ЛитМир - Электронная Библиотека

Она едва высидела ужин, старательно избегая смотреть на Антонио и твердо придерживаясь решения держаться от него подальше, несмотря на ощущение, что Трейси откровенно ею манипулирует. Младшая сестра пребывала в отличном расположении духа и громко щебетала весь вечер за всю компанию. Дети тоже чувствовали себя прекрасно. Однако Антонио выглядел подавленным и уставшим. Касс не строила иллюзий и понимала, откуда взялась такая усталость. В доме царила непроглядная тьма.

Касс вздрогнула. Тусклые лампочки в стенных канделябрах почти не давали света. А тут еще эта мертвая тишина… Не было слышно ни звука: ни жужжания кондиционеров или вентиляторов, ни бормотания телевизора или радио, ни шелеста ветра снаружи. Даже сквозь толстые стены Белфорд-Хауса внутрь проникали какие-то звуки: шум машин на шоссе или лай собак в деревне, здесь же было тихо, как в склепе.

«Ни за что на свете не езди в Кастилию…»

Надо же выдумать такую чушь! Касс охватило раздражение, как ни больно это признавать, ее тетка явно выжила из ума и не в состоянии рассуждать трезво, когда дело касается семьи де ла Барка. Вот и все!

Спустившись в главный холл, Касс остановилась, чтобы осмотреться, и почувствовала, как волосы на голове встали дыбом, а взгляд затравленно метался по темным углам. Она была здесь совершенно одна. Все в доме давно спят, и нечего так психовать! Никогда в жизни Касс не боялась темноты, не боялась ее и сейчас. Ее страшило то неведомое, что словно затаилось где-то в углу, карауля каждое ее движение и готовое выскочить ей навстречу.

— Господи Иисусе! — раздраженно вырвалось у нее.

Касс вспомнила про Алису, безмятежно спавшую в комнате наверху. Минуту назад ей снова стало страшно оставлять девочку одну. С какой стати? Да она в любой момент может подняться в спальню и позвонить Кэтрин или подключиться к Интернету. Касс никогда не расставалась со своим компьютером и привезла его сюда.

Наконец она заставила себя двинуться дальше по коридору. Настоящий историк не станет тратить время даром, тем более что Касс приехала сюда всего на один уик-энд и по-прежнему горела желанием раскрыть тайну жизни и смерти Изабель де Уоренн несмотря ни на что.

Стараясь не поддаваться нервной дрожи, Касс повторила разработанный план: не обращать внимания ни на что, кроме загадок средних веков, и избегать разговоров о своей тетке.

Первым делом следовало взглянуть на портрет Изабель де Уоренн. Может, она неправильно поняла Антонио и полотно висит не на втором, а на первом этаже этого крыла? Внезапно Касс застыла на месте.

Дверь в конце коридора была распахнута, а в комнате горел свет. Это оказалась библиотека — полки до самого потолка буквально ломились от книг, а за рабочим столом сидел Антонно. «Дерьмо!» — мысленно воскликнула Касс, собираясь немедленно скрыться.

Но он поднял, глаза и увидел ее. Касс растерялась: бежать или остаться?

— Кассандра?

Она снова выругалась про себя. Не хватало только этой встречи. Бежать, немедленно бежать!

Он поднялся из-за стола. Чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди, Касс робко улыбнулась:

— Привет!

— А мне казалось, что все спят! — Он с улыбкой шел ей навстречу.

— Мне тоже. — Касс повлекла вперед какая-то неподвластная ей сила. Над чем это он засиживается допоздна?

Антонио молча смотрел ей в глаза. Касс покраснела. Черт побери, ее сестра права!

Она поспешила отвернуться и сделать вид, что с интересом осматривает комнату; Кроме полок с книгами и рабочего стола, здесь был огромный камин. Высокий потолок украшала чудесная лепнина. Двойные стеклянные двери выходили на террасу.

Судя по беспорядку на письменном столе и недопитому бокалу с бренди, она застала Антонио за работой.

— Надеюсь, я не помешала?

— Конечно же, нет! — Он снял свои массивные очки в черепаховой оправе. — Не хотите выпить?

— Я… честно говоря, я бы предпочла взглянуть на портрет Изабель!

— Как неучтиво с моей стороны! Я же сам обещал показать вам его еще в Сассексе, но в сегодняшней суматохе совершенно позабыл об этом! Примите мои извинения!

