ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наблюдательница
Ледяной трон
Горлов тупик
Из консьержки в байгужанки
Наука денег. Как увеличить свой доход и стать богатым
Зачем мы говорим. История речи от неандертальцев до искусственного интеллекта
Парадокс растений. Скрытые опасности «здоровой» пищи: как продукты питания убивают нас, лишая здоровья, молодости и красоты
Искусственный интеллект
Мой босс – настоящий невроз, или Помощница дракона
A
A

Он промолчал, но глаза его потемнели, а на виске запульсировала жилка.

Софи облизнула губы.

— Ты… ты не зайдешь… ко мне? Прошу тебя…

Он пристально смотрел на нее. Смотрел в ее глаза, потом на ее губы, потом на облако длинных, пышных волос. Софи почувствовала, что заливается краской.

— Ч-черт… — пробормотал Эдвард, но теперь уже его взгляд обежал все ее тело, и Софи была в достаточной степени женщиной, чтобы понять — он видит все сквозь тонкое полотно рубашки. Ее страх усилился. Хотя она и думала, что рубашка, будучи достаточно соблазнительной, все же не слишком прозрачна, ей вдруг показалось, что Эдвард разглядел ее кривую, уродливую ногу. Но тут она встретила его взгляд и увидела в нем гнев. От нахлынувших чувств Софи покачнулась. Эдвард подхватил ее. Он взял ее за локоть так крепко, что почти причинил ей боль.

— Не делай этого, — прошептал он. Его слова звучали как мольба.

Впервые в жизни Софи поняла, какой силой может обладать женщина. Эдвард хотел ее, Софи поняла его жажду, почувствовала ее. Желание бурлило в нем, билось, как нечто живое и дикое, как змея, свернувшаяся в тугую пружину и готовая к броску.

Софи, по-прежнему скованная, клонилась к нему, дрожа от остатков уже уходящего страха, — пока не коснулась его твердой как камень обнаженной груди. Эдвард вздрогнул и судорожно вздохнул. Кожа его была такой горячей, что почти обожгла Софи.

— Эдвард… — Подняв голову, она посмотрела на него. — Прошу, не отвергай меня…

Он стоял неподвижно, однако тело его содрогалось. Глядя ей в глаза, он произнес сдавленным голосом:

— Софи, не делай этого… Я не могу, не вправе… Я не смогу жить после этого.

Эдвард отпустил ее, и Софи почувствовала, как он подался назад. Она подняла руку, коснулась его. Он застыл, и оба они молча смотрели на маленькую бледную руку Софи, лежащую на бронзовой от загара коже Эдварда. Софи впервые дотронулась до его обнаженного тела. Кожа была гладкой, как шелк, но очень горячей. И упругой. А под ней чувствовались твердые мышцы. Софи не знала, что мужчина может быть таким твердым.

Взгляд ее нечаянно сбился с пути и забрел, куда не следовало бы. Брюки Эдварда взбугрились, тонкая льняная ткань натянулась, обрисовывая каждую линию налившегося мужского естества так отчетливо, словно Эдвард был обнажен. Софи похолодела. Она вдруг заметила, что верхние пуговицы его брюк расстегнуты. О, она ведет себя хуже чем бесстыдно, ей надо убрать руку с его груди, отвести взгляд… но она этого не сделала. Не смогла.

— О Боже! — задыхаясь, воскликнул Эдвард. — Ох, черт побери!

И его руки сомкнулись вокруг Софи.

Дьявол внутри него ликовал, святой бежал прочь.

Эдвард вдруг понял, что он крепко обнимает Софи, что он несет ее к кровати. Он перестал думать, он просто не хотел думать. Если он начнет думать, святой вернется, и все погибнет.

К тому же думать в этот момент было просто невозможно. Эдвард опустил Софи на постель, и ее золотистые волосы рассыпались по подушке, как нити дорогого шелка. Эдвард склонился над Софи, переполненный нежностью, восторгаясь ее красотой — и в то же время болезненно ощущая напряжение в чреслах и в груди.

Он слегка приподнял девушку, и их взгляды встретились.

— Софи…

Ее губы полураскрылись, глаза сияли…

— Эдвард…

И тут Софи улыбнулась. Сердце Эдварда подпрыгнуло. И что-то сильное, яркое, невыразимое наполнило его… как порыв новой жизненной силы… некое чувство, названия которому он не мог найти. Сейчас не мог.

Мгновением позже они слились в объятии. Эдвард впился в ее губы, настойчиво, с силой проникая языком в теплую глубину. Он раздвинул ее ноги и прильнул к ней, и его огромный фаллос вжимался в нежную плоть. Он все крепче целовал Софи, ему хотелось проникнуть глубже, еще глубже… И он беспомощно двигал массивными бедрами…

А Софи пылко откликалась на его страсть. Сначала движения ее языка были робкими и неуверенными, но вскоре она уже дерзко и умело отвечала на ласку. Эдварду безумно хотелось привстать над ней и показать, как она могла бы ласкать его языком…

Но это была Софи, прекрасная, нежная Софи, и он не мог этого сделать. Зарывшись лицом в ее волосы, Эдвард замер, задыхаясь, и святой, живущий в его душе, снова пытался вмешаться, требуя, чтобы он отказался от этой женщины. Но чресла Эдварда уже наполнила дьявольская сила, неодолимая и горячая. Он не мог выносить ее напора, и хуже всего было то, что мягкие бедра Софи волнообразно изгибались под ним в соблазнительном ритме желания, древнего как мир.

