ЛитМир - Электронная Библиотека

— Милорд! — ее голос звенел от слез.

Ей никто не ответил. И Изабель не смогла совладать с приступом паники. Она так и не подошла к кровати, чтобы убедиться, жив еще отец или умер. Вместо этого она опрометью помчалась вниз и по дороге налетела на Тома, так и лежавшего посреди коридора.

Изабель рухнула на колени, уже понимая, что отец тоже мертв.

— Том! — рыдала она. — Том, ты не можешь умереть! Не смей меня покидать, Том, ты мне нужен! Не смей умирать!

Она так и не добилась ответа, зато обратила внимание на то, что он неподвижен. Торопливо вытерла слезы, решив, что это из-за них она видит так плохо. Том лежал не шелохнувшись.

На нее накатила новая волна паники. Изабель поднесла дрожащую руку к его губам. Ни малейшее дыхание не коснулось ее, руки. Она поднесла другую руку — наверное, это ошибка! — замерла в надежде уловить тепло его тела. Но ничего не почувствовала.

Тогда Изабель рывком распахнула ворот его туники и прижалась ухом к еще не остывшей груди. Том оставался совершенно неподвижен, и что самое страшное — она не различила биения его сердца.

Он был мертв.

Через три дня, когда в Римскую крепость явился ее дядя, Джон де Уоренн, чтобы достойно похоронить своего брата, следом за родителями и Томом ушла ее новорожденная сестра Кэтрин. И Кэролайн тоже ушла. Но Изабель выжила. Хотя сама не знала почему.

Глава 12

«Каса де суэньос»

21.30

— Я бы предположил чуму или моровую язву.

Его голос доносился откуда-то издалека. Перед глазами у Касс все еще стояла милая белокурая девочка, застывшая от горя посреди крепостного двора. Она только что потеряла всю родню.

Нет, не всю! Ее дядя был жив. Ее дядя стал графом Сассекса после смерти отца.

Касс заставила себя открыть глаза и увидела, с какой тревогой следит за ней Антонио.

— Как это ужасно, — прошептала она. — Если это была чума, мы легко сможем все выяснить.

— Завтра, — пообещал он.

Снаружи поднялся сильный ветер. По оконным стеклам шелестел песок.

Касс снова представила себе маленькую Изабель.

— Она осталась сиротой, — мрачно заметила Касс. — Отец умер, а она была племянницей графа Сассекса. Скорее всего, дядя стал ее опекуном, и он же устроил ее брак.

— Наверняка так оно и было. — Антонио не сводил глаз с ее лица. — Изабель получила немалое приданое, чтобы составить приличную партию. С вами все в порядке?

Касс видела, как его оживление угасло: он явно чувствовал, что ей не по себе. Она и сама не ожидала от себя столь бурной реакции на последнее открытие.

Касс слишком увлеклась переживаниями Изабель. Или это наваждение порождено чьей-то чужой волей?

— Кассандра? — Они все еще стояли на коленях совсем близко, плечо к плечу. — Вас что-то беспокоит? В чем дело?

Касс пригубила мартини, стараясь успокоиться. Господи, она так и торчит с ним рядом возле дивана! А вдруг войдет Трейси? И Касс вскочила, снова чувствуя себя виноватой.

— Ее жизнь выглядит настоящей трагедией от начала и до конца. Представляете, восьмилетней девочкой потерять все, а через двенадцать лет погибнуть на костре? У меня не укладывается такое в голове.

— Вполне вас понимаю. — Антонио тоже встал, по-прежнему удерживая ее взгляд. — Возможно, этими объясняется чрезмерная холодность этого дома.

— Вы верите в привидения? — удивилась она.

— Я и сам толком не знаю. Но иногда из любви к романтике очень хочется в них поверить! — Антонио слегка улыбнулся.

— Да, это очень романтично. Но я все еще не разобралась до конца. Ведь Изабель должна была принять католичество, чтобы стать женой Альварадо?

— Да.

— Но тогда как она умудрилась стать еретичкой?

— Как следует из курса истории — я имею в виду нашу историю, — именно новообращенные чаще всего становились жертвами инквизиции.

— А я и не знала. И все же мне почему-то кажется, что она умерла в Англии. Но возможно, вы и правы — возможно, ее казнили здесь. — И Касс невольно вздрогнула. — Ну что ж, по крайней мере теперь понятно, почему ей не лежится в могиле. Я бы на ее месте тоже стала призраком.

