ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Точка кризиса
Я не люблю сладкое
Лекарственные средства в педиатрии. Популярный справочник
Это все гормоны! Зачем нашему телу скрытые механизмы и как с ними поладить
Поступай как женщина, думай как мужчина. Большая книга бестселлеров
Эмоциональная гибкость. Завоевать расположение коллег, управлять решениями партнеров
Алая печать. Академия Сиятельных
Жена правителя Подземного царства
Освенцим. Нацисты и «окончательное решение еврейского вопроса»
A
A

— Ты уверена?

Софи улыбнулась:

— Да, я уверена.

Все, что произошло, — лишь к лучшему, твердила она себе. Ведь она была так близка к тому, чтобы улететь на крыльях буйной фантазии в мир, навсегда закрытый для нее. Замечательно, что Эдвард уехал так скоро, раньше, чем она потеряла разум и отдала ему свое сердце, ведь его это могло лишь позабавить. А его внезапный отъезд убедительно доказывал, что галантность Эдварда была просто игрой.

— Идем вниз, погуляем вместе со всеми, — уговаривала ее Лиза. — Ты знаешь, этот адвокат очень тобой заинтересовался!

Софи отмахнулась:

— Мистер Мартен просто вежлив.

— Софи, ну неужели это обязательно — всегда быть затворницей?

Софи уставилась на сестру, припомнив вчерашнюю короткую лекцию Сюзанны.

— Неужели я и вправду выгляжу такой никудышной?

— Не никудышной, а нелюдимой. Софи, тебе надо больше бывать на людях. В компаниях всегда так весело! И я уж надеюсь, что на мой первый бал ты все-таки придешь.

— Разумеется, приду, — твердо пообещала Софи. Возможно, ей и вправду следует больше бывать среди людей? Но как тогда быть с работой? У нее не останется времени на живопись. К тому же ей никогда не нравились «компании» — вот разве что вчера вечером… Неужели она делает ошибку, так сосредоточившись на своем искусстве, исключив из жизни все остальное?

Лиза вздохнула и встала.

— Ты хочешь порисовать? — спросила она, бросив взгляд на альбом в руках сестры.

— Не сегодня, — решительно ответила Софи, откладывая альбом в сторону.

— Ох, ты помяла свои рисунки! — Лиза знала, насколько важна для Софи ее работа, и, схватив альбом, стала тщательно разглаживать листы. Но тут же ее рука замерла. Лиза изумленно раскрыла глаза. — Софи ты рисовала его.

Сестра промолчала.

Лизу пробрал холод.

— Ты влюбилась в него! — воскликнула она наконец.

— Нет! — резко выкрикнула Софи.

Лиза, затаив дыхание, смотрела на портрет.

— Но я же вижу… это слишком ясно.

Софи сидела неподвижно, словно окаменев.

— Я почти не знаю мистера Деланца, Лиза. Просто смешно утверждать, что я в него влюбилась.

— Смешно? Едва ли! Половина женщин в городе влюблены в Эдварда Деланца! — Лиза обняла сестру. — Ох, бедняжка! Когда я говорила тебе, что ты будешь поражена, мне и в голову не приходило, что ты можешь в него влюбиться. Я просто думала, что ты, как и все остальные, найдешь его интересным.

— Я в него не влюбилась, — пыталась переубедить сестру Софи, хотя сердце ее при этом предательски колотилось. — Он просто… просто ужасно привлекателен. — И она вдруг снова увидела его вместе с Хилари, вспомнила его неотразимую мужественность…

— Дорогая, он крайне привлекателен, это верно, однако он слишком уж не подходит тебе, и он опасен! — Лиза снова прижалась к сестре. — С таким человеком никогда не будешь чувствовать себя спокойно. Он ведь способен даже задумать совратить тебя, Софи! — предостерегла Лиза.

Софи задохнулась. Ее щеки заалели.

— Ну, теперь ты болтаешь полную чепуху! — воскликнула она. — Ему и в голову не придет совращать меня!

Лиза мгновение-другое смотрела на нее, широко раскрыв глаза.

— Иногда ты рассуждаешь как полная простофиля, — сказала она наконец. — Ты, похоже, и не заметила, как он смотрел на тебя прошлым вечером, но я-то видела. Думаю, это лишь к лучшему, что он уехал сегодня и на том все кончилось.

Софи лишь молча посмотрела на сестру. А в ее голове упорно вставал образ Эдварда, обнимающего ее.

— Мама, ты хотела со мной поговорить? — спросила Софи.

Сюзанна сидела у своего маленького французского секретера и не подняла глаз, пока не закончила список гостей для последнего летнего уик-энда. Потом она внимательно всмотрелась в угрюмое лицо дочери. Как и Лиза, она заметила, что Софи была необычайно бледна и подавлена во время ленча.

— Я думаю, тебе надо остаться здесь до конца лета, Софи.

