ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мог! — слетело с алых губ. — Еще как мог!

Касс закричала. Ее тетка, которая больше не была ее теткой, стояла перед ней со зловещей улыбкой, и ее вид не предвещал ничего хорошего.

Касс выронила сумку. Она обмирала от ужаса и готова была ринуться прочь, но нашла в себе силы остаться на месте и взять Кэтрин за руку.

В тот же миг та снова стала ее теткой. Это больше не была Изабель.

— Ты что-то сказала? Извини, я не расслышала, — рассеянно переспросила Кэтрин, бледная как мел.

Касс онемела от испуга. Только что она лицом к лицу столкнулась с жутким чудовищем, с женщиной, вселившейся в ее тетку и скитавшейся по этой земле на протяжении четырех столетий… Или ей все привиделось? Может, она просто сходит с ума?

— Зря ты сюда приехала! — прошептала она. «Что-то страшное грядет! Что-то страшное грядет!» — звенело у нее в мозгу.

— Что-то страшное грядет, Кассандра, — вдруг промолвила Кэтрин и крепко прижала племянницу к себе. — Но лучше нам встретить это сообща. Потому что уже поздно что-либо менять. Мы все собрались здесь, в этом доме, — именно так, как она хотела.

При одной мысли о том, чтобы провести здесь еще одну ночь без света и телефона, Касс стало дурно.

— Трейси исчезла этой ночью, — прошептала она. — Я не хотела тебя тревожить.

— О Господи! — вырвалось у Кэтрин. — Только не Трейси! — И она снова залилась слезами.

— С Трейси ничего не случится, — твердо заявила Касс, хотя сама не верила в свои слова. — И если уж на то пошло — с какой стати мы должны торчать здесь до понедельника? Как только она вернется — а это, надеюсь, случится с минуты на минуту, — мы соберемся и уедем!

— Как скажешь, — кивала Кэтрин, тихо плача..

— Есть что-то еще, правда? — догадалась Касс. — Ты не все мне рассказала?

— Да. Отец Эдуардо погиб от ужасных ран, когда ему едва исполнилось сорок лет.

— А сам Эдуардо умер в сорок два года, верно? — с тоскливым предчувствием спросила Касс.

Кэтрин молча кивнула.

— Что ты хочешь сказать? — Но ответ напрашивался сам собой. На протяжении многих десятилетий мужчины в роду де ла Барка умирали совсем молодыми и не своей смертью. А Антонио… ему тоже скоро исполнится сорок!

Касс остолбенела.

— Его ударила ножом собственная жена, — продолжала Кэтрин. — Ее признали невменяемой, и остаток жизни она провела в сумасшедшем доме.

— Аитонио никогда об этом не говорил, — прошептала Касс, чувствуя, как в комнате все сильнее пахнет фиалками. — Тетя Кэтрин!

— Пойдем отсюда, — выдохнула Кэтрин, нервно оглядываясь.

Касс и не думала спорить. Все ее существо кричало о том, что эта женщина сейчас здесь, в этой комнате, что, безусловно, являлось полным абсурдом, кроме запаха фиалок. Он был более чем реален. И тетка тоже ощутила ее присутствие, иначе что заставило бы ее замереть на месте, испуганно распахнув глаза и едва дыша? Судя по всему, Изабель находилась где-то совсем рядом, между ними, обволакивая их ароматом своих духов. Он становился все сильнее. Из-за него было трудно дышать. Касс закашлялась.

Кэтрин, смертельно бледная, рванула ворот блейзера и забилась в приступе кашля.

— Тебе плохо? — с трудом выдавила Касс.

Но Кэтрин не могла ответить. Она боролась с удушьем.

Касс перепугалась. Она похлопала тетку по спине, но Кэтрин зашлась в новом приступе кашля.

Касс с криком рванулась вперед и едва успела подхватить Кэтрин. Беспомощно хватаясь за горло, выкатив от натуги глаза и покрывшись синюшной краснотой, ее тетка упала на пол. Наверное, с ней случился сердечный приступ вроде апоплексического удара. Нужно скорее дать ей кислород!

— Антонио! — отчаянно закричала Касс. — Антонио! Антонио! — Она не знала, что делать. На память пришли уроки первой помощи. Касс распахнула блейзер у Кэтрин на груди.

По коридору к ним бежал Антонио.

— Нужно отвезти ее в больницу! — воскликнула Касс. — По-моему, у нее сердечный приступ!

