ЛитМир - Электронная Библиотека

«Я не жду больше ничего хорошего!»

Снова эти глупости не дают ей покоя! Касс невольно вздрогнула. В сумрачном просторном холле царила благословенная прохлада. Обхватив себя за плечи, она подождала, пока глаза освоятся после яркого солнечного света снаружи. Алиса взяла тетку за руку и доверчиво прижалась к ее боку.

— Тетя Касс! — Ее шепот выдавал скрытую тревогу.

Касс, обнимая малышку, дивилась про себя, каким запущенным выглядит этот особняк. Фрески на стенах и потолке выцвели и облупились, а мраморный пол потрескался и покрылся выбоинами. Мебели почти не было, и лишь на стенах висели старинные мечи и щит с гербом.

Ее пульс заметно участился. Касс всегда увлекалась историей, однако на сей раз буквально лопалась от нетерпения.

Еще бы ей не проявлять нетерпения! После всех страхов, которые напророчила ее родная тетка! Да и с сестрой они все еще не помирились — слишком высока ставка в этой игре. Они по-прежнему ведут поединок за Алису, а возможно, и за Антонио де ла Барку…

Касс остолбенела, захваченная врасплох собственными мыслями.

«За Антонио де ла Барку…»

— Тетя Касс! Почему здесь так темно и холодно? — прошептала Аписа.

— Эти дома специально так построены, — отозвалась Касс и снова растерялась. Да что с ней творится? Пора взять себя в руки, не то будет поздно. Не хватало еще сцепиться с Трейси из-за мужчины! Касс снова почувствовала озноб, только теперь ее пробрало не снаружи, а изнутри.

Внутренний двор с садом, по-видимому, когда-то предназначался для отдыха. Через распахнутые двери был виден давно пересохший фонтан с изуродованной скульптурой. На уровне второго этажа вокруг сада шла широкая пыльная галерея. Касс не рискнула бы опереться на ее перила. Красная плитка, которой был вымощен двор, давно растрескалась под напором сорняков.

— Тетя Касс, вряд ли мне здесь понравится!

Касс не знала, что и сказать, ведь она тоже, несмотря на свой профессиональный интерес, не была в восторге от этого превосходного образчика испанской культуры, впитавшей в себя влияние мавров.

— Кассандра!

Погруженная в свои мысли, она не сразу сообразила, что со уже второй раз окликает хозяин.

— Это все ваш дом, — виновато улыбнулась Касс. — Он… грандиозный.

— Согласен. — Их глаза встретились всего на долю секунды. — Поначалу он действительно производит впечатление. — Антонио небрежно пожал плечами как истый европеец, пресытившийся всякими диковинами, и тоже оглянулся. — Честно говоря, мы сами приехали сюда только на днях. И я не бывал здесь уже много лет. За это время позабылись и ощущения, вызываемые этим домом, и хранимые здесь сокровища.

— Кто это «мы»? — немедленно вступила в разговор Трейси. А Касс не могла понять, как можно позабыть на многие годы о доме твоих предков. Наверняка это как-то связано с его исчезнувшей женой!

Тем временем Антонио объяснил, что он приехал сюда с Эдуардо и Альфонсо. Касс, не имея понятия, о ком он ведет речь, сочла это гиперболой, внушенной атмосферой самого дома, где все дышало стариной.

И тут наконец-то стало ясно, что не давало покоя ей самой и явно тревожило Алису. В этом доме не чувствовалось ни малейшего намека на гостеприимство. Он словно старался отпугнуть их холодом и мраком.

Касс едва успела обуздать разыгравшееся воображение и напомнила себе, что это вполне естественно, если здесь никто не жил много лет.

— Когда его построили? — Стараясь избавиться от сковавшего ее напряжения, Касс повела плечами, но от этого стало только хуже.

— В начале пятнадцатого века, хотя та башня, где сейчас часовня, старше еще на сто лет, — сообщил Антонио с легкой улыбкой.

Касс охнула от восторга. Значит, в этом самом доме могла жить и Изабель де Уоренн, женщина из их рода?

— А замок?

