ЛитМир - Электронная Библиотека

Трейси не шелохнулась. И тело, и рассудок отказывались повиноваться. И она выпалила первое, что вертелось на языке:

— Какие дела? Какой Эдуардо? Я еще не кончила разговор!

Он лишь поморщился в ответ. Она отвечала такой же болезненной гримасой, ошеломленная собственной выходкой. Что это на нее нашло? Что вообще с ней творится?

— Прости, Антонио! — затараторила Трейси. — Прости меня! Я тебя люблю! Я сама не соображаю, что говорю! Погоди, дай мне хотя бы пару минут, чтобы доказать свою любовь! — Она беспомощно простерла к нему руки.

— Нет. — Он осторожно поймал ее за запястья, не позволяя приблизиться.

Его решительное лицо, холодный голос окончательно выбили почву у нее из-под ног.

— Пожалуйста, не прогоняй меня! — Трейси словно со стороны наблюдала за своей униженной мольбой. — Ты мне нужен! Ты мне нужен как никогда!

— Все кончено, — резко перебил он. — То, что случилось вчера, было ошибкой.

— Ошибкой? — Оцепенение наконец-то прошло, и на смену ему пришла ярость. — До сих пор ты не жаловался, когда я не отказывала тебе ни в чем, Тонио!

— У меня есть дела, — сдержанно повторял он, обошел ее и уселся за рабочий стол.

Трейси ошарашенно разглядывала его точеный профиль, склоненный над пыльными папками. И тут ее понесло. Она уже не могла остановиться, хотя понимала, что только навредит себе, если не сумеет овладеть собой.

— Это что же, я торчу тут битый час, наполовину голая, и обмираю от любви, а ты вместо меня обнюхиваешь свои книжки? Ты что, уже не мужик? — вызывающе воскликнула она.

Не обращая внимания на ее тираду, Антонио продолжал рыться в бумагах. Из стопки книг выпала фотография.

Рубиновое колье, некогда вроде бы принадлежавшее этой Изабель. И на Трейси накатили воспоминания: Антонио и Касс дружно склонились над могильной плитой. Плечо к плечу стоят у надгробия в склепе. Мило шепчутся в столовой Белфорд-Хауса, разглядывая колье. — Так это все из-за Касс! — выкрикнула она.

Он вскочил так, что с грохотом опрокинулось тяжелое кресло.

— Что ты сказала?

— Это все из-за моей сестрицы, мисс Книжный Червь, мисс Непорочная Матерь, мисс Я-готова-на-все-ради-Антонио! Верно? — Трейси дрожала, готовая лопнуть от ярости.

— Это не имеет ни малейшего отношения к твоей сестре, — отчеканил Антонио. Не в силах больше терпеть ее присутствие, он вышел из библиотеки.

Но ей уже было не до него. Она не слышала, что он сказал на прощание. «Касс! Проклятая Касс!» — только и вертелось мозгу. Трейси так сжала кулаки, что ногти вонзились в ладони. Так дальше дело не пойдет. Касс не сойдет это с рук.

Касс направлялась в спальню, чтобы разбудить Алису, когда в другом конце коридора появилась Трейси. Касс задержалась: уж очень странно смотрела на нее сестра.

— Что-то случилось? — нерешительно спросила она.

— Да, отвечала Трейси.

— Что? Что такое? — В страхе Касс ринулась вперед.

— Что ты сделала? — грубо спросила Трейси. Ее синие глаза так и сверкали.

Касс поняла, что на сестру снова нашло.

— Да что с тобой? Я ничего не делала!

— Ничего? Ну так и держись от него подальше!

— Что?! — опешила Касс. Впервые в жизни она слышала в голосе родной сестры такую смертельную угрозу. — Не понимаю, о чем ты говоришь? — Но ведь она все знала!

— Ах, «что такое»! Ах, «я не понимаю»! — злобно передразнила Трейси. — Ты хочешь увести у меня Антонио! И не пытайся мне лгать, черт бы тебя побрал!

— Ничего подобного! — слабо возразила Касс. — Что за глупость!

— Врешь! — надвигалась на нее Трейси.

Касс отшатнулась.

— Я никогда не позволяла себе вмешиваться в ваши отношения, и если у вас с Антонио возникли трудности, нечего сваливать все на меня!

Не давая себе труда выслушать Касс до конца, Трейси изо всей силы толкнула ее в грудь. Касс отлетела к стене. Она не сразу поверила, что такое могло случиться. И лишь потом испугалась. Потому что Трейси нависла над ней всеми своими шестью с половиной футами и схватила ее за грудки.

