ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путеводитель по цифровому будущему
Тайная жизнь Мака
Мудрость Черчилля. Цитаты великого политика
ЛЕШИЙ
Тайна Жемчужины Востока
Учим Python, делая крутые игры
Поймать дракона. Новый год в Академии
Притчи, легенды и сказки для детей самого старшего возраста
Девушка из Бруклина
A
A

— Вы усугубляете один грех другим, — возмутилась Миранда, при этом чуть не подавившись куском мяса. Дерек хлопнул ее по спине.

— Спасибо, — еле выговорила Миранда.

— Вы слишком фанатичная католичка.

— Невозможно быть слишком благочестивым, — поучающе сказала она, глядя на него так строго, как только могла.

— Вы делаете мне выговор? — Он сокрушенно поцокал языком.

— Разве вы не боитесь попасть в ад? — Миранда не спускала с него глаз и увидела, что он улыбнулся еще шире. — О нет! Вы даже не верите в существование рая и ада, ведь так? И в Бога? — Она была потрясена. Неужели Брэг со временем попадет в ад?

— Конечно, верю, — сказал он, выливая себе в стакан остатки вина из бутылки, поданной к ужину полной.

— В Бога — Отца, Сына и Святого Духа? — с надеждой спросила Миранда.

— У меня такое чувство, что мне не следовало ввязываться в этот спор. — Вид у Брэга был крайне довольный.

— Во что вы верите, Дерек? Разве вы не можете быть серьезным? — Вы собираетесь обратить меня в свою веру?

— Может быть. Брэг рассмеялся:

— Я отказываюсь иметь жену, которая будет читать мне проповеди.

— Скажите мне, во что вы верите. Вы действительно верите в Бога?

— У вас хватка бульдога, принцесса. Да, верю. Но по-своему. — Откровенно развлекаясь, он оглядывал ее золотистым взором.

Миранда не удержалась, чтобы не спросить:

— Как это — «по-своему»?

Он поднял руку и обвел ею столовую.

— Я верю, что Бог — это ветер и деревья, горы и озера. Бог — это вы и я.

Миранда задохнулась от возмущения.

— У вас такой вид, дорогая моя монашка, словно вы ждете, что меня сейчас поразит молния.

— Я… я бы нисколько не удивилась. — Она с трудом перевела дыхание. — Это кощунство язычника!

— Не совсем. Хотя, пожалуй, многие сочли бы веру апачей ересью.

Миранда побоялась расспрашивать о религии апачей. Вместо этого сказала:

— Вы пойдете со мной к исповеди на следующей неделе?

— Ни в коем случае, — сказал Брэг, бросая на стол салфетку, но все же с улыбкой. — Я терпимый человек, Миранда, и если вы хотите молиться, исповедоваться и соблюдать обряды своей религии, пожалуйста. — Он зловеще выпрямился и стал очень серьезным. — Но — и это большое «но» — день, когда эта религия станет мешать мне, этому хозяйству или нашим отношениям, станет днем, когда я перестану быть терпимым. — Он встал и протянул ей руку. — Не хотите погулять при луне?

Миранда неподвижно смотрела на Дерека, ее мысли путались, потом она заметила его руку и, еще не совсем оправившись от шока, встала и приняла ее. Они вышли на улицу под тополя. Свет большой яркой луны струился сквозь ветви, на которых совсем недавно распустили листочки: Они шли молча. Миранда не могла выбросить из головы их разговор.

Джон по крайней мере был богобоязненным человеком. Он признался, что на самом деле протестант, но все же пошел с ней к мессе, пусть даже только для того, чтобы ее порадовать. Но Брэг — настоящий язычник. Может ли она смириться с этим? Пускай умрет язычником и попадет в ад? А как быть с его угрозой, ведь это была именно угроза? Если она надумает обратить его в истинную веру, надо будет делать это так незаметно, чтобы он ни о чем не догадался. О Боже!

Молчание нарушил его короткий тихий смешок.

— По-моему, вы потрясены.

— Пожалуй, — призналась Миранда.

Глава 40

— А теперь я объявляю вас мужем и женой, — нараспев произнес отец Мигель. — Можете поцеловать друг друга…

Миранда четко осознавала каждое произнесенное священником слово и еще яснее осознавала присутствие мужчины рядом с ней. Брэг был одет в черный фрак и простую белую рубашку с серым галстуком. Казалось, ему неуютно в этом парадном облачении. Она чувствовала его близость, слышала ровное дыхание, ощущала жар его тела. Когда Дерек надел ей на палец гладкое золотое кольцо, такое простое и скромное, ее охватило предчувствие счастья. Однако это ощущение быстро улетучилось. Не успела Миранда свыкнуться с фактом, что действительно вышла замуж за этого загадочного сильного человека, как он властно притянул ее к себе. Нисколько не думая о приличиях, он жадно прильнул к ее рту. Поцелуй не был ни нежным, ни мягким. Пока его губы требовательно и настойчиво прижимались к ее губам, она чувствовала, что его тело сотрясает дрожь. Брэг отпустил ее, Миранда чуть не пошатнулась, он схватил ее локоть и прижал к своему боку.

