ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поддаваться? Погаснуть? Ты что, собрался играть с ней в вопросы и ответы? Антонио, это же призрак! Она давно мертва! И до сих пор не может этого простить! Я понятия не имею, как с ней общаться! Скорее всего, она не успокоится, пока не сживет со свету нас всех до единого! — Касс не сразу сообразила, что говорит невнятно оттого, что у нее стучат зубы.

— Тебе не следует постоянно думать о худшем, — резко возразил Антонио. — Нам нужно сохранять силу духа. До сих пор она вселялась только в тех, у кого не хватало силы противостоять ее ярости. Кассандра, не поддавайся панике и не впадай в истерику!

В его голосе Касс ясно слышала предупреждение. Какой кошмар! Значит ли это, что Трейси оказалась слабой?

— Из Трейси вышла превосходная мишень, верно?

— На данный момент нам следует запереть Трейси у нее в комнате, а если понадобится, то и связать, — заявил Антонио без обиняков.

В душе у Касс все восставало против такого решения, и все же она уступила:

— Пожалуй, ты прав. По-твоему, это она убила электрика?

— Даже если это сделала Трейси, в тот момент это была не она, — уверенно сказал Антонио.

Касс отшатнулась. Значит, это правда, и он готов обвинить в убийстве ее сестру!

— А почему это не может быть Грегори? — взорвалась она. — Ведь он явно что-то скрывает!

— Так вот что у тебя на уме? — На этот раз выдержка изменила и Антонио.

— Я сама не знаю, что у меня на уме!

— По-твоему, это мой брат сперва шляется неизвестно где, а потом появляется весь в крови? — сердито напомнил он.

Оба замерли, осененные жуткой догадкой. Вот оно, началось! Они уже ссорятся, они уже поддаются внушению Изабель!

— Скорее! — Антонио опомнился первым, схватил Касс за руку и бегом потащил через весь дом на задний двор. Дети играли там как ни в чем не бывало под присмотром Альфонсо.

Они переглянулись и поняли друг друга без слов. Наверх, в спальню!

Трейси снова пропала.

Темнота, окутавшая рассудок, постепенно редела.

И так же медленно, неохотно, словно старый проржавевший механизм, начинал работать его мозг.

Сначала это была острая, убийственная боль, потом наступила растерянность. Где он? Что с ним? И только после этого он кое-что понял. Он чуть не умер, но все-таки остался жив.

Грегори окончательно пришел в себя, но лежал совершенно неподвижно, скованный приступами боли, растекавшейся от правого плеча по всему телу. Никогда в жизни ему не было так больно! Кроме плеча, болели еще колено и голова. Он лежал навзничь па раскаленных острых скалах.

И все же он был жив. Грегори заставил себя открыть глаза и чуть не ослеп от яркого солнца.

Память восстановилась, и он вспомнил тяжелый грузовик оттеснивший его с дороги на самый край обрыва. Неужели он действительно увидел в кабине Изабель? Нет, ему наверняка почудилось!

Грегори едва не задохнулся от ужаса и боли. Кого он дурачит? Ведь она давно приговорила его к смерти. С самого детства она не давала ему прохода и играла, как кошка с мышью, делая игру все более серьезной, пока ставкой не стала его собственная жизнь. Грегори понятия не имел, каким образом призрак мог крутить руль грузовика, но и не сомневался, что именно она столкнула его с обрыва. И ей почти удалось выиграть.

Скрипя зубами от натуги, обливаясь потом, он заставил себя усесться и едва не потерял сознание от боли. Нет, ему нельзя снова впадать в беспамятство! А вдруг она вернется?

Немного отдышавшись и ощупав больное плечо, Грегори решил, что заработал вывих, который можно запросто вправить. Но при одной мысли о том, чтобы звать кого-то на помощь, его снова охватил ужас. Грегори оглянулся. Слава Богу, никого.

Неподалеку он увидел деревце чуть выше его ростом и заковылял туда, кривясь и охая от боли в плече и колене. Кое-как изготовился, стиснул зубы и налег плечом на ствол. В плече что-то хрустнуло, и боль почти прошла.

Привалившись к дереву и обливаясь потом, Грегори долго не мог унять тошноту и нервную дрожь.