Та изумленно вскинула голову.

— Но я должна вернуться!

Сюзанна отложила перо.

— Я думала об этом с того момента, как ты приехала сюда. Послушай, ты и в самом деле превращаешься в затворницу. А репутация — это нечто такое, что очень легко потерять, но трудно восстановить, Софи. Я тревожусь за тебя. — Она говорила правду.

— Я была уверена, что еду только на уик-энд, — воскликнула Софи, бледнея. — А как же мои занятия?

Сюзанна вздохнула:

— Академия никуда не денется, Софи, и будет стоять все там же, когда ты вернешься. Не беда, если ты и пропустишь пару недель.

— Мама, я должна вернуться домой. Я не могу пропускать занятия.

Сюзанна резко встала. Она подумала об Эдварде Деланца. Он, несомненно, увлечен красавицей Хилари. И в то же время решил приударить за Софи, в этом Сюзанна не сомневалась, ведь она видела, как Деланца смотрел на ее дочь. Еще она подумала о молодом адвокате, кузене Анетты Мартен, который вдруг, ни с того ни с сего тоже начал проявлять интерес к Софи. Сюзанна знала, что не должна позволять дочери одной возвращаться в город. Даже мысль об этом приводила ее в панику. Здесь Сюзанна по крайней мере не спустит с дочери глаз и сможет предотвратить любой неблагоприятный поворот событий.

— Софи, дорогая! Мне слишком не хватает твоего общества, к тому же я пекусь о твоих интересах. Мне бы хотелось, чтобы ты провела со мной остаток лета. Но ты, кажется, не намерена меня слушаться?

Несколько мгновений Софи, бледная и напряженная, не могла ответить. Но наконец она справилась с собой.

— Я бы предпочла быть послушной дочерью, мама. Но я уже не ребенок. Я взрослая женщина, в мае мне исполнилось двадцать. Я не могу целый месяц пропускать занятия.

Сюзанна даже не улыбнулась.

— Я знаю, когда ты родилась, Софи. Но хотя тебе уже двадцать, вряд ли можно назвать тебя взрослой. Или тебя убедил в этом Эдвард Деланца своими поцелуями?

Софи вздрогнула и покраснела.

— Он не целовал меня!

— Ну, я очень этому рада! — Сюзанна подошла к Софи и обняла ее за плечи. — Для тебя самой будет лучше, если ты проведешь здесь несколько недель. Ты должна научиться быть более общительной, Софи. — «А я смогу присмотреть за тобой, защитить тебя», — подумала при этом Сюзанна. Она заставила себя улыбнуться. — Я пошлю в город, и тебе привезут все, что нужно для работы. Мы даже можем превратить одну из гостевых комнат во временную мастерскую. Я ведь не требую, чтобы ты вообще бросила работу.

— Мама, если бы я могла тебе объяснить, как важны для меня мои занятия! — воскликнула Софи.

— Я это понимаю. Я это поняла еще тогда, когда ты была совсем малышкой. Ты уже в то время была погружена в себя, отказывалась ходить в гости, веселиться с другими детьми, ты лишь рисовала без конца, часами, и всегда была вымазана красками. Я понимаю, Софи.

— Если бы ты действительно понимала, — натянуто произнесла Софи, — нам бы не пришлось сейчас спорить.

Сюзанна вздрогнула. И тут же решила переменить тему, поговорить о том, что особенно сильно тревожило ее теперь.

— Ты не слишком хорошо выглядела за ленчем. Что-нибудь случилось?

Софи, колеблясь, взглянула на мать. Сердце Сюзанны упало.

— Дело в нем, не так ли? Ты знаешь, что можешь довериться мне, дорогая.

Софи едва заметно задрожала.

— Мне он показался очень привлекательным, мама, — призналась она наконец.

Сюзанна очень осторожно ответила:

— Женщинам всегда нравятся мужчины такого типа, милая. Ты лишь одна из сотен, уверяю тебя.

— Я это понимаю. Просто… — Софи вспыхнула. — Я ведь что-то вроде парии в обществе, и первым человеком, оказавшимся по-настоящему добрым со мной, стал Эдвард Деланца… и он был именно добр, не более того.

Сюзанна подвела Софи к дивану, и они уселись рядом. Несколько мгновений Сюзанна всматривалась в лицо дочери.

— Он просто играет с тобой, дорогая. Я знаю таких мужчин. Деланца точно такой же, как твой отец, он живет по собственным правилам, для него не существует запретов, ему ничего не стоит погубить невинность.

19
{"b":"8074","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Возвращение
Грехи отцов отпустят дети
Маскарад реальностей
Мурлин
Соблазню тебя грубо
После любви
Вторжение. Книга 2. Уравнение с одним неизвестным
Добро пожаловать в мертвый дом
Приём «Эффективное прощение»