ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем молчит печень. Как уловить сигналы самого крупного внутреннего органа, который предпочитает оставаться в тени
Эй, английский, палехче!
Генетический детектив. От исследования рибосомы к Нобелевской премии
Привычки на миллион. Проверенные способы удвоить и утроить свой доход
Ставка на любовь
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Дорога запустения
Последний ребенок
Горничная-криминалист (полный сборник)

По дорожке катил элегантный экипаж с впряженным в него красивым гнедым мерином, которым правила его единственная пассажирка. Должно быть, это и была Марси Фарлейн. Когда экипаж подъехал к парадному входу, Сторм отвернулась. В доме, кроме Сторм и слуг, никого не было, потому что Пол уехал в свою контору в принадлежавшем ему банке: там что-то произошло.

Когда Барт возвестил приезд Марси, Сторм, нервничая, стояла в углу гостиной. Марси буквально ворвалась в дом — красивая женщина с каштановыми волосами и серо-зелеными глазами, на несколько дюймов ниже Сторм, чуть полноватая. На ней было синее платье, которое показалось Сторм неприлично открытым, на руках белые кружевные перчатки, на голове — синяя же шляпка, отделанная лентами и кружевами, небрежно сдвинутая набекрень. В ее движениях ощущалась переполнявшая ее энергия.

— Вы, должно быть, Сторм. Я так давно хотела познакомиться с вами, с тех самых пор, как Пол сказал, что вы собираетесь приехать.

Приветствие казалось искренним. Лицо Марси имело форму правильного сердечка, губы были красные и полные, кожа — цвета кремовых лепестков магнолии. По сравнению с ней Сторм почувствовала себя уродиной. Марси, сияя, нежно сжала ее ладони. Сторм заставила себя улыбнуться.

— Как вам нравится Сан-Франциско? — спросила Марси.

— Очень, — прошептала Сторм.

— Мисс, не хотите ли вы перекусить? — осведомился Барт. Сторм растерялась. Марси поспешно сказала:

— Нет, Барт, спасибо. У нас со Сторм весь день распланирован. Я собираюсь отвезти ее к мадам Ламот и показать ей наш прекрасный город. Сегодня такой великолепный день — для прогулки в экипаже лучше не придумаешь.

Если Марси и заметила, что Сторм необычно сдержанна, она и виду не подала. Сторм и оглянуться не успела, как они уже удобно устроились в экипаже и выехали в город. Марси указывала на достопримечательности, давала беглые комментарии и излагала историю.

— Видите это здание? Кирпичное, с горгульями. За последние восемь лет оно горело пятнадцать раз. Видите тот дом? Здесь живут Сен-Клеры. Он — издатель, а она — самая большая сплетница в городе, если не считать ее дочери Леанны. Не переживайте, все равно вам придется с ними познакомиться. А это — «Милашка Шахтера». Раньше этот салун принадлежал Бретту д'Арченду. Он с этого начал. Кажется, вы с ним уже познакомились. О! Это мой деверь. Рандольф! Рандольф!

Сторм с любопытством разглядывала «Милашку Шахтера». Это был типичный салун, и по виду двух мужчин во фланелевых рубашках и джинсах она догадалась, что его клиентуру составляли наемные работники. Одно из окон было разбито. Здание давно нуждалось в покраске, в вывеске не хватало букв. Какое мрачное заведение, подумала она.

— Сторм, это Рандольф Фарлейн. Рандольф, это Сторм Брэг, кузина Пола из Техаса.

Сторм взглянула на красивую копию Гранта, только помоложе и с золотистыми волосами. Он смотрел на нее с такой же, как у Гранта, легкой улыбкой. Она улыбнулась в ответ:

— Здравствуйте.

— Очень приятно, — поклонился Рандольф, сидевший на гнедой лошади. — Надеюсь, вас тепло приняли, мисс Брэг?

— Да.

— Я с нетерпением буду ждать вечера пятницы, — сказал Рандольф.

Сторм озадаченно кивнула. Похоже, он намекал, что будет с нетерпением ждать новой встречи с ней.

— Я тоже, — проговорила она, выбирая путь наименьшего сопротивления.

Его глаза вспыхнули удовольствием.

— Значит, до пятницы. А может, вы согласитесь еще до этого прокатиться со мной верхом?

Сторм поразилась неожиданности предложения, но ей правилась верховая езда, и она ответила с неподдельным энтузиазмом:

— О да, конечно. Демона требуется хорошенько гонять каждый день, иначе он становится непослушным.

— Насколько я понимаю, Демон — это ваша лошадь? Она с гордостью кивнула:

— Я вырастила его из жеребенка.