— Антонио, это не вам, а мне следует извиняться, — вдруг сказала Касс. — Я и понятия не имела о том, что мы явимся незваными гостями!

— Я сразу понял, что вы не были в сговоре с сестрой, — признался он с грустной улыбкой.

С каким тактом Антонио вывел ее из этой дурацкой ситуации! Касс обратила внимание на его золотой крестик: небольшой, но удивительно тонкой работы.

— Но раз уж вы здесь, я от всей души желаю вам получить удовольствие от пребывания в Кастилии!

— Ваше гостеприимство просто ни с чем не сравнимо! — В ночном сумраке его ореховые глаза показались Касс черными. — Нормальный человек выставил бы нас отсюда в два счета!

Его бархатистый, ласковый смех обволакивал Касс, словно вата.

— Кассандра! Я никогда не бросаю слов на ветер!

— А над чем вы работали? — Касс снова стало не по себе от его взгляда.

— Я стараюсь возможно полнее восстановить историю нашего рода, как пытался сделать мой отец.

Касс заставила себя поднять глаза. Но он уже отвернулся и ткнул пальцем в бумаги у себя на столе:

— Я провожусь не один месяц, пока приведу в порядок все эти записи. Пойдемте?

— Пойдемте… — эхом откликнулась она.

— Ее портрет на втором этаже. — Тут Антонио кое-что вспомнил, вернулся к столу и взял цветной снимок рубинового колье. — Прошу!

Касс позволила проводить себя из библиотеки в коридор. Искоса поглядывая на его точеный профиль и подлаживаясь к стремительному шагу, спросила, не в силах сдержать нетерпение:

— Вы уже сравнили с портретом? С портретом Изабель де Уоренн? Это то самое колье?

— Предоставляю вам судить самой, — ответил Антонио с галантной улыбкой.

— Скорее бы!

Вскоре они оказались в том самом коридоре, где совсем недавно Касс ругалась с Трейси. Антонио распахнул боковую дверь, и следом за ним Касс шагнула в темную комнату.

Он щелкнул выключателем, но ничего не произошло. Касс застыла на месте, едва различая впотьмах, как Антонио обходит что-то огромное — наверное, кровать. Раздался еще один щелчок, но свет так и не загорелся.

— Придется сходить за лампой. — Он осторожно обошел Касс, направляясь к двери. — Я быстро.

Касс и глазом мигнуть не успела, как осталась одна. Она хотела сказать, что пойдет вместе с ним, но опоздала. И вся сжалась от напряжения.

Ну что за глупость — испугаться темной комнаты! Касс захотелось выскочить обратно в коридор, но ноги словно приросли к полу.

Она затаила дыхание, обратившись в зрение и слух. При этом Касс сама не знала, что надеется здесь увидеть или услышать. Разве что мышку. Но откуда это чувство тревоги? Да, она буквально тряслась от тревоги — или в комнате было гораздо прохладнее, чем показалось сначала? Касс обхватила себя за плечи. Глаза понемногу привыкали к темноте, однако по спине все еще бегали мурашки. Выступил силуэт массивной кровати — такая же старинная, как у нее в спальне, и под балдахином. Стены утопали во тьме, и оттого комната казалась необъятной, а она сама — одинокой и потерянной. Внезапно Касс принюхалась. В воздухе разливался слабый запах фиалок.

Ох, не нравилась ей эта комната! Касс прониклась отвращением к этой спальне еще до того, как успела ее увидеть, и ей снова захотелось выйти в коридор, но она так и не заставила себя двинуться с места.

Что-то здесь было не так — но что?

От озноба у нее скоро начнут стучать зубы, хотя воздух в спальне спертый и душный. Ну так что? Честно говоря, здешняя атмосфера буквально давила ей на грудь, но ведь ночи в Кастилии славятся духотой — разве не так? У Касс снова разыгралось воображение, а на самом деле все в полном порядке. И в этой спальне, и в той, которую отвели им с Алисой.

Хотя, с другой стороны, что-то могло быть не так со всем этим проклятым домом.

Касс собралась выйти в коридор, но ноги налились свинцовой тяжестью. И снова в ноздри ударил приторный, удушающий, тошнотворный запах фиалок. Ей стало жутко.

23
{"b":"8073","o":1}