ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Если с ребенком трудно
Женщина-загадка
Притворство. Почему женщины лгут о сексе и какая правда за этим скрывается
Золушка и Дракон
Пожиратели времени. Как избавить от лишней работы себя и сотрудников
Большая книга японских узоров. 260 необычных схем для вязания спицами
Нокиа. Стратегии выживания
Фосс
Я, ты и все, что между нами
A
A

Но даже если бы в те дни она сдержала свое упрямство, свое своенравие, думала Сюзанна, вряд ли их отношения сложились бы иначе. Их союз с самого начала был бурным и неустойчивым, в нем было слишком много неистовства, Джейк отличался такими же высокомерием и гордыней, как и Сюзанна. И все же в этом ежеминутном аду случались и райские мгновения.

И Сюзанне не хотелось вспоминать ни о чем — ни о плохом, ни о хорошем. Она лежала возле своего второго мужа, и слезы безмолвно текли по ее щекам.

Но вот наконец она, всхлипнув, вытерла глаза и глубоко вздохнула. Сюзанна не хотела, чтобы с ее дочерью случилось то же самое. Ошибки матери должны стать уроком для Софи. В молодости Сюзанна не отличалась бурными материнскими чувствами, свойственными большинству женщин. Но когда Джейк угодил в тюрьму, она стала заботливой и внимательной матерью и с годами все больше осознавала, как любит свою дочь. Она любила ее больше всего на свете, даже сильнее, чем Джейка. И с того дня, как с Софи произошло несчастье — с того дня, как умер Джейк, — Сюзанна защищала дочь как могла. А уж теперь, в такой критический период, она удвоит свою бдительность.

Сюзанна решила, что на этот раз не последует совету Бенджамина. Она должна сама убедиться, что в Нью-Йорке все идет как положено.

Глава 12

Софи говорила, что лучшая в городе галерея перебралась недавно в здание на углу Тридцать шестой улицы и Пятой авеню, и Эдвард подъехал туда. Это была галерея Дюран-Ру — одного из наиболее известных в мире торговцев картинами, имевшего представительства в Нью-Йорке, Париже и Лондоне. В число его клиентов входили самые знаменитые коллекционеры.

Эдвард уже выяснил, что за последние годы Дюран-Ру купил и продал несколько картин импрессионистов, в основном Моне, и покупал кое-что из работ Дега, но делал он это лишь по заказам постоянных клиентов. Эдвард не слишком разбирался в искусстве, но, решив, что и это должно стать его делом, за последние два дня узнал довольно много. Он посетил несколько галерей и музеев. Несмотря на то что взгляд у него был нетренированный, все же, внимательно рассмотрев десятки картин, Эдвард с большей долей уверенности мог сказать себе, что работы Софи напоминают работы французских импрессионистов, которыми она так восхищалась. Но в то же время картины Софи отличались от них, Эдвард не мог бы, например, видя танцовщиц Дега, воскликнуть: «О, Софи пишет точно так же!» Нет, это было не так. У нее собственный, необычный стиль.

Трехцветный французский флаг развевался над портиком галереи. Эдвард вошел в здание и очутился в огромном выставочном зале. Пол покрывал светлый ковер. На пьедесталах стояло несколько скульптур. Почти каждый дюйм пространства занимали работы, предназначенные для продажи. Эдвард остановился, чтобы рассмотреть маленькую бронзовую фигурку обнаженной женщины. Под ней висела табличка: «Огюст Роден».

— Могу я быть вам чем-то полезен, сэр?

Эдвард обернулся и увидел неприметного молодого человека в темно-сером костюме и галстуке.

— Месье Дюран-Ру?

Молодой человек с улыбкой покачал головой:

— Месье Дюран-Ру уехал договариваться о покупке работы Мане. — Он словно ожидал горячего отклика со стороны Эдварда, но тот лишь улыбнулся в ответ. — Но возможно, я сумею вам помочь? Я его сын.

— Возможно, сумеете. Видите ли, месье, я не покупатель, я вообще не знаток искусства. Но мне кажется, я все-таки способен понять, что вижу прекрасную работу, когда она попадается мне на глаза, и мне довелось наткнуться на великолепного художника, произведения которого мне хотелось бы вам показать.

Улыбка молодого Дюран-Ру увяла.

— В самом деле? И кто этот художник? Может быть, я уже знаком с ним?

— Это художница. Ее зовут Софи О'Нил.

Молодой человек вздернул брови:

— Женщина? Ирландка?

— Она американка.

— Ну, вряд ли это намного лучше. Наши клиенты предпочитают французских художников. Уверен, вам это известно.