— Отлично, я сразу же справлюсь у Пола, могу ли я заехать за вами. — Он поклонился, кивнул Марси и ускакал прочь,

Марси улыбнулась:

— Ранди — замечательный юноша. Вы произвели на него впечатление.

Сторм непонимающе глядела на нее,

— Что?

По выражению ее лица Марси догадалась, что она не поняла.

— Он считает, что вы хорошенькая, и так оно и есть. Сторм вспыхнула:

— Какая чушь. Просто он вел себя вежливо. Марси внимательно посмотрела на нее:

— Разве у вас дома не было поклонников?

Сторм мотнула головой:

— Да мне совсем недавно исполнилось семнадцать.

Она понятия не имеет о своей красоте, с восторгом подумала Марси. И о мужчинах тоже!

— Вы сказали, что Бретт был владельцем «Милашки Шахтера», — заметила Сторм.

Марси погнала гнедого, старательно объезжая другие экипажи и пешеходов. Она бросила взгляд на Сторм, такую невинную в своем откровенном любопытстве:

— Да.

— Но ведь… Это как-то нехорошо.

— Почему? Потому что Бретт такой джентльмен? — Марси засмеялась. — Мы все должны с чего-то начинать, милая. Кроме того, ему был всего двадцать один год, когда он купил партнерство в салуне, в основном на золотой песок, хотя немного помог и покер.

— Так он игрок?

— Он хозяин салуна, отеля, ресторана, и землевладелец тоже — помимо всего прочего.

Марси снова взглянула на Сторм. Девушка так сильно заинтересовалась Бреттом. Она было подумала о возможности их брака, но решила, что это маловероятно, Во-первых, Бретт — повеса, к тому же такой изысканный. Кроме того, он любит красивых, элегантных женщин. Нет, она не могла представить их вместе. Но… иногда случаются и более странные вещи.

— Значит, он все еще хозяин этого салуна?

— Нет, в конце концов он выкупил у партнера его долю, потом продал салун и купил «Золотую Леди», одно из самых роскошных заведений в городе. Вот бы Бретт обиделся, если бы слышал меня сейчас! Самое роскошное, — поправилась она,

— Он похож па игрока, — пробормотала Сторм. — Наверное, он за нею жизнь и дня не работал по-настоящему.

— Это несправедливо, — резко сказала Марси. Сторм отвела взгляд, но не стала отказываться от своих слов.

Салон мадам Ламот был в другом конце города, немного не доезжая до того места, где вдоль Маркет-стрит и Эмбар-кадеро сгрудились здания банков и финансовых компаний, Марей остановила лошадь и изящно выбралась из коляски. Сторм приподняла юбки до колеи и спрыгнула на землю. Марси была в шоке.

Сзади послышался раскатистый мужской смех.

Оглянувшись, женщины увидели Бретта на великолепном — явно чистокровном — сером жеребце.

— Здравствуйте, леди, — сказал он, все еще усмехаясь.

Сторм вспыхнула, понимая, что только что совершила ошибку, но ведь это вышло само собой. Всю свою жизнь она спрыгивала с лошадей и фургонов.

— Добрый день, Бретт, — приветливо произнесла Марси. — Куда это вы собрались?

— В банк. — Он ухмыльнулся. — Куда же еще? — Он перевел взгляд на Сторм. Костюм ужасный, но ничто не может испортить ее потрясающую внешность. При виде ее зардевшихся щек его ухмылка стала еще шире. Потом он заметил, как ее волосы отливают на солнце разными оттенками темною и светлого золота. Они вес еще были заплетены в толстую косу, спускавшуюся вдоль спины. — Ездите по магазинам? — спросил он.

— Да, — решительно бросила Марси.

— Помощь нужна? — Бретт не сводил глаз со Сторм. И она не могла отвести взора от его нежных, неотразимых глаз.

Марси решила вмешаться:

— Ну, Бретт, не будьте таким насмешником.

Бретт коснулся пальцем полей своего черного стетсона, снова непроизвольно глядя на Сторм. Потом повернул лошадь и поскакал прочь, сидя так уверенно, словно был рожден в седле.

— Сторм, — проговорила Марси, не зная, как начать.

— Я не подумала, — ответила Сторм, мгновенно сообразив, о чем речь.

— В следующий раз смотрите на меня. Леди движется изящно, медленно и с сознанием своего достоинства.

Сторм была невероятно смущена тем, что этот игрок видел, как она выпрыгнула из экипажа.

— Марси, по правде говоря, мне плевать, что я не леди, и мне не нужны эти новые одеяния. Все, что мне хочется, — это вернуться домой, в Техас.

7
{"b":"8070","o":1}