ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уровни сложности
Шутка
Хозяйка старого дома
Каждый твой вздох
Пройти сквозь стены. Автобиография
Красные туманы Полесья
Се, творю
Магия кошек. Как впустить в свой дом удачу
Мужчины, которых мы выбираем
A
A

Радостное возбуждение охватило Софи. Эдвард словно вливался в нее, все глубже проникая языком в ее рот, и вдруг Софи оказалась лежащей на спине, а Эдвард был сверху.

Она громко вскрикнула, ощутив его бедра, тяжелые и крепкие, и ее руки сами собой спустились по его спине. Даже если умом она и хотела бы протестовать, тело не позволило бы ей этого.

Эдвард оторвался от ее губ, его тело содрогнулось. Он посмотрел прямо в глаза Софи. И что-то дикое, страстное влилось в нее через взгляд Эдварда, она поняла это горячее мужское желание. Она никогда не чувствовала себя такой, в этот момент она стала истинной женщиной, соблазнительной, прекрасной, неотразимой… Она нежно коснулась его щеки.

Он спросил:

— Мартен может заставить тебя стонать и трепетать, как это делаю я?

Софи задохнулась.

— Может? — требовательно повторил Эдвард.

Его слова причинили ей острую боль, словно он ударил ее хлыстом.

— Нет.

Она скорчилась, пытаясь оттолкнуть его.

— Пусти меня…

Эдвард немедленно отпустил ее и сел, не отводя от нее глаз.

Софи с трудом выпрямилась. Потом поняла, куда он смотрит, и вспыхнула от смущения. Она поправила лиф платья и постаралась устроиться на сиденье как можно дальше от Эдварда.

— Зачем? Зачем ты об этом спрашиваешь?

Он мрачно улыбнулся:

— Так, из любопытства.

Софи рассердилась:

— Ну так я тебе отвечаю — нет.

Эдвард с видимым равнодушием пожал плечами.

На глаза Софи навернулись слезы, и она яростно смахнула их.

— Зачем ты все это делаешь, Эдвард?!

— Ты еще спрашиваешь? — насмешливо и горько бросил он.

— Зачем ты снова пытаешься соблазнить меня?

Он не ответил, лишь твердо посмотрел на нее сверкающими глазами, напоминавшими Софи те самые бриллианты, контрабандой которых якобы занимался Эдвард.

— Ты ведь не станешь отрицать, что пытаешься меня соблазнить? — выкрикнула Софи, и ее голос поднялся до самой высокой ноты.

— Стану. Дело не в этом.

Софи внимательно посмотрела на него, пытаясь совладать с гневом и проникнуть в его мысли. Но ей не удалось ни то ни другое.

— Я не понимаю.

— Боже! Я же мужчина, Софи, а ты женщина, да еще в таком чертовски соблазнительном туалете! — Дотянувшись до дверцы машины, он отпер ее. Его рука при этом задела грудь Софи. Она попыталась сделать вид, что ничего не заметила.

Она отчаянно боролась со слезами. Слова Эдварда могли бы прозвучать комплиментом, будь они сказаны иначе и при иных обстоятельствах. Но сейчас это было оскорблением, и Эдвард понимал это так же хорошо, как и Софи. Он явственно дал понять, что Софи пробудила в нем животную страсть и ничего более.

Она отвернулась и нащупала ручку дверцы. Эдвард почти в то же мгновение очутился снаружи и открыл дверцу перед Софи. Он протянул руку, чтобы помочь ей выйти, но, едва ступив на землю, Софи почти шарахнулась в сторону от него и пошла к дому. Но тут же обнаружила, что Эдвард идет следом. Она резко развернулась.

— Неужели с тебя не довольно? Чего ты хочешь теперь? Уходи!

— Мы еще не покончили с делом, леди, — сказал он. — Я хочу видеть Эдану, помнишь? И я не доверяю тебе ничуть. Ты сейчас же распрощаешься с родными и со своим Мартеном, и я отвезу тебя домой.

Софи похолодела, и на нее нахлынули одновременно и бешенство, и негодование, и страх…

Хозяйка дома развлекала гостей, притворяясь спокойной и веселой. Но бал в честь обручения Лизы, который с таким увлечением готовила Сюзанна, превратился для нее в чудовищный кошмар.

На ее лице застыла улыбка. Но в душе Сюзанна истекала кровью. «Ох, Софи… Ты ненавидишь меня, но я-то тебя люблю, люблю!..»

Сюзанне и в голову не приходило, что Софи может явиться на этот бал. И когда она вдруг увидела ее в холле, то одновременно и испугалась, и почувствовала облегчение. Ее тревога за дочь была безгранична. И поскольку время шло, а Софи и не думала возвращаться домой и выполнять требования Сюзанны, та начала уже думать, что серьезно ошиблась, что ее дочь куда сильнее, чем она могла вообразить.

