ЛитМир - Электронная Библиотека

Дом слегка повернул голову и опять посмотрел в противоположный конец бальной залы прямо на Анну.

Она не отвела взгляд и даже чуть вскинула подбородок. Дом отвернулся и, продолжая беседовать со священником, обнял Фелисити.

Наступил торжественный момент: объявление о помолвке. Дом надел на палец Фелисити великолепное кольцо с сапфиром в восемь карат, окруженным бриллиантами, и поцеловал в щеку. Гости радостно загудели и зааплодировали.

Прижимаясь чрезмерно открытой грудью к руке жениха, Фелисити что-то прошептала ему на ухо, для чего Дому пришлось слегка наклониться. Он не сделал попытки отстраниться, а другая его рука все еще покоилась на талии Фелисити. Они были идеальной парой. Анна резко повернулась и столкнулась с высоким мужчиной.

— О, здравствуй, Анна, — сказал герцог Рутерфорд, поддержав девушку; на его правой руке сверкнуло рубиновое кольцо с печаткой. — Почему ты не стоишь вместе с нашими семьями и не встречаешь гостей?

Она снизу вверх растерянно смотрела на герцога, перед которым всегда робела, — ведь он был одним из самых состоятельных, благородных и влиятельных людей в королевстве.

Анна судорожно сглотнула.

— Я… — Она лихорадочно подбирала слова. — Я не очень хорошо себя чувствую.

— Вижу. — Его красивые глаза светились добротой. — Тебе чем-нибудь помочь?

Анна снова украдкой посмотрела в сторону Доминика и Фелисити. Дом молчал, а Фелисити болтала с кем-то из местных дворян.

— Нет.

Герцог проследил за ее взглядом.

— Эта пара красиво смотрится. Жаль только, что они не подходят друг другу.

Глаза Анны округлились. Уж не ослышалась ли она?

— Вы… не одобряете их выбор?

— Я счастлив, что мой внук наконец женится. А Коллинзы — прекрасная семья, в их жилах течет еще более голубая кровь, чем в наших, и они гораздо более состоятельны, чем многие из нашего окружения. Как я могу этого не одобрять? Дело не в этом. Дом упрям. Я попытался внушить ему, что Фелисити не сделает его счастливым, но он не стал меня слушать.

Анна внимательно посмотрела на герцога. Как он проницателен!

— Но… она ведь так красива.

— Красота — это свойство глаз того, кто смотрит, моя дорогая. Анна, ты слишком бледна. Может, тебе лучше выйти на свежий воздух?

— Да, наверное, вы правы, -ответила она, бросив на герцога благодарный взгляд. — Извините меня, ваша светлость. — С этими словами Анна отвернулась и, стараясь не смотреть на гостей, направилась через бальную залу к выходу. Она спиной чувствовала на себе взгляд Дома; впрочем, ей это наверняка только показалось.

Анна была уже возле распахнутых стеклянных дверей, ведущих на террасу и в сад, когда Подбежал слуга и сунул ей в руку сложенный лист бумаги. Анна подождала, пока .слуга отойдет, и, сгорая от любопытства, вышла на террасу; сердце ее замерло, словно готовое вот-вот остановиться.

Записка была от Дома. Он просил Анну встретиться с ним в саду.

Она не могла в это поверить. Может быть, кто-то подшутил над ней?

Стояла теплая и душная ночь. Скорее всего будет дождь, но пока на небе ярко светили тысячи звезд и сверкал полумесяц. Анна быстро пересекла выложенную плиткой террасу, прошла мимо белого мраморного фонтана и скрылась за домом. В саду, наполненном пьянящим ароматом лилий и глициний, она остановилась. Что Доминику нужно от нее, чего он хочет? Ведь он помолвлен с Фелисити, зачем же ему понадобилось свидание с ней, Анной?

Задумавшись, она не заметила, сколько времени неподвижно простояла в тени огромных древних дубов. Анна чувствовала себя почти такой же несчастной и беспомощной, как в тот день, когда узнала о смерти отца. Теплый летний воздух ласкал влажные от слез щеки…

Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд и медленно повернулась. На каменных ступенях террасы неясно вырисовывалась фигура Доминика.

— Д-дом?

Он стоял, не шевелясь, и смотрел на нее.

У Анны бешено заколотилось сердце. Значит, это была не шутка…

— Д-дом? — снова недоверчиво повторила она.

Что-то выпало у него из рук, какой-то белый комок. «Наверно, носовой платок», — подумала Анна, не в силах сдвинуться с места.

