ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тот, который мы вели сегодня днем… и в день моего отъезда.

Анна решила, что бесполезно притворяться, будто она не понимает, о чем речь.

— То, что ты предлагаешь, нелепо.

— Неужели? — засмеялся он. — Анна, ты больше не девушка, и мы муж и жена. Я не вижу ничего нелепого в том, что муж просит свою жену поехать с ним куда-нибудь на недельку.

Анна покраснела.

— Ты предлагаешь другое.

Он довольно ухмыльнулся, и его глаза заблестели.

— Да, другое.

— И это вряд ли достойно джентльмена.

— Я не джентльмен, и никогда не хотел им быть.

— Но зато я леди.

— Это правда. Но почему ты решила, что я оскорблю тебя?

Анна вздохнула. Она изо всех сил старалась не думать, что может случиться, если она уедет с ним «на недельку». Поскольку она была не слишком искушенной в тех деликатных делах, которыми занимаются муж и жена за закрытыми дверьми, то не могла представить, что он может потребовать от нее.

— Я не доверяю тебе, Дом, — настороженно проговорила она.

— Я не заставлю тебя делать ничего такого, чего тебе самой не захочется.

Анна почувствовала, что ее щеки снова запылали. Какой наглец! И как уверен в себе!

— Это не меняет дела. — Она сердито отвернулась и сжала дверную ручку, но Дом накрыл ее руку своей.

— Ну? Я жду ответа, Анна, — прошептал он ей на ухо.

Анну словно огнем обожгло. Она отлично понимала, куда он клонит. Она должна сейчас же и категорически отказаться от его непорядочного предложения! Но слова застряли у нее в горле, в ногах появилась слабость — от тела Доминика исходило тепло, Анне словно передавался весь жар его желания.

— Анна?

Она повернулась, и его лицо оказалось почти в дюйме от нее.

— Я хочу… чтобы ты ушел, — запинаясь, произнесла она. — Я хочу, чтобы ты уехал из Уэверли Холл. Сколько еще я должна тебе это объяснять?

Глаза Доминика потемнели от гнева. Он обвил Анну руками и притянул к себе.

— А я не хочу уезжать, — грубо сказал он. — Сколько еще я должен тебе это объяснять?

У Анны не было сил ответить. Он крепко сжал ее в объятиях. Она поняла его намерения и попыталась отвернуть лицо, но, прежде чем успела это сделать, он завладел ее губами. Анна вскрикнула. Руки плотнее обвили ее талию, он раскрыл ее губы, и его язык скользнул ей в рот. Его сильное тело прижало ее к двери. Анна не смогла бы пошевелиться, даже если бы захотела.

Но она не была уверена в том, что пошевелилась бы, если б могла, потому что поцелуй Дома был волшебным. Попеременно то жадным и страстным, то мягким и нежным. Дом то слегка покусывал, то сосал ее губу, лаская языком ее язык. Анна почувствовала, как ее тело обмякло, и, схватившись за Дома, чтобы не упасть, вернула ему поцелуй.

Тяжело дыша, он оторвался от нее.

— Патрик целовал тебя так когда-нибудь?

Анна тоже едва дышала. Ее тело словно горело мучительным огнем, сжигающим всю ее изнутри.

— Патрик? — Анна недоуменно посмотрела на Дома.

— Да, — зло произнес он. — Патрик. Мужчина, с которым ты флиртовала весь вечер в надежде заставить меня ревновать.

Анна удивилась. Она последовала совету Рутерфорда и вела себя несколько игриво с кузеном, но вовсе не думала, что Дом обратил на это внимание.

— Ты добилась своей цели, — мрачно сказал Дом. — Я ревную, злюсь и очень возбужден. Это на случай, если ты не заметила.

Анна покраснела. Она не осмеливалась оторвать взгляд от его лица.

— Анна?

— Что? -

— Не дразни меня больше, если не хочешь навлечь на себя неприятности.

Анна шумно втянула воздух, и в этот момент Дом отпустил ее. В нем боролись злость, решимость и желание. Он толчком распахнул ее дверь и отошел в сторону, давая Анне возможность войти, но она была не в силах сдвинуться с места. Дом повернулся и пошел по коридору. Анна следила за ним, пока он не скрылся на лестнице.

У нее дрожали колени. Она испустила долгий тяжелый вздох. О Господи… Если бы он продолжал настаивать, она бы уступила ему. И что хуже всего, она и сейчас была готова уступить ему. Ее тело предавало ее.

