ЛитМир - Электронная Библиотека

Он с восторгом повиновался, и, пока они шли, Сторм ощущала на себе взгляд Бретта. Ее сердце бешено колотилось.

Он больше не подошел, и правильно сделал, подумала она. Однако немного позже, когда ее вновь развлекали те же четыре поклонника, к ним присоединились Марси и Грант.

— Привет, милая, — сказала Марси. — Вы выглядите исключительно. — Она сияла от гордости. — Верно?

— Определенно, — сказал Грант, целуя ее в щеку. — Я бы сказал, что жизнь в Сан-Франциско вам полезна.

Сторм не хотела никого обижать.

— Я начинаю привыкать.

— Я слышал, вы вчера ездили верхом с Бреттом, — сказал Грант. — И слышал также, что вы обогнали его серого. — Он засмеялся.

Сторм окаменела.

— Наша первая и последняя поездка. Их лица выразили удивление.

— Милая, разве вы плохо провели время? Бретт — хорошая компания.

Сторм шагнула к ним, ее синие глаза метали молнии. Вполголоса, чтобы ее не услышал квартет поклонников, она сказала:

— Определенно плохо! Марси, я знаю, что Бретт ваш друг, но мне он не друг, и не ждите, что я когда-нибудь буду с ним вежлива!

После минутного молчания Марси спросила:

— Милая, что случилось?

— Он поцеловал меня, — выпалила она. — Но я не думаю, чтобы он снова решился попробовать!

Они смотрели на нее — Марси потрясение, Грант как будто с трудом сдерживая смех.

— Бывают вещи и похуже, — наконец скачал он.

— Для меня не бывают. — Сторм тряхнула гривой волнистых волос. — Могу поспорить, у него до сих нор болит живот там, куда я врезала. — Поколебавшись, она добавила: — По крайней мере, я на это надеюсь. — И пошла прочь — подальше от Фарлейнов и своих поклонников.

Грант рассмеялся.

— Это совсем не смешно, — сдвинув брови, сказала Марси,

— Ого! Твой изобретательный ум уже заработал. Забавно! Вряд ли Бретт когда-нибудь до этого пробовал женского кулака. Хотелось бы мне это видеть.

— Эти двое, похоже, не поладили с первой встречи, — задумчиво произнесла Марси,

— Она — самая красивая женщина в Сан-Франциско, не считая тебя, Марси, как же мог Бретт не увлечься ею?

На другом конце комнаты Сторм без улыбки глядела в окно. Она не могла не думать о проклятом негодяе и этой блондинке. Кто она? Она умирала от желания узнать, но гордость мешала ей спросить. Потом она заметила, что неподалеку от нее стоят две юные леди, разговаривая достаточно громко, чтобы ей было слышно.

— Да, конечно же, это она, — воскликнула брюнетка, на мгновение встретившись взглядом со Сторм. Можно было не сомневаться, что она говорила намеренно громко — для Сторм.

— Та, что потеряла сознание? — оживленно спросила ее подруга.

— В саду, — многозначительно сказала брюнетка. — Она была в саду с Бреттом д'Арчендом и Рандольфом Фарлейном. И еще — на ней не было туфель.

Последовало ошеломленное молчание. Сторм повернулась и воззрилась на девушек, с каждой секундой приходя во все большую ярость.

— Мэри, как ты думаешь, кто-то из них поцеловал ее?

Брюнетка торжественно изрекла:

— Глупышка, спорим, что они оба ее целовали! Но она сама напросилась. Выйти в сад наедине с Бреттом — всем известна его репутация — и Рандольфом. Иначе с какой стати ей было падать в обморок?

— О Боже! — ахнула вторая девушка, глядя на Сторм во все глаза.

Сторм покраснела.

— Что ты хочешь, она из Техаса. Там они занимаются этим в открытую. Интересно, не было там еще чего-нибудь, кроме поцелуев? Спорим, у нее еще кое-что было снято! Интересно…

Сторм крепко стиснула кулаки. Ей хотелось дать девушке пощечину, но это не Техас, это большой зал в Сан-Франциско, и она знала, что это недопустимо. Кроме того, она не собиралась оправдывать их ожиданий. Сторм шагнула между девушками, лицом к той, что осуждала ее.

— Вы что-то хотите мне сказать? — негромко спросила она.

Мэри смерила ее неодобрительным взглядом, потом задрала свой классический нос:

— Нет, пожалуй.

Сторм так разозлилась, что готова была шипеть и плеваться. Когда брюнетка снова повернулась к своей подруге и хотела удалиться, Сторм наступила на подол ее платья. Раздался громкий треск, и платье разодралось под лайковой туфелькой Сторм. Брюнетка в ужасе повернулась.