Но Софи не просто явилась на бал, она набросилась на нее с бешеной яростью. Сюзанна никогда даже не подозревала, что ее дочь способна на нечто подобное.

От этого воспоминания становилось не по себе. Неужели она потеряла дочь?

Продвигаясь через толпу гостей, Сюзанна раскланивалась, обменивалась со знакомыми веселыми замечаниями, но сегодня она выполняла светские обязанности автоматически и вряд ли слышала хоть слово из того, что говорили ей. Если бы только ей удалось найти Софи и поговорить с ней, хотя инстинкт подсказывал Сюзанне, что сейчас ей не докричаться до своей дочери. Софи была слишком взбешена, ее невозможно будет убедить в чем-либо.

Пульс Сюзанны участился, ладони повлажнели. Мало ей было стычки с Софи, так еще и Джейк оказался здесь, на балу. Когда она его отыщет, она его просто убьет!.. Надо же набраться такой наглости! Она послала ему еще два письма после первого и на них тоже не получила ответа — хотя и просила в них прощения за то, что в первом письме позволила себе лишнее. И твердила, что по-прежнему любит его — и всегда будет любить.

Но этот сукин сын так и не ответил.

А теперь он здесь. Он осмелился явиться на прием в дом Бенджамина. Чего он добивается? Хочет расстроить ее брак, опозорить ее публично?

Дрожащая Сюзанна, растянув губы в улыбке, кивнула какому-то знакомому Бенджамина и остановилась возле колонны, жадно глотая воздух. Она никак не могла расслабиться, никак не могла выбросить из памяти яростные, ранящие слова Софи, не могла избавиться от страха, что кто-нибудь может в любой момент узнать Джейка… и тогда она погибла. В это мгновение она ненавидела Джейка куда сильнее, чем любила его, и в то же время нуждалась в нем, как никогда.

Вдруг она похолодела, потому что краем глаза заметила Джейка. Он стоял неподалеку от нее, прислонившись к колонне, и прихлебывал шампанское из высокого бокала. Он был воплощением мужского совершенства, мужского беспутства, высокомерного мужского безразличия… Их взгляды встретились. Джейк поднял бокал, насмешливо приветствуя ее.

Сюзанну охватила ярость. Ей захотелось вцепиться ногтями в это наглое лицо. Но пришлось обуздать себя. Если кто-то и может помочь ей, так только Джейк, потому что, в конце концов, лишь он был надежной и нерушимой гаванью, настоящим убежищем…

Пытаясь справиться с дрожью, она направилась к нему, но в следующее мгновение испуганно замерла на месте.

Перед Джейком остановился маркиз Коннут. Пожалуй, впервые в жизни Сюзанна увидела на лице своего первого мужа искреннюю улыбку. Мужчины пожали друг другу руки, а Сюзанна следила за ними в ужасе и недоумении. Так они знакомы? Потом маркиз представил Джейку Лизу. Сюзанна едва удержалась на ногах.

Какие еще гадости принесет ей этот вечер?..

Она ждала, что Лиза в ту же минуту поймет всю правду. Ведь девушка видела не только портрет Джейка, написанный Софи, но и фотографию, по которой был сделан этот портрет. А Джейк не так уж сильно изменился.

Время, казалось, остановилось. Сюзанна боялась вздохнуть. Она знала, что сейчас находится на краю гибели, — и в этот раз ей уже не удастся подняться снова.

Но Лиза не вскрикнула, не упала в обморок. Она вежливо кивнула Джейку, бледная и напряженная, а мгновением позже они с маркизом уже удалились. Сюзанну охватила слабость, ей не хватало воздуха…

А ведь вечер едва начался. Что, если маркизу вздумается представить Джейка Бенджамину?! Это была ужасающая перспектива. Бенджамин — не Лиза, Бенджамин узнает Джейка с первого взгляда.

Сюзанна решительно направилась к нему.

Джейк видел, что она приближается, и поудобнее привалился к колонне, наблюдая за ней наглым, насквозь мужским взглядом, всегда вызывавшим в Сюзанне темную, горячую волну, поднимавшуюся из самой глубины души. Не важно, что она была и взбешена, и испугана, не важно, что она отчаянно нуждалась в его помощи, — главное заключалось в том, что он всегда оставался мужчиной ее мечты, единственным мужчиной, которого она по-настоящему желала. Она хотела вернуть его, хотела с того самого момента, как узнала, что Джейк жив.

77
{"b":"8074","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Г.Ф. Лавкрафт. Пишущий в ночи
Временщик. Книга первая
Как тебе такое, Iron Mask?
Понедельник начинается в субботу
Экстремальный тайм-менеджмент
Красное и белое. Неутолимая жажда вина
Дверь на двушку
Не открывать! Плюётся огнём!
Сценарии кинофильмов Андрея Звягинцева