Антонио встал на колени. Тем временем Кэтрин совсем перестала дышать, а ее лицо приняло зловещий пурпурный оттенок. Дико выпученные глаза оставались пустыми, невидящими. Антонио немедленно начал делать ей искусственное дыхание.

С возраставшим ужасом Касс следила за тем, с какой силой он налегает на грудную клетку тетки и старается вдувать воздух в легкие. Бесполезно. «Нет! — тупо твердила про себя Касс. — Только не это! Этого не может быть!»

Однако, несмотря на ужас и растерянность, она обратила внимание на то, как слабеет запах фиалок. Вскоре он совсем исчез.

«Боже! Боже!» — молилась Касс про себя, не спуская глаз с Антонио, все еще делавшего искусственное дыхание Кэтрин.

Наконец он сел на корточки.

Касс взглянула на Кэтрин: ее лицо стало восковым, неподвижным — и в отчаянии вскричала: — Почему ты остановился?

Антонио закрыл Кэтрин глаза и поднял на Касс печальный взгляд.

— Мне очень жаль, Кассандра, — промолвил он.

Часть третья

ИЗАБЕЛЬ

Глава 14

Замок Стоунхилл. Июль 1550 года

Наконец-то он приехал.

Ее дядя, граф, сославший ее в это место семь лет назад, ждет ее.

Изабель спряталась за деревом, понимая, что должна идти, но не могла сделать первый шаг. Шумная ватага солдат в цветах графа Сассекса по-хозяйски расположилась во дворе — ее дворе, а собственных слуг Изабель не было ни видно, ни слышно. Изабель не винила свою челядь. Вид дядиных солдат не сулил ничего хорошего. Они наверняка только что вернулись с севера. На прошлой неделе жители Ситтингберна взбунтовались из-за высоких налогов, и власти подавили мятеж железной рукой.

— Изабель! — звала ее леди Хелен.

Изабель тяжко вздохнула. Девушке совсем не нравилась компаньонка, кузина дядиной жены, навязанная ей после того, как она лишилась семьи. Сварливая, вздорная женщина. Да к тому же еще и шпионка. Изабель не сомневалась, что Хелен регулярно доносит дяде обо всех ее поступках. Было бы о чем доносить! За семь лет, проведенных на глухой восточной окраине графства, Изабель окончательно стала деревенщиной…

— Изабель!!!

Нет, дальше тянуть нет смысла. И она вышла из-за дерева.

Хелен стояла посреди двора и замахала руками, заметив Изабель.

— Ты что, не нашла другого времени пойти за ягодами?

Изабель приосанилась и гордо вздернула подбородок. Она была босая и придерживала рукой подол передника, полный спелой ежевики.

— Он не предупредил нас, что приедет именно сегодня!

— Ах вот как, мы снова решили показать свой норов? Ну, юная леди, позволь тебе напомнить, что он твой опекун и за семь лет впервые вспомнил о твоем существовании! А все потому, что тебе пора замуж!

— И без тебя знаю! — огрызнулась Изабель.

Она пошла через двор, стараясь не обращать внимания на наглые ужимки дядиных солдат, осыпавших ее грубыми насмешками и еще более грубыми предложениями. Внутри у Изабель все дрожало. В ближайшие минуты решится ее будущее!

— Она родная племянница Сассекса! — прикрикнула Хелен на чересчур обнаглевшего латника. — Попридержи язык, деревенщина!

Изабель, не обращая внимания на Хелен, толкнула тяжелую дверь.

Граф в раздражении мерил шагами главный зал. Он был не один. С ним были двое его рыцарей. Изабель задержалась на пороге: дядя так увлекся разговором, что не заметил ее. А вдруг она сумеет прошмыгнуть к себе в комнату и успеет переодеться?

Но в этот миг граф Сассекс остановился и взглянул на девушку с холодным презрением.

— Мы велели подать вино! Где оно?

Изабель сделала такой глубокий реверанс, что едва не упала. Этот замок не шел ни в какое сравнение с Римской крепостью, и грубый каменный пол больно царапал босые ноги. Ничего удивительного, что граф принял ее за служанку.

— Прошу прощения, милорд, я сейчас же позабочусь о том, чтобы вам подали самое лучшее вино.

— Изабель?..

Изабель выпрямилась, по-прежнему придерживая передник с ягодами.

47
{"b":"8073","o":1}