ЛитМир - Электронная Библиотека

Однажды страсть уже взяла над ними верх. Анна заставила себя вспомнить: этот человек не появлялся здесь четыре года. Если она подчинится ему сейчас, то нет никакой уверенности, что он снова не исчезнет.

Наконец Анна с неожиданной для нее силой оттолкнула Доминика. Он не удерживал ее, лишь медленно пригладил свои волосы и в упор посмотрел на молодую женщину.

— Анна, ты моя жена. Я пришел к выводу, что меня не устраивает наше прежнее соглашение.

Анна похолодела. Неужели он имеет в виду то, о чем она подумала?

— Что ты хочешь этим сказать? — пролепетала она. Его взгляд словно ожег ее.

— Я не уезжаю, Анна. Многие причины, в том числе смерть отца, заставили меня изменить планы. Я остаюсь здесь, с тобой. Это окончательное решение.

Анна замерла от ужаса.

— Мы начнем все заново, Анна, — сказал Дом. Слова, которые она мечтала услышать все эти годы! И вот он произнес их, но слишком поздно.

— Нет, — прошептала она и покачала головой. — Я не могу.

— У тебя нет выбора, — холодно возразил Дом. — Потому что я не спрашиваю твоего согласия или одобрения. Я просто ставлю тебя в известность.

Глава 7

Они вошли в дом, и Анна, обогнав Доминика, быстро направилась к лестнице. Она надеялась, что в своей комнате наконец-то придет в себя. Ощущая на спине его взгляд, Анна прибавила шаг. Ей хотелось побыть одной, чтобы собраться с мыслями.

Значит, он остается. Анна все еще не могла опомниться от его заявления. Оно ошарашило ее, взбесило и… напугало. Она должна все обдумать… Но в конце коридора вдруг открылась дверь, и на пороге появился герцог Рутерфорд.

— Анна? — Герцог подошел ближе.

— С тобой все в порядке?

Анна подумала, что он наверняка заметил, как у нее пылают щеки. Она изо всех сил старалась забыть о поцелуе…

— Спасибо, все хорошо.

— Мне нужно поговорить с тобой, — сказал герцог и посмотрел куда-то позади нее.

Анна обернулась и увидела Дома, который, прислонившись к стене и скрестив руки на груди, наблюдал за ними из холла. Поза, исполненная равнодушия и надменности, явно не соответствовала выражению его глаз. Анна решительно кивнула и последовала за герцогом в библиотеку.

— Вы сможете помириться? — спросил герцог, как только они вошли в комнату.

Анна не знала, что ответить. Она не была готова к такому прямому вопросу.

— Нет. Это невозможно, — наконец медленно произнесла Анна. Теперь она даже не собиралась раздумывать над тем, что предложил ей Дом. Их супружеской жизни пришел конец… еще четыре года назад.

Герцог опустился в кресло у камина.

— Даже если я попрошу тебя дать ему еще один шанс?

Анна присела на край кушетки.

— Пожалуйста, не надо, — ласково проговорила она. — Вы же знаете, как нелегко мне вам в чем-то отказать.

— Я хочу только одного: перед смертью увидеть тебя и Дома счастливыми, — тихо сказал Рутерфорд. Анна встала.

— Вам еще рано умирать; пожалуйста, не говорите так!

Герцог улыбнулся.

— Анна, мне семьдесят четыре года. Последние несколько месяцев я стал сильно уставать. Я не очень хорошо себя чувствую, и близится день, когда мне придется встретиться с Создателем. Что сказал тебе Дом?

— Что он собирается остаться здесь, хотя я достаточно ясно дала ему понять, что не хочу этого, — смущенно ответила Анна.

— Ты меня удивляешь, — с укоризной покачал головой герцог. — Ведь Доминик родился в этом доме.

Она сжала кулаки.

— Я не могу дать ему второго шанса. Он не заслуживает этого.

— Возможно, но ты самая великодушная женщина, которую я знаю, и самая благоразумная. Дай ему еще один шанс, Анна, — мягко попросил Рутерфорд, но в тоне его прозвучал приказ. — Чем ты рискуешь?

— Своим сердцем, — просто ответила Анна.

— А если все окажется по-другому? — спросил герцог.

Анна тяжело вздохнула. Она хорошо поняла, что он имеет в виду. А вдруг она не потеряет своего сердца? И вместо этого завоюет сердце Дома?

