ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец Касс заставила себя оглянуться. В углах комнаты теснились грозные тени, внушавшие холодный ужас и желание убежать. Компьютер по-прежнему призывно мигал индикатором. Кто-то словно нашептывал ей, что нужно подойти к столу и поднять крышку-экран.

От одной мысли об этом ее пробирал дикий ужас.

Касс еще раз оглянулась на дверь. Ей послышалось, или действительно перед ней кто-то остановился?

Сердце готово было выпрыгнуть у нее из груди.

— Антонио? — сдавленно прохрипела она. — Антонио?

Ей никто не ответил.

Касс судорожно вцепилась в край кровати. Она знала, она чувствовала нутром, что кто-то стоит в коридоре за дверью.

Убийца?

«Хватит!» — прикрикнула Касс на себя. Порывисто вскочила и откинула крышку компьютера. И охнула от неожиданности.

На экране ярко светились три слова:

ОНИ МЕНЯ ПРЕДАЛИ!

Касс отшатнулась и попятилась, содрогаясь от ужаса.

ОНИ МЕНЯ ПРЕДАЛИ!

Нет! Этого не может быть! Ну погодите, дайте ей только добраться до этого шутника, она сама его прикончит!

Прикончит… А что, если Трейси тоже больше нет в живых?!

— Нет! — вырвалось у нее в отчаянии.

Касс отскочила на середину комнаты, подальше от компьютера с его жутким посланием с того света, и резко оглянулась. Тени подступили к самым ее ногам и затеяли безмолвный издевательский танец. Но больше в комнате никого не было.

Касс посмотрела на дверь.

Дверь…

Она должна ее открыть.

Касс зажмурилась и глубоко вздохнула. Естественно, ей придется открыть эту дверь — как же иначе выбраться из этой проклятой комнаты? А вдруг она угадала? Вдруг по ту сторону двери ее кто-то ждет?

Это может быть кто угодно — к примеру, убийца.

А если это Грегори?

«К черту! К черту! К черту!» — как заведенная повторяла Касс. Она едва дышала, глаза заливал холодный пот, но за дверью царила мертвая тишина.

«Подойди к двери!»

Отчетливый грозный приказ прозвучал у нее в мозгу. Касс боролась из последних сил. Ведь она чувствовала, что стоит ей подчиниться, стоит открыть дверь — и случится нечто ужасное.

А потом она услышала еще один звук, и теперь он прозвучал наяву, а не в мыслях. По ее двери кто-то громко поскреб ногтями. И Касс тут же стало ясно, что это еще одно приглашение.

Ее била крупная дрожь. «Подойди к двери!» — звенело у нее в голове. И это был не ее внутренний голос.

«Подойди к двери!»

Внезапно Касс ринулась с места, окончательно ошалев от страха и растерянности. Будь что будет! И она рывком распахнула дверь.

Перед Касс стояла Изабель. На этот раз она не улыбалась и не спешила исчезнуть.

Глава 16

Лондон. 17 апреля 1554 года

Она получила приказание явиться в Лондон всего неделю назад и покинула Стоунхилл в такой спешке, что едва успела собраться. Оказалось, Сассекс все же вспомнил о ее существовании и даже готов был представить ко двору. Сам граф давно числился среди самых влиятельных вельмож при королеве Марии.

Наверняка в Лондоне она увидит Роба!

Он перестал писать ей почти год назад.

— Лондонский мост, миледи! — возглас одного из сопровождавших их с Хелен людей графа вывел Изабель из задумчивости.

Девушка испуганно охнула и прижала к себе черно-белого спаниеля Зевса, покорно лизнувшего хозяйскую руку. Вот он, Лондон! Там, за мостом! Раз дядя вспомнил про нее, значит, собрался выдать замуж! При одной мысли об этом Изабель бросало в дрожь.

Она все еще не понимала, почему Роб перестал ей писать. В первые месяцы после того, как им пришлось разлучиться по воле Сассекса, Роб писал довольно часто и не ленился подробно описывать свои приключения в Шотландии, Франции и Фландрии, Его письма заставляли Изабель улыбаться, смеяться, а подчас и плакать — особенно в тот раз, когда Роб хвастался, что был удостоен приема у самого Дадли, прочившего ему место лорда-канцлера. Конечно, как только умер король Эдуард, а Джейн Грей постигла жалкая участь, Дадли был посажен в тюрьму и обезглавлен. А на трон взошла королева Мария. Граф Сассекс, подобно многим аристократам, успел вовремя присоединиться к тем, кто в июле открыто встал на ее сторону — как раз за несколько дней до коронации. Изабель имела все основания предположить, что раз ее дядя теперь состоит на службе у королевы, то тем же должен заниматься и Роб.