— Это военное сооружение принадлежало моим предкам целую вечность. — Глаза Антонио гордо блеснули. — Большинство сохранившихся построек относится к четырнадцатому веку, но они стоят на гораздо более древнем фундаменте. Если вы помните, Испания не сразу свергла арабское иго, да и потом часто вспыхивали междоусобицы, а в горах никогда не переводились разбойничьи шайки. Но вышло так, что мой род довольно быстро подвергся королевской опале, и к концу шестнадцатого века замок пришел в упадок. Он оставался необитаемым почти сто лет. Поразительно, как скоро мои предки утратили влияние при дворе.

— А почему? — Касс мигом позабыла все свои мрачные мысли, — Что с ними случилось? Трейси решительно встала между ними.

— Мы тащились по жаре целый день, а теперь вам приспичило обсуждать какие-то древности? — Она взяла Антонио под руку и промурлыкала: — Тонио, я так по тебе скучала!

Касс отвернулась, чтобы не видеть их поцелуя. Стараясь отвлечься, она взяла за руку Алису.

— Позвольте мне познакомить вас с моим сыном и показать вам ваши комнаты, — сказал Антонио.

— Эдуардо?

— Я здесь, папа, — послышался звонкий голос откуда-то издалека.

Касс обернулась с приветливой улыбкой. Интересно, давно ли он стоит там и наблюдает за ними? Ее улыбка мигом угасла. Никто не предупредил Касс, что сын Антонио вынужден ходить в ортопедических ботинках и на костылях. Она стиснула руку Алисе — не дай Бог, девочка охнет от неожиданности!

— Эдуардо, у нас гости!

Мягкий, ласковый голос Антонио заставил Касс оглянуться. Он следил за своим сыном с такой любящей улыбкой!

Пока их представляли друг другу, Касс убедилась, что Эдуардо не в восторге от ее младшей сестры. Что ж, вполне естественно, ведь мальчик мог видеть в ней угрозу памяти его матери.

— Эдуардо! — налетела на мальчика Трейси. — Как чудесно увидеть тебя снова! — И она звонко расцеловала его в обе щеки.

Касс даже поморщилась. Трейси никогда не умела обращаться с детьми, и в такие моменты это просто бросалось в глаза. Интересно, замечает ли все это Антонио?

— Привет, Эдуардо, — сказала она. — Меня зовут Касс. Надеюсь, ты не очень обиделся на нас за то, что тебе придется делить с нами твоего папу?

Его явно шокировала подобная мысль. Он отвечал медленно и с акцентом, но на совершенно правильном английском языке:

— У нас в стране вообще не принято упоминать о таких вещах. Мой дом к вашим услугам.

— Спасибо, — отозвалась Касс. — Моей племяннице семь лет. А тебе?

— Десять. Эдуардо внимательно посмотрел на Алису.

— Может, ты отведешь Алису на экскурсию?

— Экскурсию? — смешался он.

— Ну, такой дом, как ваш, наверняка не обойти за один день, правда? Я уже не говорю про замок. Может, вы возьмете с собой меня, когда соберетесь в эти развалины?

Эдуардо долго смотрел на странную женщину, прежде чем обернулся к отцу.

— Там будет видно, — серьезно отвечал Аитонио.

Касс оставалось надеяться, что она не наговорила лишнего. Но и Антонио не походил на отца, подвергающего своего больного ребенка чрезмерной опеке. К тому же, насколько она могла судить, Эдуардо управлялся с костылями довольно ловко и мог двигаться самостоятельно.

— Ну, надеюсь, мы приступим к исследованиям завтра утром!

Эдуардо снова нерешительно взглянул на отца.

— По-моему, это отличная мысль! — вставила Трейси.

— Мы с детьми могли бы устроить настоящий пикник! — подхватила Касс, отлично понимая, почему ее идея так нравится Трейси.

Антонио не спускал с Касс пронзительного взгляда.

— Папа, позволь мне завтра проводить твоих друзей в замок!

Касс не нужен был переводчик, чтобы понять смысл испанской фразы.

— Кассандра, не обсудить ли нам завтрашние планы в другой раз? — со странным упрямством предложил Антонио.

— Я требую слишком многого? — Касс решила идти напролом и посмотрела ему прямо в глаза.

— Безусловно. — Антонио смягчил неловкую шутку улыбкой.

— Это все дурное американское воспитание, — как ни в чем не бывало призналась Касс, не в силах отвести от него взгляд. — Если замок исключается, мы могли бы отправиться на пикник куда-нибудь еще или, может быть, я отвезу детей на ленч в Педрасу?

19
{"b":"8073","o":1}