— О, тысяча извинений, — невинно произнесла Сторм. — И как это могло случиться?

— Вы сделали это нарочно! — воскликнула Мэри.

— Конечно же нет, — сладко пропела Сторм. — Ничего особенного, взгляните сами.

На глаза брюнетки навернулись слезы, а Сторм наклонилась и приподняла неровно оторванный подол.

— Не трогайте, — протестующе выкрикнула Мэри.

— Ладно. — Сторм отпустила подол и выпрямилась так резко, что толкнула плечом руку Мэри, державшую бокал с шампанским, — вино залило всю ее юбку. Мэри взвизгнула.

— Ах, какая же вы неловкая, — сказала Сторм.

— Это вы устроили!

— Я видела, — согласилась блондинка. — Она сделала это нарочно!

— Она порвала мне платье и облила меня шампанским, — взвыла Мэри. К этому времени они уже привлекли к себе немалое внимание.

— Позвольте принести вам еще шампанского, — заботливо предложила Сторм.

— Сторм, — одновременно воскликнули Пол и Марей, бросаясь к ней.

— Она испортила мое платье! — вопила брюнетка. — Эта потаскушка нарочно испортила мое платье!

Сторм вышла из себя.

— Я готова ее убить, — свирепо пробормотала она, прежде чем заметила, что кто-то стоит сзади.

— По-моему, вы уже достаточно преуспели, — усмехаясь, сказал Бретт.

Сторм залилась краской.

— Сторм, наверное, нам лучше поехать домой, — спокойно, но твердо сказал Пол, беря ее за руку.

— Только после того, как я разберусь с этой маленькой мерзавкой, — сказала Сторм. Собравшаяся толпа ахнула. — Я потеряла сознание потому, что корсет был слишком затянут. И я не была в саду наедине с двумя джентльменами, там была еще Леанна Сен-Клер, Да, я сняла туфли, но все остальное было на месте. Вам повезло, что со мной нет револьвера, не то, видит Бог, я бы…

— Я думаю, уже все всё поняли, — прервал ее Бретт, еле сдерживая смех.

Пол крепче сжал ее руку.

— Я уверен, что завтра Мэри заедет к нам принести извинения, и в этом случае Сторм тоже охотно извинится за свои необдуманные действия. Простите, Бен, — сказал он хозяину дома.

Бен Холден едва мог скрыть свое огорчение:

— О, конечно, это ничего, все в порядке… — Он глуповато улыбнулся.

Сторм все еще была в ярости.

— Я не стану извиняться перед этой зловредной…

— Сторм, попрощайся, — прервал ее Пол.

Чувствуя, что заслужила выговор, она сделала как ей было сказано, остро ощущая присутствие стоявшего рядом Бретта. По его темным глазам, в которых плясали смешинки, было видно, что он считал происшедшее самым забавным из всего, что он когда-либо видел. Так что, прежде чем последовать за кузеном, она бросила на Бретта самый злобный взгляд, на какой только была способна. Она не была в этом уверена, но ей показалось, когда она выходила из дверей, что она слышит его смех.

— Кто это?

Бретт глянул в бледное, потрясенное лицо Элизабет — он совсем позабыл о ней.

— Сторм Брэг. Кузина Пола Лангдона.

— Это немыслимо — то, что она сделала! И как она выражается!

— Хотите шампанского? — прервал он ее. Что на него нашло, что он взялся сопровождать Элизабет Бедфорд к Холденам? Но ответ был уже известен: Сторм.

Отходя за шампанским для Элизабет, он улыбнулся. Он видел все, что произошло, — в сущности, он весь вечер с трудом удерживался от того, чтобы не следить за каждым движением Сторм. Окруженная поклонниками, восхищенными поклонниками, не обращая на него внимания, — может, она старалась вызвать его ревность? Не то чтобы ей это удалось. С чего бы ему ревновать этого маленького сорванца? Совершенно не с чего. Ни малейшего основания.

Знала ли она, что Ли отчаянный бабник? И что у Роберта, хотя он и безупречного происхождения, нет ни гроша за душой? Явно неподходящий поклонник, Все же его раздражало их восторженное внимание. Неужели она действительно флиртовала с ними? Конечно нет. Она понятия не имела, как флиртовать. В итоге он был вынужден подойти к ним, все разузнать. И выяснил, что она вовсе не флиртовала, а просто изложила им совершенно невероятную историю.

20
{"b":"8070","o":1}