Анна скользнула в спальню и прижалась спиной к двери. Стук сердца гулкими ударами отдавался в ушах. В комнате было темно. Стояла зловещая тишина. Керосиновая лампа, зажженная служанкой, отбрасывала во все стороны густые тени. Лишь на раскрытом окне слегка шевелилась от ветра белая занавеска. Анна заперла дверь.

О Господи! Разве она сможет и дальше сопротивляться Дому, если он преследует ее каждую ночь? Рано или поздно она неизбежно уступит ему. Это могло случиться даже сегодня ночью. В этой любовной игре она явно слабее его и не станет победителем….

Анна медленно направилась к кровати. Совершенно ясно, что ей не удастся убедить Дома уехать. Если бы она действительно хотела, чтобы он покинул Уэверли Холл, она бы согласилась на его дикое предложение. Все, что ей нужно будет сделать, это вытерпеть одну неделю. Всего одну неделю… и она снова станет свободной.

Эта мысль и ужасала, и притягивала Анну. Где-то в глубинах воображения ее преследовали картины: вот сплетаются их обнаженные тела, вот… Боже, о чем она думает?

Ночная сорочка Анны лежала на кресле около кровати. Сломанную этажерку заменили. Анна была не в силах разговаривать с Беллой, она позовет ее позже.

Анна подошла к застеленной кровати, решив сначала немного полежать поверх покрывала, успокоиться, а потом позвонить Белле, чтобы та помогла ей раздеться. Молодая женщина устало опустилась на кровать и сняла туфли. Потом ее взгляд упал на подушку, и Анна похолодела.

На безупречно белой наволочке лежала сгоревшая роза.

Глава 12

Фелисити смотрела вслед Дому. Блейк был в отчаянии. Он схватил ее за руку и тихо сказал:

— Может, тебе доставит удовольствие небольшая прогулка со мной?

— Сомневаюсь. — Лицо Фелисити брезгливо сморщилось. — Патрик сейчас отвезет меня домой.

Блейк стиснул зубы.

— Полагаю, твой брат захочет выпить бренди с герцогом.

Рутерфорд и Патрик стояли в холле и разговаривали.

— Мне все равно, — отрезала Фелисити. — Я устала.

— Правда? — притворно удивился Блейк. — Минуту назад ты совсем не выглядела усталой, пока Дом не ушел. — Он улыбнулся и добавил: — Со своей женой.

Фелисити пришла в бешенство. Ее голубые глаза засверкали.

— Ты прав. Минуту назад я не была усталой, а сейчас очень утомлена.

Блейк тихо засмеялся и, не обращая внимания на возмущенный возглас Фелисити, громко сказал:

— Патрик! Я собираюсь немного прогуляться с твоей сестрой.

— Отлично, — ответил Патрик. — Я с его светлостью буду в библиотеке.

Фелисити открыла было рот, чтобы возразить, но Патрик и герцог уже вышли. Она резко повернулась, ее грудь взволнованно вздымалась.

— Ты невыносим! — Фелисити скривила губы.

— Только когда приходится. — Он оглядел ее с ног до головы. — А ты настоящая красавица. Фелисити задрала подбородок.

— Меня не интересуют ваши комплименты, лорд Блейк.

Тед решительно взял ее за локоть. Его взгляд помрачнел.

— А что если я разбужу твой интерес?

Фелисити попыталась высвободить руку, но быстро оставила эту затею, потому что Блейк уверенно провел ее через холл, и они вышли на крыльцо.

— Пусти меня! — крикнула она.

— Нет. — Он почти стащил ее со ступенек и увлек в парк. На лужайке, где они оказались окутанные туманом и скрытые от посторонних глаз, он отпустил ее руку и улыбнулся.

— Неужели тебе никогда не говорили, что женщине с хорошими манерами не подобает заигрывать с женатым хозяином дома?

— Это у тебя дурные манеры, — отрезала Фелисити.

— Напротив, с того момента как я сегодня днем впервые увидел тебя, я сама вежливость.

Фелисити презрительно фыркнула, повернулась к нему спиной и направилась к дому. Но не успела сделать и нескольких шагов, как Блейк догнал ее и заключил в объятия. Жалобно хрустнул кринолин, ее грудь прижалась к груди Теда.

30
{"b":"8077","o":1}