Наконец ему стало немного легче, и он осмотрелся. Стены ущелья выглядели не очень крутыми, и при желании Грегори мог бы взобраться обратно на утес, но этот путь отнял бы у него весь остаток дня — даже будь он в форме. Внезапно он вспомнил о близких, оставшихся в «Каса де суэньос», и вздрогнул от предчувствия беды. Изабель почти расправилась с ним — поверила ли она, что он умер? И что она припасла для тех, кто остался в поместье? От одной мысли об этом ему сделалось дурно.

А потом Грегори увидел велосипед.

Он валялся примерно в десяти ярдах и на первый взгляд казался не очень искореженным. Подстегивая себя воспоминанием о детях, безмятежно игравших на полу в библиотеке, и об угрожающей ухмылке Изабель, Грегори заковылял в ту сторону. Затылок ломило так, что темнело в глазах. Он поднял руку, пощупал слипшиеся от крови волосы и приказал себе не думать о том, что с ним случилось.

Ему повезло: велосипед чудом остался цел, только немного погнулись спицы на переднем колесе. Грегори воспрянул духом.

Теперь нужно вернуться на дорогу. Глянув на солнце, Грегори прикинул, что провалялся без памяти несколько часов. Плохой признак, как говорят врачи. У него наверняка сотрясение мозга.

Ему предстояло сделать выбор. Либо вернуться в поместье, причем на велосипеде это займет вдвое меньше времени, либо добраться до города.

Его шатало от слабости, каждый шаг отзывался болью в колене, и что-то текло по шее вниз — наверное, кровь из раны на голове. Дорога до Педрасы круто поднималась в гору. Он не выдержит этот путь. Впрочем, неизвестно, выдержит ли он путь до дома. Но по крайней мере он идет под гору.

Грегори не хотел возвращаться.

Но и умирать среди этих скал он тоже не хотел.

Все еще держась за руки, Касс и Антонио бегом спустились в холл. Касс вырвала руку и метнулась к распахнутой двери. Где же Трейси?!

И в эту минуту она увидела на крыльце Селию. Она еле передвигала ноги: в косо сидевших очках, истерзанная, растрепанная, истекавшая кровью. Касс с криком кинулась ей навстречу. При виде ее Селия разрыдалась.

— Что с тобой? — восклицала Касс, обняв Селию что было сил. — Что случилось?

— Позвольте мне помочь вам, Селия, — сказал Антонио и обнял ее за талию, чтобы отвести в дом.

— Боже милостивый, мисс де Уоренн, вы и представить себе не можете, что со мной стряслось! — И Селия залилась слезами.

— Пойдем скорее! Тебе надо прилечь! — воскликнула Касс, с ужасом понимая, что сейчас услышит, и не желая этого слышать.

Все тело Селии было в синяках, а на виске зияла рана, покрытая коркой засохшей крови.

— В этом доме завелся сам дьявол! — причитала Селия. — Это нечистая сила, и она хотела меня убить!

Касс удостоверилась, что парадная дверь надежно заперта.

— Уж как мы увидали в окно вашу сестру, — продолжала Селия, — Алиса возьми да и выскочи из дома! Ну и я за ней, а как же еще! И тут началась самая жуть! Сперва она вроде как отвечала на мои крики, и мы бежали все дальше и дальше от дома. А потом я увидела эту женщину. Мисс де Уоренн, я в ту же секунду поняла, что она не из нашего мира! — Селия умолкла, чтобы перевести дух. Ее била крупная дрожь.

Касс в растерянности переглянулась с Антонио и тотчас догадалась, о чем он подумал. Ведь он сам нашел Алису — совсем рядом с домом. Значит, Селию кто-то нарочно выманил подальше в горы.

— Она улыбалась, но от этой улыбки меня жуть взяла! — Селия снова разрыдалась. — И я побежала от нее что было духу. Ох, мисс де Уоренн, она так и лопалась от злобы!

Касс молча обняла пожилую женщину за плечи.

— Я — бежать, а она за мной! Я споткнулась и полетела кубарем с обрыва. Голову разбила, локоть, чуть вовсе дух из меня не вышибло! А она давай меня звать. Шепчет да шепчет мое имя. Вроде бы и тихо так шептала, а я все равно слышала. Ох, не знаю! Может, в голове у меня совсем помутилось да я все это выдумала? Только уж очень ее шепот походил на настоящий!

— Знаю, — прошептала Касс, стараясь утешить ее, — я знаю!

74
{"b":"8073","o":1}