ЛитМир - Электронная Библиотека

Но Трейси даже не взглянула в ее сторону.

— Сеньора, Селия хотела бы знать, что вы задумали, — вежливо повторил Эдуардо, словно Трейси требовался переводчик.

Трейси развернулась и вперила в Эдуардо немигающий взгляд. Ее глаза странно сверкнули. — Я желаю побеседовать со своей дочерью!

— Сеньора! Вот обед! Прошу! — Недостаток английских слов Альфонсо пытался искупить теплой улыбкой. — С детьми!

— Я не хочу обедать, — отрезала Трейси.

— Трейси! — Селия вскочила, не в силах усидеть па месте. — Что с тобой?

А у Алисы вдруг захватило дух. Ее мама говорила так странно! У нее было такое странное лицо. И странные глаза. И даже улыбалась она как-то странно…

— Алиса, пойдем! — Трейси не собиралась отвечать на вопросы Селии. Она снова улыбнулась.

Но Алиса не могла заставить себя двинуться с места. С ее мамой что-то случилось. Что-то ужасное. Алиса не на шутку испугалась.

— Ты что, не слышишь? — спросила Трейси.

— Может, нам лучше побыть здесь? — умоляюще прошептала Аниса.

Эдуардо, стукнув костылями, встал рядом, и на сердце у Алисы потеплело от благодарности.

— Что-то ты бледная, Трейси! — Селия попыталась отвлечь ее от девочки, прикрывая свой страх жалкой улыбкой. — Не хочешь перекусить?

Трейси глянула на Селию с таким видом, словно только что обнаружила ее присутствие. И снова уставилась на дочь:

— Алиса! Здесь скоро начнутся жуткие вещи! Пойдем со мной!

— Трейси! — Селия набралась духу и выступила вперед.

Алиса пугалась все сильнее. Почему мама ведет себя так необычно? Девочка вспомнила тот страшный призрак, что приходил к ней во сне и гонялся за ней ночью. И что за жуткие вещи должны произойти?

— Я не хочу никуда идти, — сдавленно прошептала Алиса.

Альфонсо встал перед Трейси с полной тарелкой. — Суп, сеньора!

— Не мешай! — рявкнула Трейси и со всего размаху ударила его по лицу.

Алисе было так страшно, что она не смогла даже закричать, когда старик выронил тарелку и рухнул на пол, глухо стукнувшись головой о паркет. Зато закричала Селия.

— Альфонсо! — охнул Эдуардо.

Алисе тоже захотелось подбежать к старому слуге: он лежал неподвижно, не открывая глаз, как будто мертвый. Но первой возле него оказалась Селия.

Алиса обомлела: а что, если мама действительно убила его?!

— Альфонсо! — Эдуардо тоже неловко склонился над ним на костылях.

Алиса вдруг услышала стремительные шаги матери и испуганно скривилась, когда та схватила ее за руку.

— Я же велела тебе пойти со мной! Как ты смела ослушаться?

Алиса хотела извиниться, но не могла, потому что расплакалась от ужаса и страха за Альфонсо — доброго, заботливого старика, не сделавшего никому зла.

— Не трогайте ее! — прошептал Эдуарде.

— Ты… пойдешь… со мной, — пыхтела Трейси, волоча девочку за собой.

— Трейси! Отпусти ее! Пожалуйста! — вскричала Селия.

Алиса упиралась. Она не желала никуда идти, и все же шаг за шагом приближалась к двери.

— Ну пожалуйста! — всхлипывала девочка. — Отпусти меня! — Она вдруг почувствовала, что промочила штанишки.

— Ты что, оглохла? — рявкнула Трейси и встряхнула ее так, что у девочки лязгнули зубы.

Алиса кивнула, с ужасом глядя на искаженное яростью лицо матери. Где тетя Касс? Хоть бы она скорее вернулась!

— Отпустите ее! — кричал Эдуардо, шагая следом. — Сеньора!

Но Трейси еще крепче вцепилась в руку дочери и мигом выволокла ее в коридор.

— Нет! — Малышка пыталась вырваться, но где ей была тягаться со взрослой женщиной. — Эдуардо! Селия! — Она обернулась и увидела их бледные испуганные лица. — Не бросайте меня! Пожалуйста! Не бросайте!

Но Селия остолбенела, будто заколдованная. Только Эдуардо поспешил следом, путаясь в костылях.

