ЛитМир - Электронная Библиотека

Дом вздохнул.

— Если она сбежит, мне, несомненно, придется ехать вслед за ней.

— Тебе не нужно было на ней жениться.

— Сейчас слишком поздно сожалеть об этом.

— Да, потому что развод окончательно погубит репутацию нашей семьи. — Она быстро поцеловала его в щеку. — Я иду спать. Пожалуйста, скажи мне завтра «до свидания», прежде чем уехать.

Доминик кивнул и проводил ее взглядом. Несмотря на то, что он был сильно расстроен, его охватило странное возбуждение. Он и не мечтал, что ему когда-нибудь удастся наладить отношения с матерью.

Дом вздохнул. Что же ему делать с Анной? Четыре года он притворялся, что не женат. Теперь, ненадолго вернувшись домой, он понял, что больше не в силах играть в эту нелепую игру. У него есть жена, реальная женщина из плоти и крови, которая ненавидит его, хотя, как это ни странно, он, возможно, сейчас для нее даже более привлекателен, чем раньше. Анна удивительная женщина. Так ли уж плохо стать ей настоящим мужем? Он повернулся и посмотрел сквозь окна террасы в густую темноту туманной ночи, размышляя о холодном, без любви, браке своих родителей и своем одиноком детстве. У него забилось сердце. Когда-то давно он убедил себя, что ему никто не нужен. Все эти четыре года он считал, что поступил правильно, и теперь вдруг испугался: может, он действительно влюбится в Анну? И что тогда?

Ему лучше уехать прямо сейчас, немедленно.

Клубы тумана окутали лужайки и почти скрыли особняк от посторонних глаз. Полчаса назад Дом видел, как Анна вышла в сад, но не заметил, вернулась ли она. Куда она пошла? Если бы он совсем не знал ее, то решил, что у нее с кем-то назначена встреча, тайное свидание, ибо для обычной прогулки сейчас слишком холодно и сыро.

Внезапно Доминик перепрыгнул через перила и оказался на траве. Немного постояв, он пошел по усыпанной гравием дорожке. Он услышал их голоса еще до того, как ему удалось что-либо рассмотреть. Тихие, ласковые, нежные. Сначала Дом не узнал Патрика. Он только увидел, что какой-то мужчина обнимает Анну за плечи, а Анна ведет себя с ним словно с давним любовником.

Доминик был поражен. Кровь запульсировала у него •в висках. Похоже, Анна не слишком томилась одиночеством эти четыре года!

И только потом Дом узнал своего друга детства Патрика Коллинза.

Глава 6

Дом вспомнил, что Анна и Патрик весь день не отходили друг от друга. Значит, Анна и Патрик? Дом удивился, обнаружив, что эта мысль привела его в ярость.

Патрик убрал руку с плеча Анны. Анна смотрела то на Дома, то на кузена. Ее лицо вытянулось.

— Привет, Дом! Ты искал меня? — спросил Патрик. Дом не ответил. Он попытался внушить себе, что Анна ему не жена в полном смысле этого слова, но доводы рассудка не возымели действия.

— Тебе понравилась прогулка с моей супругой? — спросил он Патрика и недобро улыбнулся.

— Честно говоря, да, — сдавленно ответил Патрик.

— Это хорошо, — тихо сказал Дом, — потому что это твоя последняя с ней прогулка. У Анны пересохло во рту.

— Это угроза? — холодно спросил Патрик.

— Нет, реальность.

— Ты сошел с ума, — сказал Патрик. — Анна не только мой друг, но и моя кузина. Если нам захочется погулять вместе, ты не сможешь этому помешать!

— Будь уверен, смогу.

— Хватит! — вмешалась Анна. — Дом, что с тобой? Господи, мы с Патриком знаем друг друга с тех самых пор, как я впервые девочкой приехала к Коллинзам. Почему мы не можем гулять вместе?

— Нет, Анна. С сегодняшнего дня этого больше не будет, — холодно сказал Дом.

— Ты спятил, — сердито буркнул Патрик.

— В чем ты нас обвиняешь? — с жаром воскликнула Анна.

Дом даже не взглянул на нее. Он смотрел только на Патрика.

— Патрик, ты чертовски хорошо знаешь, в чем я тебя обвиняю.

— Не кажется ли тебе, что ты несколько поздно решил заявить свои супружеские права? — огрызнулся Патрик. — Возможно, если б ты жил здесь эти четыре года, Анна не нуждалась бы так в моей дружбе.