— Вы совсем не продаете работы американцев?

— Почему же. Мы постоянно имеем дело с Томасом Экинсом и, конечно, с Мэри Кассатт. Сейчас у нас нет работ Кассатт, но Экинс есть. Viens avec moi[2], я вам покажу.

Эдвард, слегка смущенный, последовал за воодушевившимся молодым человеком через зал. Смущение Эдварда еще усилилось, когда он увидел большой портрет, настолько отличный от работ Софи, насколько это вообще возможно. Портрет был выполнен в предельно реалистичной манере и в очень темных тонах.

— И сколько он стоит? — спросил удивленный Эдвард.

— Пожалуй, мы сможем продать его за тысячу, поскольку у мистера Экинса уже есть имя.

— И он единственный американец, чьи работы вы здесь продаете?

— Время от времени мы покупаем и у других, но это, как правило, американцы, живущие за границей, как Мэри Кассатт. Много продается французских мастеров восемнадцатого века, начала девятнадцатого, и всегда есть спрос на голландцев семнадцатого века. Недавно стали покупать Гойю. — Видя недоумение Эдварда, молодой человек терпеливо пояснил: — Это испанский художник конца восемнадцатого — начала девятнадцатого столетия, он был до недавних пор почти неизвестен, пока наши крупнейшие клиенты мистер и миссис Хэйвмейер не открыли его и не захотели приобрести несколько его работ.

— Значит, это делают коллекционеры? Создают спрос на работы не известного до той поры художника? — Эдвард был изумлен и в то же время преисполнился надеждой.

— Только если они покупают сразу несколько работ одного мастера. Это, безусловно, сразу поднимает цену.

Эдвард был почти уверен, что, стоит работам Софи появиться в этой изысканной галерее, их сразу заметят крупнейшие коллекционеры.

— Вы уже дважды упомянули женское имя. Кто такая Мэри Кассатт?

— Она великая художница, а славу ей принесла тема матери и ребенка. Иногда ее ошибочно причисляют к импрессионистам, но, по правде говоря, у нее собственный стиль. Она американка, но давно, много лет живет и работает во Франции.

— Ее работы часто покупают?

— Да. — Жак Дюран-Ру улыбнулся. — Но так было не всегда, месье. Всего несколько лет назад ей приходилось бороться за место под солнцем, как и многим другим художникам из тех, что преуспевают сегодня.

— Вы зайдете посмотреть работы мисс О'Нил?

Дюран-Ру колебался.

— Ну что ж, дайте мне адрес ее мастерской. Если у меня найдется время — когда вернется отец, возможно, мы договоримся о встрече.

Эдвард понял, что молодой человек вовсе не намерен выполнить его просьбу.

— Она действительно очень своеобразная художница, — мягко сказал он, — уверяю вас.

Дюран-Ру, уже собравшийся оставить Эдварда, резко обернулся и увидел его напряженный взгляд.

— Вы ведь ничего не потеряете, месье Дюран-Ру, если придете, кроме разве что получаса вашего времени, а если я прав, вы можете многое выиграть.

— Хорошо. Запишите номер нашего телефона. Поговорите с художницей, а потом условимся о времени. Мне было бы удобнее зайти к ней утром.

Эдвард улыбнулся, и мужчины пожали друг другу руки. Но когда Деланца вышел из галереи, улыбка его растаяла. Он взглянул на часы. Через час ему нужно быть в резиденции Ральстонов. Он обещал Софи немного попозировать.

Юная художница дрожала от возбуждения, она просто не могла дождаться Эдварда. В мастерской все было подготовлено уже несколько часов назад. Софи придвинула стул к небольшому столу, покрытому белой льняной скатертью. Задним планом служило открытое окно, выходящее в сад. Украшенную ярким орнаментом вазу с букетом полевых цветов художница поместила в центре стола, среди изящных фарфоровых тарелок с золотыми ободками, хрустальных бокалов и серебра. Но Софи намеревалась еще не раз заглянуть к «Дельмонико», чтобы и убранство стола, и задний план написать как можно точнее.

Раздался стук, и Софи вздрогнула. Дверь приоткрылась, в щель просунулась седая голова миссис Мардок.

вернуться

2

Пойдемте со мной (фр.).

35
{"b":"8074","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вечное свидание
Король эклеров
Неожиданный шанс
Христос с тысячью лиц
Секта с Туманного острова
Прививать или не прививать? или Ну, подумаешь, укол! Мифы о вакцинации
Особое условие
Стопа, спорт и здоровье
Думай медленно… Решай быстро