ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кошмарное пятно на репутации города, — сурово сказал Кахилл.

— А куда денутся жильцы, если их дома снесут? — со свойственным ему спокойствием спросил Брэгг. Однако его внимательный взгляд вряд ли можно было назвать спокойным.

— Нью-Йорк — богатый город. — Франческа глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. — Вам, разумеется, известно, что здесь живет половина всех миллионеров страны?

Брэгг снова улыбнулся, и на его щеках появились ямочки.

— Так средства на это поступят из карманов таких людей, как ваш отец, или из городской казны?

Кажется, его это слегка позабавило.

— Из обоих источников, я надеюсь. Сейчас, когда у нас появился честный и амбициозный мэр, мои надежды окрепли. — Она легко улыбнулась. Если ее слова развеселили его, то по крайней мере она с честью выйдет из положения. — Комиссар Брэгг, всегда найдется способ достичь достойной цели. — И она в это искренне верила.

Он некоторое время молчал.

— Меня восхищает ваш энтузиазм, — вымолвил наконец Брэгг, но тут же бесцеремонно поинтересовался: — Сколько вам лет, мисс Кахилл?

Франческа немедленно ощетинилась:

— Какое это имеет отношение к моим идеям? Я не ребенок.

— Молодым свойствен оптимизм, — сказал Брэгг без обиняков. — А вовсе не реализм.

Франческа была уязвлена и больше не могла сдерживаться.

— А о вас и не скажешь, что вы старик!

Брэгг хмыкнул.

Он, кажется, смеется над ней!

Франческа уже было заявила, что историю человечества творили молодые и беспокойные, когда отец взял ее за руку.

— Комиссар, разумеется, прав. Однако энтузиазм молодых заставляет общество бурлить и действовать в поисках наилучшего решения проблем. — Он поцеловал дочь в щеку. — Я должен представить Брэгга гостям, хотя с удовольствием слушал бы ваши дебаты всю ночь. Доброго тебе вечера, дорогая.

— Спасибо, папа. — Она улыбнулась отцу, а затем снова прямо взглянула на Брэгга.

Он явно изучал ее. В его глазах ничего нельзя было прочесть. Он кивнул так вежливо, словно они только что познакомились и не успели поспорить. Когда они уходили с ее отцом, Франческа некоторое время провожала их взглядом.

Зачем было ввязываться в спор с таким человеком? И не была ли она слишком агрессивной? Уж это-то никак не входило в ее намерения.

Интересно, показалась она ему странной или глупой? А может, он все-таки с уважением оценил ее интеллект?

И неужели он не увидел, что она белокура и голубоглаза и у нее очень симпатичный носик?

Франческа закрыла глаза, мысленно воспроизводя всю их беседу. Не была ли она излишне горячей, откровенной или дерзкой? И вообще, почему ее это так беспокоит?

Франческа открыла глаза и увидела, что окружена праздничной, возбужденной толпой гостей. К тому же ей улыбался Уайли, стоя в дверях гостиной. Это уж было слишком.

Она бросилась через весь зал, кого-то невольно задевая на ходу, извиняясь, и остановилась, лишь очутившись в отцовском кабинете.

С минуту Франческа не двигалась, едва переводя дух. Она прислонилась к створкам огромной дубовой двери и, глубоко вздохнув, немного расслабилась.

Что такое с ней творится? Франческа встряхнула головой, чтобы прийти в себя. Она действительно не понимала, что же произошло, и пребывала в настоящем смятении.

Вздохнув, Франческа окинула взглядом отцовский кабинет. Это было ее самое любимое место в доме. Стены украшали золотистые гобелены с изображением пасторальных сцен, выполненные искусными мастерами. Сводчатый потолок был отделан эбеновым деревом, как и весь интерьер комнаты. На окнах были витражи. В громадном камине, отделанном красным деревом, горел огонь. Франческа подошла к массивному письменному столу и опустилась в кресло. Она чувствовала себя совершенно измученной и обессиленной.

Девушка невидящим взглядом смотрела на стол, не замечая ни бумаг, ни книг. Перед ней стоял Рик Брэгг. Он нравился отцу, казался умным и решительным. Похоже, он не чета тем проходимцам и мошенникам, которые ранее занимали важный пост в полиции.