Дом сделал шаг вперед и встал между Патриком и Анной. Ему хотелось ударить Патрика, но он лишь с силой сжал кулаки. Он живо представил Анну в его объятиях и от этих мыслей рассвирепел еще больше.

— Так как же Анна нуждается в твоей «дружбе»? — холодно спросил он. — И как страстно ты одариваешь ее этой «дружбой»?

— Дом! Ты ведешь себя, как последний грубиян! — Щеки Анны запылали. — Этот разговор… просто неприличен! Патрик — мой кузен и ничего более!

Дом повернулся к Анне, и глаза его опасно сверкнули.

— Успокойся. Это не твое дело. Это касается только меня и Патрика. С тобой я разберусь позже.

У Анны округлились глаза. Дом повернулся к Патрику.

— Я думал, ты мой друг.

— Я и есть твой друг. — Патрик стиснул зубы. — Но Анна — мой друг тоже.

— Это слишком ясно.

— Ты бросил ее, Дом. Она не заслужила такого обращения.

— Мы не обсуждаем того, что было. Мы обсуждаем, что есть сейчас и что будет. — Лицо Дома напряглось. Ему в голову пришла другая мысль. — Ты обязан мне жизнью, Патрик. Ты забыл об этом?

— Как я могу забыть, что ты спас мне жизнь, рискуя собственной? — мрачно отозвался Патрик.

Анна с удивлением смотрела то на одного, то на другого.

— Дом спас тебе жизнь? Ты никогда не говорил мне об этом.

Мужчины не обратили внимания на ее слова.

— Ты неблагодарный, — холодно произнес Дом, — а я негостеприимный: думаю, тебе следует уйти. Патрик смутился.

— Дом, — снова вмешалась Анна, — не делай этого! Мы все друзья. Не требуй того, о чем потом пожалеешь.

Дом наконец посмотрел на нее.

— А почему нет? Что значит еще один проступок в жизни, полной проступков?

Анна отвела взгляд.

— Может, тебе действительно сейчас лучше уйти, Патрик? Я уверена, завтра мы будем более благоразумны. Сегодня у всех был долгий, трудный день.

Патрик стоял в нерешительности.

— Кажется, моя жена тоже попросила тебя уйти. Так что до свидания, Патрик, — холодно процедил Дом.

Но Патрик не мог удержаться, чтобы не сделать последний укол.

— Конечно, я уйду, — с натянутой улыбкой произнес он, — разве я могу отказать хозяйке Уэверли Холл?

Дом тоже улыбнулся, но его улыбка не предвещала ничего хорошего.

— Позволь напомнить тебе, что Анна, может, и владеет Уэверли Холл, но маркиз Уэверли — я. Не забывай об этом.

Патрик отвернулся и направился к дому. Анна нагнала его.

— Все образуется, — заверила она его. — Я все объясню Дому. — Она бросила на мужа взбешенный взгляд.

Патрик остановился, взял Анну за руку и легонько сжал ее.

— Надеюсь увидеть тебя завтра, — произнес он. Анна кивнула и, как показалось Дому, вцепилась в руку кузена.

— Не рассчитывай на это, — скрипнул зубами Дом. Не обращая внимания на его слова, Патрик зашагал по дорожке. Пока он не скрылся в тумане, Анна смотрела ему вслед. Дом тоже. Никто из них не двинулся с места и не проронил ни слова.

Молчание нарушил Дом.

— Полагаю, теперь ты собираешься «все объяснить» мне? — насмешливо произнес он. Анна повернулась.

— Ты должен извиниться перед Патриком.

Дом мрачно расхохотался.

— Я должен перед ним извиниться? Думаю, скорее это следует сделать вам обоим.

— Кстати, — продолжала Анна, не обращая внимания на его слова, — ты должен извиниться и передо мной тоже.

Последовал новый взрыв хохота.

— В самом деле?

Ее щеки пылали от негодования. Анна разозлилась не на шутку, она не помнила, когда в последний раз так сердилась.

— Ты уехал на четыре года, жил в свое удовольствие и вернулся домой только из-за похорон отца! Даже не пытайся отрицать. Я не дура и прекрасно понимаю, что это единственная причина твоего приезда. И вот теперь ты появляешься и считаешь себя вправе приказывать мне, что делать, а что нет, с кем я могу встречаться, а с кем нет? Ты приезжаешь через четыре года после свадьбы и осмеливаешься относиться ко мне как к своей жене?

Дом скрестил руки на груди и холодно улыбнулся.

15
{"b":"8077","o":1}