополудни

Франческа закрыла дверь своей спальни и прислонилась к ней. Она пребывала в полном смятении.

Элиза ненавидит Бартона всей душой.

Возможно ли это? Неужели она настолько ненавидит мужа, что в ее голове родился безумный план похищения собственного сына и дальнейшей жестокой игры?

Франческа села и обхватила голову руками. Ей не верилось, что Элиза настолько коварна, безжалостна и безумна. Ведь Франческе Элиза всегда нравилась, более того, она пусть издали, но восхищалась ею.

И даже сейчас, узнав о ее изменах, девушка не разочаровалась в ней.

Она прикрыла глаза и откинулась в кресле, пытаясь понять, что собой представляет Элиза Бартон.

Элиза умна, жизнерадостна, ее жизнелюбие заразительно. Стоило ей войти в комнату, как все оживлялись, головы присутствующих поворачивались в ее сторону. Очевидно, она вышла замуж за Бартона очень молодой. Близнецам шесть лет, Элизе лет двадцать шесть или около того. Похоже, оба мальчика унаследовали от матери энергию и энтузиазм.

Франческа подумала о Бартоне, который был совладельцем адвокатской конторы. Она часто видела Бартонов вместе, Роберт буквально молился на свою красавицу жену. Элиза отличалась грацией и удивительной уверенностью в своих силах. Ее муж, сам привлекательный и элегантный, почти боготворил жену.

Боготворил или делал вид?

Безжалостно оценивая семейную пару, Франческа пришла к выводу, что Бартон лишен очарования, обаяния и ума своей жены. Она всегда высказывала мнение, а он лишь разделял его. Элиза была более сильным партнером, что необычно для супружеской четы. Интересно, почему Франческе это раньше не приходило в голову?

Сколько любовников было у Элизы?

Она, вероятно, сама пускалась в любовные интриги, поскольку Бартон не внушал ей ни любви, ни уважения. Франческа поняла Элизу, по крайней мере отчасти. Это яркая женщина, и ее любовники, во всяком случае, Брэгг и Мон-троуз, люди незаурядные. Бартон был ниже ее уровня, а в отличие от большинства женщин Элиза смело добивалась того, чего хотела.

Но неужели она настолько презирает Бартона, что готова подвергнуть его жестоким страданиям и довести до безумия?

Нет, все это притянуто за уши. Тем не менее кто лучше самой хозяйки ориентируется в доме Бартонов?

Эта мысль ошеломила Франческу.

Раздался негромкий стук в дверь. Сердце Франчески упало при виде Конни. Сестра улыбалась.

47
{"b":"8069","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невозможная Корея: K-POP и экономическое чудо, дорамы и культура на экспорт, феминизм по-азиатски и гендерные роли Дальнего Востока
Марья-Царевна
Фантомы мозга
Рассказ дочери. 18 лет я была узницей своего отца
Как рисовать комиксы в стиле Марвел
Затерянные земли
Приключение с русалками
В шоке. Мое путешествие от врача к умирающему пациенту
Покоривший волну