Дом подошел и остановился перед ней. Лицо его было сурово. Анне показалось, что ее тело качнулось ему навстречу.

Дом смотрел на нее так, словно видел насквозь.

— Анна?

Он никогда раньше не называл ее по имени. Анна не могла вымолвить ни слова. Она вся дрожала. Что он хочет от нее?

— Что-нибудь случилось, Анна?

— Ничего. Просто я… хотела уйти. Его взгляд стал мягче.

— Ты на званом вечере. — Он смотрел ей прямо в лицо. — А вечера должны доставлять удовольствие. Она закусила губу.

— Только не этот. Он смотрел на ее рот.

— Да, полагаю, что не этот… во всяком случае, не тебе.

Анна похолодела. Неужели он знает? Он угадал ее мысли? Как он узнал, что она любит его? Нет, нет, это плод ее фантазии.

— Я… я хотела бы поздравить вас, — пролепетала она внезапно охрипшим голосом.

Он снова посмотрел ей в глаза. Анна видела, как на виске у него бьется жилка.

— Правда?

— Д-Да.

Он вдруг сунул обе руки в карманы, покачнулся, и лунный свет блеснул на его сапфирных запонках.

— Ты чересчур благородна.

У Анны перехватило дыхание. Он знал!

— Нет, я… не… Совсем нет! — Боже, да перестанет она наконец запинаться! Но ведь она так нервничает, и потом… Дом все время смотрит прямо на ее губы.

— Сколько тебе лет, Анна? — внезапно спросил он.

— Восемнадцать, — солгала она.

— Ты выглядишь моложе. Значительно моложе. — Он повернул голову, продемонстрировав ей свой великолепный профиль.

Анне показалось, что она задыхается.

— Мне семнадцать, — призналась она шепотом. Он снова внимательно посмотрел на нее.

— Ты совсем ребенок.

— Н-нет, — заикаясь, ответила Анна. — Я н-не ребенок! Мне почти восемнадцать, правда!

— Сегодня, — резко произнес он, — тебе семнадцать, а не восемнадцать, значит, ты ребенок. — Потом неизвестно почему на его лице появилась добрая улыбка. — Но у тебя все пройдет, Анна. Уверяю…

Его глаза словно гипнотизировали ее.

— Нет, это никогда не пройдет. Он снова посмотрел на ее губы.

— Позволь мне проводить тебя в залу, пока наше исчезновение не заметили.

— Ты любишь ее? — услышала Анна свой голос и не узнала его, так странно и напряженно он звучал. Она была готова убить себя за этот вопрос, но ей так отчаянно хотелось получить на него ответ!

— Нет. — Он поднял руку, немного помедлил и мягко коснулся ее щеки.

Анна вздрогнула.

Он никогда раньше не прикасался к ней. Это было такое приятное ощущение! Прежде она не испытывала ничего подобного. Не в силах владеть собой, она закрыла глаза и, слегка повернув голову, плотнее прижалась щекой к его теплой чуть шершавой ладони.

— Нет, — снова резко повторил Дом. — Я не люблю ее. — Его рука внезапно сжалась в кулак.

Анна открыла глаза. Он тяжело дышал. Его глаза опасно сверкали. Он провел по ее щеке согнутым пальцем. — Любви здесь нет и никогда не было.

Затем его палец скользнул по ее влажным, чуть раскрытым тубам.

— Дом, — прошептала Анна.

— Ты когда-нибудь целовалась? — вдруг спросил он. Она молча покачала головой. Его ладонь внезапно разжалась.

— В таком случае мне выпала огромная честь, — прошептал он, наклоняясь к ней, — быть первым.

Дрожа от предвкушения чего-то необыкновенного, не в силах произнести ни слова, Анна ждала поцелуя.

Доминик едва коснулся ее губ. Анна была разочарована. Потом быстрым движением снова скользнул по ним и замер, прижавшись щекой к ее щеке. Анна протянула руки и обхватила его за плечи.

Его рот широко раскрылся и, казалось, поглотил ее губы. Анна вскрикнула.

Дом с силой сжал ее в объятиях. У Анны закружилась голова, земля поплыла под ногами… Она приникла к нему и обняла так крепко, как только могла. Внезапно он коснулся языком ее языка. И так же внезапно убрал его.

Анна задрожала от волнения. Тяжело дыша. Дом оторвался от ее губ.

2
{"b":"8077","o":1}