— По-вашему, она все еще не покинула эти стены?

— Не знаю, — задумчиво промолвила Касс, глядя ему прямо в глаза. — Надеюсь, что нет. Но…

— Но что?

Касс не успела выложить все свои подозрения, так как ее опередил Грегори:

— Ну, Тонио, наконец-то ты нашел себе достойную пару! Женщину, так же увлеченную прошлым, как и ты! — с улыбкой воскликнул он.

Взглянув на его привлекательное лицо. Касс поняла: на самом деле ему не до смеха. Неужели он невзлюбил ее?

И в этот миг взгляд Грегори, равнодушный и холодный, сменился пронзительным и полным ненависти.

Касс попятилась, стараясь укрыться за спиной у Антонио, явно удивленного таким поведением. Когда же она набралась духу и снова посмотрела на Грегори, его улыбка стала прежней — живым эталоном вежливости и мужского обаяния.

Но ведь ей не привиделось, он действительно смотрел на нее с ненавистью! Почему? Черт побери, они же едва знакомы!

И без того потрясенная, Касс постаралась отойти от Антонио как можно дальше — видимо, интуиция предупредила ее о появлении сестры. Она обернулась к дверям и увидела Трейси.

Перед глазами встала другая картина: Трейси в измятой мини-юбке, растрепанная и босая, выходит средь бела дня из хозяйской спальни. А потом Касс вспомнила, как выглядела Трейси, скорчившаяся в оцепенении под корявым древесным стволом.

В груди у Касс моментально вспыхнула ненависть. Это она, Трейси, стоит между ней и Антонио, это она может в любой момент отнять Алису!

В следующий миг Касс стало жутко; что за дикие мысли?

— Привет, — скованно проговорила Трейси и обвела внимательным взглядом Антонио, Касс и Грегори.

Судя по тому, как остолбенел младший де ла Барка, он был сражен наповал — Касс слишком часто приходилось наблюдать подобную реакцию.

Пока Антонио представлял брата и Трейси друг другу, Касс отошла в сторонку, стараясь унять нервный озноб и проклиная свою недавнюю вспышку. Что это с ней? Скоро она окончательно опустится до уровня инстинктов!

Касс стояла у камина, рассеянно следя за языками пламени, как вдруг оттуда на нее с холодной улыбкой посмотрела Изабель! Касс с криком отскочила в сторону.

— Вы обожглись? — встревожился Антонио.

В ужасе она вцепилась в его руки и вместо озабоченного мужского лица снова увидела эту жуткую злорадную улыбочку! Она дрожала как осиновый лист.

— Вы обожглись? — повторял Антонио, поддерживая Касс под локоть.

У нее все поплыло перед глазами.

— Ей плохо? — Ага, это голос ее сестры! Черт бы ее побрал!

— По-моему, она вот-вот потеряет сознание. — Это Грегори.

Ничего подобного, Касс всегда умела держать себя в руках и ни разу в жизни не падала в обморок! Но она так и не успела сказать этого вслух: все поглотила бездонная чернота.

«Моровая язва…»

«Вы верите в привидения?..»

«Она вызывает нас всех, чтобы собрать вместе…»

Голоса не давали покоя, вызывая головную боль и тошноту. А в следующий миг эти же голоса ворвались в ее уши наяву, а в нос ударил резкий тошнотворный запах. Касс закашлялась и очнулась.

Это Антонио держал перед ней нашатырь. Он снова намочил ватку, но Касс поспешно отвернулась:

— Я в порядке!

— Вряд ли, — сердито возразил он. — Вы довели себя до предела!

— Насколько мне известно, она никогда в жизни не хлопалась в обморок; — сообщила Трейси. Они с Грегори стояли у нее в ногах.

Касс хотела сесть, но комната снова поплыла перед глазами.

— Лежите смирно! — велел Антонио.

Она удивилась: неужели его действительно так встревожил ее обморок?

— Ничего страшного! — Ее голос предательски дрогнул от радости. — Сама не понимаю, что на меня нашло… — Она растерянно умолкла.

Касс вспомнила: лицо Изабель в языках пламени!

— Тетя Касс! — воскликнула испуганная Алиса.

38
{"b":"8073","o":1}