В храме стояла звенящая тишина…

Из-за траура и из уважения к памяти Джона гостей не приглашали — в церкви находились только новобрачные, отец Мигель и два рейнджера, Пекос и Лейкли.

Пекос был посаженым отцом. Улыбаясь, рейнджеры подошли поздравить новобрачных.

— Повезло тебе, черт побери, — сказал долговязый Пекос, ухмыляясь.

— Пожалуй, — согласился Брэг, чем совсем смутил Миранду. Теперь его рука по-хозяйски обхватила ее плечи.

— Поздравляю, мэм, — сказал Лейкли.

— Спасибо. — Миранда вдруг почувствовала необъяснимую усталость.

— Мэм, позвольте вам сказать, что вы — самая хорошенькая женщина, которую я когда-либо видел, говорю вам от чистого сердца, — почтительно сказал Пекос.

Она улыбнулась:

— Спасибо, Пекос.

— И если капитан когда-нибудь вам надоест, только дайте мне знать. Я буду счастлив помочь вам. На этот раз новобрачная вспыхнула.

— Как самочувствие? — прошептал ей на ухо Дерек, обдавая ее теплым дыханием. По спине пробежали приятные мурашки.

— Я немного устала, Дерек, — призналась она. Он прищелкнул языком:

— Повторите.

Миранда была озадачена.

— Я нем…

— Нет, мое имя. — Брэг так нежно и так напряженно всматривался в ее лицо, что оно залилось краской.

— Не надо, прошу вас, — пробормотала она.

— Вы слишком застенчивы. Мне хочется еще раз вас поцеловать, но боюсь, что вы упадете в обморок от смущения.

— О нет, прошу вас! — Миранда по-настоящему разволновалась. Ее новый муж не отдает себе отчета в своих поступках: ведь прошла всего неделя с похорон Джона. И Миранда слишком хорошо помнила причину поспешного второго брака — долг, ответственность. Если Брэг снова поцелует ее, то он просто воспользуется сложившимися обстоятельствами. Этого нельзя допустить. К счастью, он, похоже, только дразнил ее.

Конечно же, Брэг понимает — она надеялась, что и другие тоже, — какова цель этого союза. Просто она нуждается в защите, вот и все.

Новобрачные направились к отелю, и Дерек сказал:

— Миранда, я провожу вас наверх, но потом оставлю ненадолго. Я хочу немного выпить с друзьями.

— Прекрасно. — Миранда больше всего на свете мечтала снять свое шелковое цвета лаванды платье и забраться в постель. Почему она так. безумно устала?

Брэг дошел с женой до отеля и проводил ее наверх.

— Я не задержусь. — Он открыл дверь номера и вдруг быстро притянул ее к себе.

Он снова застал ее врасплох. Миранда открыла было рот, но не смогла произнести ни слова — Дерек придерживал ее затылок своей большой ладонью, в то время как его губы наслаждались ее губами, а язык ласкал ее рот, который она сама приоткрыла. Ее как будто пронизывали раскаленные молнии — и вдруг муж так же внезапно отпустил ее.

— Скоро увидимся, — без улыбки пообещал он чуть хрипловатым голосом.

Миранда хотела выразить свое возмущение, но обнаружила, что стоит перед закрытой дверью. Она прижала ладонь к груди. Боже милостивый, не думает же он… Да, думает! Брэг явно рассчитывал, что этот брак будет настоящим!

Миранда оглядывала красиво убранную комнату, не видя ни единого предмета обстановки. Неужели Брэг собирается спать с ней? Но ведь со дня гибели Джона не прошло и двух недель!

Нет, не может быть! Миранда перевела дух. Конечно, Брэг — варвар, но он искренне любил Джона и определенно испытывал уважение к памяти погибшего друга. Просто он был самим собой — капитаном Брэгом. Успокоенная, она начала раздеваться.

К этому времени она вытянула из Елены всю информацию о рейнджере, какую только возможно. Его жена и сын были похищены команчами восемь лет назад, и ему потребовался почти год, чтобы найти и освободить жену. Она умерла через несколько месяцев после того, как он привез ее обратно в свое племя, где они и жили, потому что его дом сожгли. Брэг так и не восстановил его. Сыну сейчас должно быть лет четырнадцать; скорее всего его воспитали как команчи, и теперь он наверняка считает себя настоящим индейцем. Вряд ли кто-нибудь расскажет мальчику правду о его родителях.

41
{"b":"8071","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Берсерк забытого клана. Рунические войны Захребетья
Недостойная
Книжный магазинчик счастья
Взлетающий Демон Врубеля
Завещание старого вора
537 дней без страховки. Как я бросил все и уехал колесить по миру
Идеальная ставка
Буйный
Анестезия