ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Г.Ф. Лавкрафт. Пишущий в ночи
Женись на мне до заката
Курсант
Лавандовая спальня
Жесткие переговоры
Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией
Простись со всеми, детка!
Навеки не твоя
Хаос-контроль. Эффективная уборка своими силами
A
A

— Сукин сын… — пробормотал Эдвард. И добавил чуть громче: — Ну нет, я ему не позволю скрыться просто так!

И Эдвард стремительно бросился за Джейком О'Нилом.

Софи подошла к двери комнаты, в которой готовилась к венчанию, и прижалась ухом к щели, вслушиваясь в звуки органа. Был первый день нового, тысяча девятьсот третьего года — день ее венчания, и Софи страшно волновалась.

Родные Эдварда приехали три дня назад, как раз к началу предсвадебных торжеств. Лишь когда они с Эдвардом начали готовиться к свадьбе, Софи узнала, что ее жених родился и вырос в Калифорнии, на ранчо, которым владели уже три поколения его семьи. Софи была крайне растрогана встречей с родными Эдварда, а они очень тепло и радостно приняли ее в свой круг. Приехали все — отец Эдварда Рик Деланца, мать Виктория, брат Слейд с женой Региной — все, кроме самого старшего брата Джеймса, о чьем местопребывании никому ничего не было известно. Джеймс уже много лет блуждал по свету.

Для Эдварда и его семьи их воссоединение стало огромной радостью, это Софи поняла сразу. Братья были очень близки между собой, и отец любил их, а они любили отца. Софи до самых последних дней не слишком-то много знала об отношениях Эдварда с матерью. Родители Эдварда расстались и жили отдельно друг от друга, и он, насколько было известно Софи, около трех лет вообще не встречался с матерью. Похоже, он именно ее обвинял в разрушении семьи. Но, едва увидев Викторию, Софи поняла, что она отчаянно тосковала по сыну, что она любит его, как только мать может любить свое родное дитя. Когда Эдвард обнял ее, она зарыдала.

Что ж, свадьба Софи должна была стать почти безупречной. Почти.

Здесь не хватало Лизы. Сестра все еще скрывалась в Ньюпорте. Она лишь однажды позвонила Софи, чтобы успокоить ее и сообщить, что все в порядке. Еще она хотела узнать, что делает маркиз. Софи объяснила сестре, что у Сент-Клера с каждым днем лишь крепнет решимость отыскать Лизу и жениться на ней. Софи попыталась убедить девушку вернуться домой и окончательно объясниться с маркизом, но Лиза отказалась. Она пребывала в уверенности, что гордость Сент-Клера будет наконец уязвлена, и он, поджав хвост, сбежит домой, в обветшавшее поместье предков. Но Софи время от времени видела маркиза и сильно сомневалась в правоте сестры. Он все сильнее бесился из-за того, что дни шли, а он никак не мог выяснить, где прячется его сбежавшая невеста. Все сильнее бесился и все сильнее проникался решимостью вернуть ее.

Софи удалось лишь уговорить Лизу написать несколько слов отцу, чтобы избавить его от давящей тревоги за дочь, и это письмо Бенджамин получил две недели назад. Перестав беспокоиться за жизнь Лизы, Бенджамин разозлился и вновь направил детективов на поиски дочери. Софи чувствовала, что для Лизы настали последние дни свободы.

Софи знала, что сейчас ей не стоит думать о сводной сестре. Сегодня был день радости. Софи попросила Рашель, Регину и Викторию оставить ее на несколько минут наедине с матерью и теперь открыла дверь, чтобы позвать их обратно. И тут же поняла, что музыка умолкла… и ее сердце, казалось, в ту же минуту остановилось.

— Ну, слышишь, орган перестал играть, значит, все гости собрались, — сказала Сюзанна. — Иди сюда, Софи, нужно еще приколоть твою фату. Несколько минут — и тебе пора будет выходить.

Софи охватила нервная дрожь. Она вообразила Эдварда, стоящего в церкви — в черном смокинге, ожидающего ее, чтобы подвести к алтарю, а потом увидела себя, в белом облаке, идущую навстречу ему… Волнение, радость и любовь нахлынули на Софи с новой, ошеломляющей силой, и она вдруг почувствовала слабость. Но сейчас не время было поддаваться слабости. Через несколько минут начнется обряд — и она станет наконец женой Эдварда Деланца. Ей казалось, что нужно ждать еще целую вечность, что не скоро еще судьба преподнесет ей этот изумительный дар…

— Какого черта, что это вы тут делаете? — резко спросил Эдвард.

Джейк вздрогнул. Он устроился на самом заднем ряду церковных скамей, в углу, так что они с Эдвардом были совсем одни — другие гости заняли шесть первых рядов.