— Не за этим ли ты явилась в Испанию? Чтобы выставить меня дурой?

— Нет, Трейси, нет! Перестань! — воскликнула Касс.

Трейси оторвала ее от стены и толкнула так, что Касс упала на четвереньки. Сестра была тут как тут. Касс испуганно скорчилась на полу, глядя на Трейси снизу вверх. Она и не подозревала, что Трейси так сильна.

— Что ты делаешь? — вскричала Касс. Наверное, Трейси просто вышла из себя и это какое-то временное помутнение рассудка!

— Я тебя ненавижу! — отвечала Трейси, избивая сестру ногами.

Касс не успела увернуться. Первый же пинок попал ей в лицо, и Касс задохнулась от острой боли, хотя Трейси была обута в легкие сандалии. Только теперь Касс поняла, что ей грозит серьезная опасность.

Она и в нормальном состоянии не совладала бы с сестрой, которая была намного выше и сильнее. А сейчас Трейси вообще не способна была соизмерять свои силы из-за приступа бешенства.

Трейси прижала ее к полу и прошипела:

— Слышала, что я сказала?

Касс, скованная страхом, не понимала, кого видит перед собой. Эта разъяренная безжалостная фурия не могла быть ее сестрой!

— Я всю жизнь тебя ненавидела! — кричала Трейси.

Касс встретилась с ней глазами и поверила, что Трейси сказала правду. И в этот миг словно что-то оборвалось у нее внутри.

— Но ведь мы с тобой сестры… — в отчаянии прошептала она. — Ты моя родная сестра!

Трейси молча прожигала ее взглядом. Она посмотрела на щеку Касс — там наверняка уже проступил синяк, — и внезапно жуткое пламя ненависти в ее глазах потухло.

Касс осторожно поднялась с пола. Одно колено оказалось ободранным до крови.

— Ты моя родная сестра. И я всегда любила и буду любить тебя, Трейси, что бы ты ни делала и ни говорила.

Лицо Трейси постепенно менялось. Ярость исчезла, ее сменили растерянность и ужас. Она отшатнулась, словно только что увидела Касс.

— Господи! Господи, что я натворила!

— Ты меня избила, — отвечала Касс, чуть не плача. — Как ты могла меня пинать?

— Не знаю! — Трейси пятилась, беспомощно тряся головой. — Я так растерялась… я ничего не соображала… Не знаю, не знаю!

Касс с хрипом выдохнула воздух. Она и не замечала, что ее колотит крупная дрожь.

А Трейси побледнела как полотно и все продолжала пятиться и трясти головой, пока не развернулась и не выскочила вон из дома. Касс показалось, что она рыдает на бегу. Первым порывом было догнать сестру, но тело отказывалось повиноваться. В памяти снова и снова вставала жестокая сцена. Касс зажмурилась. В эти ужасные секунды Трейси хотела ее убить. Касс была совершенно уверена в этом.

С порога спальни Касс увидела, что Алиса беспокойно мечется во сне.

Касс уже успела немного успокоиться, повторяя без конца, что Трейси просто не соображала, что делает. Что она не могла желать зла своей сестре. Что ей только померещился этот жуткий, убийственный огонь в глазах Трейси.

Им вообще нечего было делать в Испании!

Не желая развивать дальше эту неприятную мысль, Касс подошла к постели, на которой всхлипывала во сне ее племянница.

— Просыпайся, милая. — Она погладила девочку по голове. — Алиса, очнись! Тебе приснился плохой сон!

Алиса широко распахнула глаза и непонимающе уставилась на Касс.

— Нет!

— Детка, это же я, твоя тетя Касс!

Алиса, постепенно приходя в себя, тяжко вздохнула:

— Ох, тетя… тетя Касс! Ты ушиблась! — испуганно вскричала она.

— Ничего страшного! Подумаешь, синяк!

— Он такой большущий! А что случилось?

Касс не сразу нашлась с ответом. Правда могла повергнуть ее в новый шок: как ни крути, а с Трейси действительно творится что-то неладное.

— Я упала и ушиблась. Не переживай!

— Тетя Касс, а у тебя на коленке кровь. — Семилетнюю девочку не могли не заинтересовать такие подробности.

— Я же сказала, что упала и ушиблась. Все в порядке, милая! — она обняла Алису и спросила; стараясь отвлечь ее внимание от своих синяков: — А почему ты так плохо спала? Тебе что-то приснилось?

30
{"b":"8073","o":1}