ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе не за что извиняться, тетя Кэтрин! Но нам непременно нужно поговорить!

— О чем нам говорить? — И Кэтрин отвела взгляд, досадливо морщась. Она что, боится посмотреть Касс в глаза? — Насколько я понимаю, ты не собираешься надевать этот подарок?

Касс молча покачала головой.

— На прошлой неделе я купила одну вещь — сама не знаю, что на меня нашло! Я искала что-нибудь для себя, но когда увидела вот это, то подумала, что тебе будет очень к лицу! — И Кэтрин разложила на кровати черные слаксы и черную блузку, расшитую бисером. — Ничего особенного, но выглядит элегантно и отлично подходит к твоей фигуре, Кассандра!

— Замечательно! В черном я всегда чувствую себя увереннее!

— Может, однажды ты поймешь, что и неуверенность бывает приятной, — мягко заметила Кэтрин.

Касс горячо обняла ее.

— Не думаю, что во мне таится любовь к приключениям! — И тут мысли Касс снова обратились к прошлому. А вдруг ее тетка по молодости совершила какую-нибудь глупость? Впуталась в какие-то опасные, незаконные дела? И даже была вынуждена пойти на убийство?

Кэтрин рассмеялась. Но в глазах у нее по-прежнему стояли слезы. Она резко отвернулась, чтобы Касс ничего не заметила.

— А мне нравится красное! — гнула свое Алиса. — На мой день рождения ты обязательно наденешь красное!

Касс постаралась улыбнуться.

— Пожалуй, мне тоже пора переодеться, — заметила Кэтрин. И добавила, уже стоя на пороге:

— Кассандра! Выбрось из головы все, что я сказала. Я старая больная женщина. И меня застали врасплох. Это длинная история… Произошел несчастный случай… Ужасная трагедия… И я обвинила во всем себя. — Она улыбнулась одними губами, в тревожных глазах светился вопрос: поверит ли ей племянница?

На этот раз Касс не хватило духу даже попытаться изобразить улыбку.

Ее тетка врала, и она слишком хорошо это понимала.

Трейси придирчиво разглядывала себя в большом зеркале. Бледно-голубое платье, и без того практически прозрачное, имело чрезвычайно низкий вырез и совсем открывало спину. Специально приобретенное белье сливалось с нежной матовой кожей.

Трейси могла не сомневаться в своей красоте, но, как назло, именно сегодня ей не удавалось достичь максимального эффекта. Мешали едва заметные круги под глазами и следы усталости на лице. А ей так хотелось увидеть, каким голодным блеском запылает взор Антонио, когда она выйдет к нему в этом новом туалете от Версаче.

Трейси все смотрела и смотрела в зеркало. Да, она выглядит усталой. И вдобавок встревоженной.

Все шло не так, как было задумано. Впрочем, это случалось всегда, когда она появлялась дома. И как ей вообще пришло в голову устроить прием в Белфорд-Хаусе?

Трейси с досадой фыркнула, стараясь не обращать внимания на головную боль. Она решила, что этот прием станет отличной презентацией редкого рубинового колье, выставленного на аукцион, и что именно поместье ее тетки подходит для такой вечеринки как нельзя лучше. Атмосферу старинного особняка не заменит ни самый привилегированный Лондонский клуб, ни роскошный ресторан.

Ее взгляд упал на бокал с шампанским. Сегодня Трейси не собиралась веселиться. Сегодня она должна быть трезвой и играть роль гостеприимной хозяйки. Бокал и так почти пуст. Трейси задумалась в нерешительности. А почему бы и нет?

Ведь надо же преодолеть снедавший ее страх! Страх, не имевший никакого отношения к толпе высокопоставленных гостей, хотя, конечно, она очень хотела доказать, что недаром получает у Сотби баснословный оклад.

Почему бы и нет? Ведь ей надо успокоиться! Пропади все пропадом! И Трейси выпила все до дна. Подумаешь, один бокал!

На миг ей и правда полегчало, однако уже через минуту страх и неуверенность вернулись. Трейси чутко прислушивалась к тому, как движется в спальне Антонио, тоже переодевшийся в вечерний костюм.

Если бы ей не взбрело в голову приехать домой!