— Ты же знаешь, почему я здесь. Оставь меня, Деланца.

Эдвард протянул руку и схватил Джейка за узкий отворот смокинга.

— Нет! Довольно этих игр!

Джейк побледнел.

Эдвард наклонился к нему, его глаза бешено сверкали.

— Я намерен притащить вас к ней, Джейк, хотите вы того или нет. Если вы желаете подраться со мной и устроить скандал — что ж, пожалуйста, я не возражаю. Меня не отправят обратно в тюрьму, а вот вам это грозит, если вас кто-нибудь узнает.

Джейк медленно встал.

— Ну, ты и ублюдок!

— Софи нужно знать, что вы живы.

— Эдвард, ты ведь не знаешь, что такое тюрьма. Я не вернусь туда.

— И незачем. Вам не придется туда возвращаться, если вы пойдете со мной.

— Почему ты все это делаешь? — воскликнул Джейк.

— Потому что я видеть не могу, как вы нелепо страдаете, вы, дурак! — Эдвард ухватил Джейка под руку. — Потому что Софи любит вас, а я люблю ее.

Взгляды двух мужчин встретились. И наконец Джейк медленно, нерешительно кивнул.

— Ох, Софи! — воскликнула Регина. — Ты изумительно выглядишь! Просто дождаться не могу, когда наконец Эдвард увидит тебя!

Софи улыбнулась своей новой родственнице. Жена Слейда понравилась ей сразу, при первой же их встрече. Регина была не только очаровательна внешне, она оказалась еще и добрым, мягким, открытым человеком.

— Спасибо, — прошептала Софи, чувствуя, как отчаянно бьется ее сердце. — Но, боюсь, мне просто не дойти до алтаря… я что-то совсем ослабела.

— Посиди немножко, — посоветовала Виктория, придвигая к Софи кресло и помогая ей усесться так, чтобы не помялись пышные воланы юбки. Рашель принесла стакан воды, Сюзанна обняла дочь за плечи, а Регина достала из сумочки флакон с нюхательными солями.

— Это тебе пригодится, — весело сказала она. Кто-то постучал в дверь.

— Наверное, Бенджамин, — нервно проговорила Сюзанна. Она была очень бледна и, похоже, готова вот-вот расплакаться. — Софи, дать тебе нюхательную соль?

Софи покачала головой. Регина подбежала к двери и открыла ее. В то же мгновение и она, и Софи увидели за порогом Эдварда и еще какого-то мужчину. Регина тут же попыталась захлопнуть дверь перед носом у Эдварда.

— Тебе нельзя сейчас видеть невесту! — в ужасе закричала она.

Но Софи уже встала:

— Эдвард?

При виде жениха она в первое мгновение обрадовалась, но радость тут же сменилась тревогой. Она разглядела человека, стоявшего рядом с Эдвардом, — это был тот самый незнакомец с золотистыми глазами, которого она заметила на своей выставке и на балу Лизы.

— Это очень важно! — твердо заявил Эдвард, отстраняя Регину и входя в комнату. Софи увидела, что он крепко держит своего спутника за локоть.

Регина, побледнев, закрыла дверь. И тут Софи услышала, как вскрикнула Сюзанна.

Софи повернулась к матери и увидела, что та упала в кресло, в котором только что сидела сама Софи, и по ее щекам бегут слезы.

— Нет, нет… — стонала Сюзанна.

Ошеломленную Софи вдруг пронзило странное предчувствие… а может быть, это была догадка, но догадка настолько невероятная, что Софи просто не могла в нее поверить. Она потом подошла к матери и с тревогой спросила:

— Мама? В чем дело? Что случилось?

— Ох, Боже мой, — прорыдала Сюзанна, закрывая лицо ладонями.

Софи медленно обернулась. Эдвард шагнул к ней и крепко взял ее под руку.

— Софи, дорогая, ты будешь поражена…

Софи, онемев, глянула мимо Эдварда, которому готова была доверить всю свою жизнь, на незнакомца, смотревшего на нее такими до боли знакомыми глазами…

— Твой отец Джейк О'Нил не умер, — сказал Эдвард. — Он не погиб в огне. Его товарищ сгорел, а Джейку удалось спастись. И с тех пор он скрывается от закона. — Эдвард настойчиво, испытующе смотрел ей в глаза, но голос его звучал мягко, успокаивающе.

Софи не отрывала глаз от человека, который еще при первой их встрече показался ей странно знакомым.

99
{"b":"8074","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Факультет общих преображений
Сталинский сокол. Комэск
Танец на раскаленных углях
Оцепенение
ДНК гения
Ворона в сети
Ровно посредине, всегда чуть ближе к тебе
Манифест инвестора: Готовимся к потрясениям, процветанию и всему остальному
Оружейник