Франческа покачала головой, чтобы успокоиться. Довольно! И что это она так раскалилась? Она через силу улыбнулась, снова вздохнула и почувствовала, что напряжение понемногу спадает. Покой и уединение действовали умиротворяюще, но нужно возвращаться в зал — мать наверняка заметит ее отсутствие и завтра станет ей строго выговаривать. Однако Франческа не двигалась, пытаясь продлить блаженное состояние покоя. Ничего неожиданного не произошло. Она заранее знала, что этот вечер принесет много треволнений. Вот бы ей чуть больше походить на Конни!..

Ее сестра умна, образованна и красива. И в то же время она любит светскую жизнь.

Интересно, обратит ли Брэгг внимание на Конни? Все мужчины от нее без ума, и их нескрываемое восхищение совершенно искренне.

Франческа слегка нахмурилась. Ей всю жизнь говорили, что они с сестрой похожи, как близнецы. Однако Брэгг отвернулся от нее сразу же, едва его представили.

Размышляя о случившемся, она резко отодвинула в сторону пачку писем. Ее тревожило, что Брэгг занимает все ее мысли.

И вдруг она заметила кремовый конверт, выпавший из пачки. Вместо адреса было нацарапано всего одно слово. Девушка с удивлением прочитала: «СРОЧНО!»

В этом было нечто странное. Франческа оглядела конверт со всех сторон, но не увидела ни обратного адреса, ни почтовой марки. Может, его оставил на столе кто-нибудь из гостей? Ею овладело любопытство. Франческа вскрыла конверт ножом с ручкой из слоновой кости. Письмо гласило:

«Первая подсказка — Муравьи.

Если вы хотите увидеть мальчика снова, будьте на углу Мотт-стрит и Хестер-стрит завтра в час пополудни».

Глава 2

Франческа еще раз перечитала письмо.

«Первая подсказка — Муравьи. Если вы хотите увидеть мальчика снова, будьте на углу Мотт-стрит и Хестер-стрит завтра в час пополудни»… Что за дьявольщина! Что бы это значило?

Она встала с письмом в руке. Ее мозг лихорадочно работал, однако ничего разумного в голову не приходило. Письмо казалось бессмысленным. О каком мальчике речь? И при чем здесь «Первая подсказка — Муравьи»?

Должно быть, шутка, решила она. Письмо оставил на отцовском письменном столе кто-то из гостей. Или же оно случайно оказалось в их почте и его доставили вместе с другими письмами?

Нет, твердо решила она, это очень странная шутка. Ее брат Эван — известный проказник. Может, это его рук дело?

Но что тут забавного? Франческа с сомнением покачала головой. Письмо внушало беспокойство и тревогу. А вдруг это никакая не шутка?

Франческа решила показать письмо отцу при первой же возможности.

— Мисс Кахилл?

Франческа сунула письмо обратно в стопку конвертов и резко выпрямилась, словно ее застали на месте преступления. И в тот же момент встретилась взглядом с полицейским комиссаром.

Похоже, Брэгг тоже удивился, застав ее здесь, но, справившись с эмоциями, вежливо ей кивнул.

Франческа почувствовала, что краснеет, и тщетно попыталась изобразить улыбку. Она хотела какой-нибудь шуткой разрядить обстановку, но лишь вымолвила:

— Что вам угодно, сэр?

— Я не собирался к вам вторгаться, — он устремил на нее взгляд, — а хотел лишь воспользоваться телефоном. К сожалению, я должен рано уйти, поскольку меня ждут неотложные дела.

Сердце у Франчески лихорадочно билось. Похоже, ему не хочется так рано уходить, но ведь во всем виновата его работа. Она кивнула.

— Я не собираюсь сидеть здесь взаперти как монахиня. — Она пыталась пошутить. Отойдя от стола, она добавила: — Разумеется, вы можете позвонить.

— Спасибо. — Брэгг изучающе разглядывал ее.

Она понимала, что ведет себя как безмозглая идиотка. Франческа снова улыбнулась и старательно обошла комиссара, словно нечаянное прикосновение к нему было бы уголовно наказуемым деянием. У самой двери она оглянулась.

Комиссар уже снял телефонную трубку. Он обернулся, и их глаза встретились.

5
{"b":"8069","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
О да, босс!
Я отпускаю тебя
Не будь женой своему парню. Почему в гражданском браке ты – «подруга» для своего «мужа»
Трудные люди. Как с ними общаться?
Чувство любви
Лавандовая лента
Пять откровений о жизни
Стамбульский реванш
Моя история. Большое спасибо, мистер Кибблвайт