Трейси тащила Алису куда-то вниз. Ее лицо окончательно превратилось в скованную напряжением маску, а глаза полыхали бешенством. Наконец они оказались перед дверью. Перед Алисой распахнулся темный зияющий провал. Ее с силой толкнули в спину.

Казалось, она целую вечность летела кубарем по крутым, скользким ступенькам, визжа от страха и боли, пока не приземлилась на полу.

— Мамочка! — слабо прохныкала она.

Ей никто не ответил.

Алиса скорчилась, не смея двинуться с места, и позвала снова:

— Мамочка!

Но вместо ответа где-то наверху с грохотом захлопнулась дверь. Лязгнул засов.

— Мамочка! Не бросай меня здесь! — из последних сил взмолилась Алиса.

Глава 23

День четвертый. 21.00

Касс уже в который раз смотрела на часы. Почти восемь.

— Мы не успеем найти это место! — крикнула она Антонио, упрямо шагавшему вперед. — Пора возвращаться!

Над горами быстро сгущались сумерки. Еще минут сорок — и станет совсем темно. Пора возвращаться. Касс содрогнулась, но не от холода. Грядущая ночь не сулила ничего хорошего. Изабель по-прежнему бродила где-то поблизости, и опасно было надолго оставлять детей одних.

Антонио внезапно вскрикнул. Касс встрепенулась: он поспешно спустился по ту сторону холма и скрылся из виду.

Она побежала следом. Одного взгляда с вершины холма было достаточно, чтобы понять, в чем дело.

Касс замерла от неожиданности, а Антонио медленно опустился на колени.

Господи! Неужели они все же нашли Маргариту — через столько лет?

Касс не знала, что и подумать. Она одновременно и надеялась на это, и боялась.

Касс попыталась убедить себя, что волнуется напрасно. Их жизни переплелись только из-за вмешательства Изабель. У них нет и не может быть общего будущего. К тому же Касс не желала больше рисковать и влюбляться, а потом страдать. Слава Богу, ей есть кому посвятить свою жизнь. Отныне забота о сестре и племяннице займет все ее время.

— Кассандра! — хрипло окликнул Антонио.

Волей-неволей ей пришлось спуститься. Кости так долго пролежали под солнцем, что совершенно очистились от плоти.

Антонио сидел совершенно неподвижно. Касс подошла сзади и встала на колени рядом с ним. Ее взгляд приковали ветхие лохмотья, когда-то выкрашенные в розовый цвет, и кольцо со сверкавшим бриллиантом.

Антонио выпрямился. По его лицу было ясно, что он нашел то, что искал. Касс тоже встала.

— Нам нужно возвращаться. — Антонио стал подниматься на холм.

Касс догнала его не сразу и сама не заметила, как взяла за руку, желая утешить.

— Мне ужасно жаль.

— Мне тоже. — Он оглянулся на нее, высвободил руку и пошел дальше.

Касс опешила. Что за чертовщина? Неужели Антонио все еще не разлюбил свою жену? И откуда эта дикая ревность, вспыхнувшая в ней самой?

Щеки коснулось легкое, едва заметное дуновение. А вместе с ним приторный аромат… фиалки!

Касс с бешено бившимся сердцем помчалась вперед, не разбирая дороги, как будто надеялась убежать от Изабель. Антонио уже успел взобраться на холм. Касс присоединилась к нему и огляделась. Никого. Неужели ей почудилось?

А запах? Она снова и снова принюхивалась, зажмурив глаза.

Все, хватит! Иначе она окончательно сойдет с ума от страха!

Антонио успел уйти далеко вперед, и ей снова пришлось припустить бегом. При виде его застывшего лица Касс не выдержала:

— Ты в порядке?

— Нет.

От пульсировавшей в висках острой боли впору было кричать. Касс двигалась вприпрыжку, чтобы видеть его лицо.

— Ты не виноват, что так вышло!

Он развернулся и глянул на нее с такой яростью, что у Касс душа ушла в пятки.

— Не виноват? Она же умоляла меня вернуться домой! Да, Кассандра, умоляла! Голоса. Она слышала голоса в ночи. Она твердила, что видела плохие сны. Не сны — кошмары! Женщину, нашептывавшую ей жуткие угрозы. Обещавшую убить ее. Она была вне себя от страха, а я только смеялся над этим! Ну как же! Ведь главное для меня — работа! И я не прислушался к ней, не попытался понять, не отвез ее обратно в Мадрид! Так что не смей говорить, что я не виноват! Черт бы тебя побрал! Какого хрена ты вообще лезешь не в свое дело?

76
{"b":"8073","o":1}