Шаги Антонио за приоткрытой дверью отзывались в ней нервной дрожью. Он злился, и Трейси понятия не имела, чем успела его рассердить. И это случилось именно сегодня, когда она больше всего нуждалась в его поддержке! Что же такого она сделала?

Или чего не сделала? Трейси вертела в руках тонкую ножку бокала и вспомнила весь этот бестолковый, неудачный день. Алисе не понравилась игрушка, Касс не понравилось платье, Кэтрин дуется на нее за столь долгое отсутствие… Никогда на них не угодишь! Разве они не видят, как Трейси старается сделать им приятное и как ее ранят их вечные придирки?! Как будто она сама не знает, что из нее не получилась хорошая мать и что у Касс это выходит намного лучше! Так нет же, судачат у нее за спиной, а сами завидуют ее удаче, даже собственная дочь! Черт побери, Трейси тоже умеет считать и знает, что не показывала носа в Белфорд-Хаус уже три месяца. Она же не дура! У нее тоже есть календарь! И она не хуже их помнит, что еще ни разу не отсутствовала так долго. И оттого готова всех их пришибить! Только сначала пришибет саму себя… Это невыносимо! Алиса любит тетку больше, чем родную мать! А Антонио, затихший в соседней комнате, уже успел кое о чем догадаться. Она прочла это в его глазах.

Ну вот, не хватало только сейчас разреветься. Трейси пришлось напомнить себе, что любая нормальная женщина с радостью поменялась бы местами с ней — известной, неотразимой, преуспевающей красавицей в полном расцвете сил, способной приворожить кого угодно. Вот только приворожила ли она Антонио? И если да, то надолго ли?

В душе у Трейси снова зашевелился липкий тошнотворный страх. В последний уик-энд Антонио был сам не свой — вялый, задумчивый. Неужели она успела ему надоесть?.. Но ведь они с таким упоением занимались любовью!

А с другой стороны, Трейси были отлично известны признаки угасавшей страсти. И хотя Антонио совсем не походил на ее прежних партнеров, она успела узнать его достаточно, чтобы понять: он не из тех, кто придает слишком большое значение постели и кого с помощью секса можно водить за собой, как бычка на веревочке. И похоже, с каждым днем Антонио все больше жалеет, что вообще позволил себя соблазнить.

«Ну, еще один бокал! А почему бы и нет? Иначе мне не справиться!»

Трясущимися руками Трейси торопливо снова наполнила бокал. Ее еще ни разу не бросал ни один мужчина. Это она бросала их… Прежде чем они успевали прозреть и понять правду, что ее красота — только внешность, что в душе зияет пустота, полная горечи и одиночества.

Зажмурившись, Трейси глотала шампанское, как лекарство, не обращая внимания на тревожный внутренний голос. Черт побери! Она еще покажет этому Антонио, он не посмеет от нее уйти! Трейси сама уйдет от него, когда сочтет нужным! Потому что так было всегда. Она уходила первой.

Никто никогда не смел ее покинуть! Это она их бросала!

Трейси не заметила, как прикончила второй бокал, и рассеянно уставилась на него, стараясь удержаться от слез. Ей ни в коем случае нельзя испортить макияж! Но вот ведь проблема — Трейси почему-то не могла себе представить, как будет жить без Антонио. Такие чувства она испытывала лишь к одному человеку в мире — своему бывшему мужу.

Судя по всему, Антонио закончил свой туалет. Вот-вот начнут, съезжаться гости. На выяснение отношений осталось всего несколько минут. И Трейси заставила себя улыбнуться и выйти из ванной, ни разу не покачнувшись на высоких острых каблуках. Сейчас или никогда. Она не перенесет этот вечер, если будет мучиться неизвестностью.

Антонио в черном смокинге поправлял галстук. По его виду Трейси стало ясно, что он снова унесся мыслями в неведомые ей дали. Она вообще не понимала, зачем человеку столько думать. Особенно такому сногсшибательному мужчине, как Антонио. А он вдобавок был и добрым, и ласковым.

У Трейси еще никогда в жизни не было такого бойфренда. Даже Рик мог отвесить ей оплеуху под горячую руку. И другие тоже.

Трейси, тая от страсти, хрипло шепнула:

— У меня для тебя сюрприз!

Антонио резко обернулся, явно захваченный врасплох, и лишь затем окинул взглядом ее точеную фигуру.

6
{"b":"8073","o":1}