С похожим на рыдание вздохом Эдвард скользнул рукой под рубашку Софи и сжал нежные ягодицы, еще крепче приникая членом к ее лону. И тут же, не выдержав, дернул вверх подол рубашки, чтобы ощутить наконец наготу Софи. Его льняные брюки все еще оставались преградой между ними, но ткань была настолько мягкой, что Эдвард почти не ощущал ее. Софи всхлипнула возле его уха, стиснув руками его плечи. Она стонала, ее пальцы с острыми ноготками вжимались в спину Эдварда, не оставляя царапин, как лапки котенка. Она все настойчивее льнула к нему своей горячей, влажной плотью, и наконец в ее всхлипываниях послышалось настоящее страдание.

Эдвард взял ее лицо в свои большие ладони. Глаза Софи лихорадочно блестели.

— Я не могу остановиться… — прошептал он. — Ох, Софи, как я хочу тебя! Как ты нужна мне!

Она тихо вскрикнула, схватила его за руки и потянулась губами к его губам.

Их губы слились. На этот раз Эдвард втянул ее язык в свой рот как можно глубже. И вдруг, резко оттолкнувшись, он встал над Софи на колени. Расстегнув пуговки ее рубашки, он обнажил нежную, белую грудь. И снова их взгляды встретились.

— Ох, Софи! — простонал Эдвард. — Как ты прекрасна!

Смех Софи был слишком похож на рыдание. Эдвард, закрыв глаза, ласкал ее, прижимал к себе… Наклонившись, коснулся языком одного напряженного соска, потом второго. Софи судорожно выгнулась, едва дыша. Ее ногти впились в кожу Эдварда. Страстный крик сорвался с ее губ.

Он остановился, переводя дыхание и чувствуя, что вот-вот взорвется. Пот заливал его лицо и грудь.

— Эдвард! — простонала Софи.

Он открыл глаза и увидел в ее взгляде почти безумное желание. А потом понял, что смотрит она туда, где его фаллос натянул тонкую ткань брюк. На Эдварде не было белья. И брюки скрывали не слишком многое, тем более что две верхние пуговки расстегнулись, открыв с дюйм пылающей плоти.

Софи посмотрела в глаза Эдварду, всхлипнула и облизнула пересохшие губы. Эдвард подавил рвущийся из груди стон и, взяв маленькую ладошку Софи, прижал ее к своим чреслам. Софи прерывисто вздохнула и замерла.

— Прости меня! — воскликнул Эдвард и соскользнул с ее тела. Рукой он раздвинул ноги Софи. Она вскрикнула, но это был не протест, а мучительное желание.

— Ты чертовски прекрасна! — пробормотал Эдвард, целуя ее в пупок.

Софи вздрогнула. Эдвард словно со стороны услышал собственный смех, полный примитивного мужского желания. Его пальцы коснулись гнездышка золотистых волос. Софи не хватало воздуха.

— Милая, — хрипло шепнул он, крепче прижимая ладонь. Он коснулся теплых складок, таких желанных. — Милая…

Софи снова застыла, но лишь на мгновение. И тут же бесстыдно выгнулась.

— Эдвард!..

— Да, милая, — умоляюще произнес он, целуя ее распухшие губы. Он всматривался в лицо Софи, а его палец тем временем скользнул в нее. Она, жадно глотнув воздух, судорожно дернулась.

— Да, да… — тихо прошептал Эдвард и, резко передвинувшись, поцеловал трепещущее, пульсирующее лоно.

— Эдвард!.. — выкрикнула Софи.

Он поцеловал крепче, лаская языком. Софи металась по постели. Эдвард проник языком глубже и был вознагражден громким стоном наслаждения. Софи судорожно вцепилась в его волосы, дрожа и задыхаясь, и наконец закричала в полном самозабвении.

И Эдвард вскрикнул, срывая брюки, ложась на Софи и вглядываясь в ее прелестное лицо. Пробившись сквозь темную волну желания, в его мозгу мелькнула слабая мысль, что он не должен этого делать. Но было уже слишком поздно, он нашел ртом ее губы и в то же мгновение проник в нее.

44
{"b":"8074","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наглядная йога. 50 базовых асан с анатомическими иллюстрациями
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Девять Вязов
Нож
Московская телефонная книжка
Озорная классика для взрослых
Как рисовать комиксы в стиле Марвел
Зубы. Как у вас дела?
Пятьдесят оттенков серого