При мысли, что наконец-то она увидит Лондон и снова встретится с Робом, у Изабель захватывало дух от нетерпения.

— Сэр Томас, отсюда далеко до Вестминстера? — поинтересовалась она.

— Еще добрый час пути, миледи. Но вы не тревожьтесь, теперь-то уж нам никто не помешает добраться до места! — заверил сэр Томас, улыбаясь в густую бороду.

— И я буду иметь счастье лично сообщить об этом дяде! — волнуясь, добавила Изабель.

По правую руку от них уже был виден лондонский Тауэр и ведущий к нему мост. Чувствуя себя провинциалкой, Изабель глазела на реку, по которой сновали разнообразные суда и лодки. Кривые и узкие улицы поразили ее шумом и множеством людей.

Лондон покорил Изабель. Она полюбила его с первого взгляда и ни за что не захотела бы вернуться домой.

На глазах у Изабель два джентльмена разругались в пух и прах и совсем не по-джентльменски продолжили выяснять отношения на кулаках. Солдаты из сопровождавшего их отряда громкими криками прокладывали дорогу в толпе, то и дело пуская в ход рукоятки мечей.

— Хелен, смотри, вот он, Тауэр! — воскликнула Изабель, хватая компаньонку за руку. Зевс почувствовал настроение хозяйки и возбужденно тявкнул.

— Вот уж не думала, что мне доведется увидеть его вновь, — пробормотала Хелен с легкой улыбкой.

Изабель, достаточно хорошо знавшая историю Тауэра, отвернулась и посмотрела налево.

— Да ведь это собор святого Павла!

Девушка с благоговением разглядывала мощные купола и шпили. Никогда еще ей не приходилось видеть такого великолепия. Она была готова на коленях умолять дядю позволить ей остаться в городе как можно дольше, несмотря на то, что скоро наступит лето и вся здешняя знать отправится на отдых в загородные поместья. Нет, она не уедет отсюда по доброй воле! Ведь летом королева Мария собирается выйти замуж за Филиппа Испанского, наследника великого императора. Вот бы хоть одним глазком посмотреть на эту свадьбу!

И снова с трепетом в душе Изабель вспомнила о Робе. Всю дорогу до Лондона она пыталась представить, как пройдет их первая встреча и что она ему скажет. Главное — увидеть его как можно скорее, а там все наладится само собой!

— Совершенно верно, слева от нас собор Святого Павла, а справа — Тауэр, — с благодушной улыбкой подтвердил сэр Томас. — Не угодно ли миледи проехать мимо Тауэра, чтобы разглядеть его как следует?

Изабель уставилась на Томаса с подозрением. Он что, считает ее круглой дурой? Даже такая провинциалка, как она, отлично знает, что Тауэр давно стал местом заключения самых видных государственных преступников. И все же любопытство взяло верх.

— А кто там находится сейчас? — робко спросила она.

— Как вы, наверное, слышали, сэра Томаса Уатта казнили на прошлой неделе. Но старый епископ Уорчестерский, Джон Хупер, все еще там.

Уатт возглавил последний мятеж против королевы и довел свое войско чуть ли не до самого Лондона. Безусловно, такое преступление должно караться смертной казнью! А вот имя епископа показалось Изабель смутно знакомым, и она с тревогой спросила:

— Неужели в Тауэр может попасть даже епископ? В чем его обвиняют?

— В чем же еще, как не в ереси! Он пытался открыто проповедовать свое дьявольское учение и отказался признать Папу Римского!

— Понятно, — буркнула Изабель. Ее мозг лихорадочно работал. Ну конечно, ведь их королева такая ярая поборница католичества! Даже в Стоунхилле все больше народу посещало католическую мессу. Сама Изабель не видела причины отказаться от веры, в которой ее воспитали, и удивилась, когда Хелен многозначительно взглянула на нее и сжала ей руку, призывая к молчанию. Стало быть, в Лондоне следовало вести себя по-другому.

54
{"b":"8073","o":1}