Разговор был окончен, но Анна так ничего и не пообещала Рутерфорду и чувствовала себя виноватой в том, что уклонилась от твердого ответа. Она искренне любила герцога…

Анна поспешно поднялась по лестнице и скрылась в своей комнате. Только оставшись одна, она, наконец почувствовала облегчение. Сегодняшний день был трудным и долгим, и Анна не собиралась переодеваться и выходить к ужину, за которым по традиции собиралась вся семья. Слишком устала, чтобы с кем-то спорить, особенно с Домиником Сент-Джорджем. Слишком устала, чтобы выносить его пристальные и многозначительные взгляды, смысл которых теперь отлично понимала.

Анна заперла дверь своей спальни. Она никогда раньше не запирала ее.

В последний раз она провела ночь в одном доме с ним четыре года назад. Это была ее первая брачная ночь. Тогда дверь оставалась открытой…

У Анны застучало в висках. Она старалась забыть все, что было связано с ее брачной ночью. Но не могла.Слезы полились у нее из глаз. Ну почему она не в состоянии по-настоящему ненавидеть Доминика за все, что он ей сделал!

Анна ждала.

Она сидела на кровати, густые черные волосы были распущены и волной ниспадали на плечи. Анна надела белую, расшитую лентами и кружевами ночную рубашку, привезенную из Парижа. Это была очень изящная, но в то же время довольно простая рубашка с длинными, широкими рукавами и вырезом в виде сердца; но Анна надеялась, что Дом будет смотреть не на рубашку, а только на нее.

Она откинулась на подушки и закрыла глаза, вспоминая, как красив был Доминик во время свадебной церемонии. В белой сорочке и черном фраке, он был безукоризненно вежлив и внимателен к ней. Она старалась не замечать, что улыбается он редко и как-то странно. Впрочем, это можно было понять. Из-за скандала свадьба была очень скромной и малочисленной.

Часы на камине ударили один раз.

Анна вздрогнула. Час ночи? Неужели она ждет Дома уже почти два часа? Внезапно ее охватила тревога. Она села. Где он?

Затем ей пришло в голову, что Доминик, должно быть, все еще внизу со своими родственниками празднует свадьбу.

Она встала, прошла через полутемную комнату. освещенную лишь тремя свечами, и подошла к окну. Стояла теплая летняя ночь, и оно было широко открыто. Анна выглянула и прислушалась.

В окнах первого этажа света не было. Стояла тишина, и Анна услышала только стрекот сверчка. Свадебный вечер закончился. Гости разъехались, и семья отправилась спать.

Анна поежилась и облокотилась на подоконник. С черно-синего неба в ее комнату смотрела молодая луна.

Где же Дом?

Анну охватили дурные предчувствия, от которых холодок пробежал по спине. Она обхватила себя руками. Нет, нет, раз вечер уже окончился. Дом вот-вот появится!

Анна медленно вернулась и села на кровать, поджав ноги. Одна свеча уже погасла, а две другие все еще теплились.

Она ждала, глядя в пустоту.

Ждала, даже когда все свечи догорели, а на горизонте засветлела полоска рассвета. Ждала, с каждым мгновением ощущая себя все более несчастной.

Дом не пришел.

Анна не знала, сколько прошло времени, прежде чем она услышала во дворе скрип колес. Она подбежала к окну и увидела, как карета Лионзов с серебряным гербом, освещенная первыми лучами солнца, покидает Уэверли Холл.

Анна зарыдала.

Анна неподвижно сидела на кровати. Нет смысла думать о прошлом и вспоминать, как жестоко обошелся с ней Доминик, как бессердечно отшвырнул, словно надоевшую игрушку. А теперь он говорит, что хочет ее и готов начать все сначала! Это совершенно невозможно; надо быть совсем уж глупой и наивной женщиной, чтобы помириться с ним.

Он сказал, что приехал домой и останется здесь. Анна боялась, что задача выгнать его из Уэверли Холл будет ей не по силам. Но если она проявит волю, если воспротивится его домогательствам, то, возможно, ему скоро надоест эта игра. А это, конечно, была только игра.

Потому что Дом не мог быть искренним. И потом, его интерес к ней вспыхнул так внезапно. Ему что-то нужно от нее… но Анна не могла понять, что.

17
{"b":"8077","o":1}