ЛитМир - Электронная Библиотека

— Забудь об этом.

Она решила не спорить, понимая, что это бесполезно.

В спальне Дом бережно положил Анну на кровать и стал осторожно снимать с нее жакет. Анна старалась не вздрагивать от боли, когда вынимала из рукава правую руку. Потом он расстегнул ей блузку, и Анна вдруг осознала, что он раздевает ее.

— Дом, где Белла? — через силу произнесла она.

— Я думаю, она сейчас поднимется, — ответил Дом, продолжая расстегивать пуговицы, и снял блузку.

Анна покраснела. А Дом уже ослабил корсет, осторожно снял и его. Потом поднял сорочку.

Анна взглянула в лицо Дому, но он, словно не замечая ее наготы, ощупывал пальцами ребра. Анна вздрогнула: он коснулся ушиба. Их глаза встретились.

— Здесь больно?

— Да, — сухо прошептала она

— На этом месте ужасный синяк. Но могло быть хуже, гораздо хуже.

Внезапно он застыл. Его взгляд скользнул по ее телу, в глазах отразилось множество противоречивых чувств. Приступ желания и попытка обуздать его, удивительная кротость и жгучий гнев. Дом внезапно выпрямился и отошел в сторону. Анна опустила сорочку и застонала от внезапной боли, которую причинило ей это простое движение. Но слезы в ее глазах появились не от этого, а от искренней заботы и нежности Дома.

Дом обернулся, и их глаза встретились. Оба молчали, пауза становилась все более неловкой.

— Ты могла разбиться насмерть, — неуверенно пробормотал Дом.

— Да.

— Я хочу разобраться в том, что произошло.

Анна смущенно посмотрела на него, но он уже вышел.

Доминик направился прямо к конюшне и обнаружил, что Блайза уже нашли. Гнедого привязали двумя свинцовыми цепями в холодном темном коридоре, но эти предосторожности оказались лишними. Конь был измучен, его голова повисла, потные, заляпанные грязью бока вздувались.

Дом подошел к лошади.

— Ну, мальчик, что с тобой случилось? — тихо спросил он и похлопал коня по мощной шее. Блайз приоткрыл один глаз и снова погрузился в дремоту.

Появился Вилли с мочалкой, мылом и ведром воды.

— Что с ним произошло? — спросил Дом, хотя уже догадывался, в чем дело.

— Просто не верится! Это отличный конь! Он никогда раньше так себя не вел, — с жаром проговорил Вили.

Дом почувствовал, как в нем закипает гнев.

— И Анна так сказала.

— Он тоже ушибся. Растянул сухожилие. Дом присел на корточки и осмотрел опухоль на правой передней ноге коня, затем поднялся и очень медленным, изучающим движением рукой провел по шее Блайза. Взглянув на Вилли, Доминик понял, что оба они подумали об одном и том же. Вилли побледнел.

Дом ничего не нашел и, обойдя Блайза, несколько раз РУКОЙ провел вверх и вниз по его шее с другой стороны. Внезапно его рука замерла.

— Что вы нашли? — взволнованно спросил Вилли.

— То, что искал, — сухо ответил Дом. Он похлопал коня и посмотрел на Вилли. — Кто мог сегодня подойти к нему?

— Кто угодно. Конюшня не заперта, — ответил Вилли.

— Но не каждый знает, как ввести лошади яд, — строго оборвал его Дом.

У двери в спальню Анны Дом столкнулся с доктором.

— С ней все в порядке. Ей страшно повезло. Даже головой не ударилась, только синяк на ребре. Беспокоиться не о чем, но ей следует пару дней отдохнуть.

Дом смотрел мимо доктора на Анну, которая, обложившись бесчисленными подушками, сидела на кровати, одетая в простой розовый халат. Его цвет чудесно сочетался с ее пылающими щеками и нежным цветом губ, к тому же оттенял чернильно-черные волосы и бледную, словно из слоновой кости, кожу.

— Спасибо, доктор, — с явным облегчением сказал Дом, не сводя глаз с Анны.

Когда доктор вышел, Дом подошел к ней и с улыбкой сказал:

— Благодари Бога, Анна.

Она с любопытством посмотрела на него и спросила:

— Вилли нашел Блайза?

— Да. — Лицо Дома помрачнело.

— Он не ушибся? — Дом молчал. — Дом, ты пугаешь меня! Что случилось?

Дом опустился около нее на кровать.

— Не волнуйся. Он просто растянул сухожилие, но это со временем пройдет.

Анна облегченно вздохнула.

— Не могу понять, что с ним сегодня произошло, — сказала она. — Блайз никогда раньше не был таким непослушным.

Дом молча пожал плечами.

— Может, под седло попала колючка. Кто знает? Но это не имеет значения. — Он через силу улыбнулся. — Слава Богу, с конем все в порядке, и с тобой тоже.

Анна беспомощно взглянула на Дома. Неужели через четыре года он, наконец, действительно стал проявлять о ней заботу?

Дом, должно быть, прочитал ее мысли. Он нагнулся над ней, и Анна подумала, что он хочет поцеловать ее. У нее бешено забилось сердце, но вместо этого Дом произнес:

— Поедем со мной, прошу тебя. Завтра. Поедем на одну неделю в Шотландию.

Анна подумала, уж не грезит ли она: это предложение звучало совсем не так, как предыдущее.

— Хорошо, — ответила она наконец.

Глава 14

Они уехали!

Анна и Дом уехали в его охотничий домик в Шотландии!

Фелисити пришла в такую ярость, что у нее потемнело в глазах. Она прислонилась к двери своей спальни, сердце колотилось так, что, казалось, вот-вот разорвется. Патрик окликнул Фелисити, но она сделала вид, что не слышит. Это он сообщил ей об отъезде.

Задыхаясь от гнева, Фелисити окинула взглядом свою бело-голубую спальню, но перед ее глазами стояли только Дом и Анна, чьи обнаженные тела страстно сплелись в постели. Фелисити, вскрикнув, бросилась к покрытой пологом кровати и в бешенстве сдернула с нее бледно-голубое бархатное покрывало, потом в припадке злобы принялась расшвыривать по комнате дюжину бело-голубых подушек. Задыхаясь, она вцепилась в темно-голубую драпировку полога и дергала до тех пор, пока он с ужасающим треском не оторвался. Фелисити бросила скомканную расшитую ткань на пол и принялась топтать ее ногами, всей душой желая, чтобы это была Анна.

Глава 15

В Далтоне они сели в поезд.

Филип, как и его отец, предпочитал ездить в карете, поэтому в Уэверли не было собственного вагона, но Дом оплатил весь вагон первого класса, и они с Анной были в нем одни. Ни разу не взглянув на мужа, Анна прошла по устланному ковром коридору и села в бархатное кресло.

Дом вошел следом и остановился у окна с красными бархатными занавесками, о чем-то тихо разговаривая со слугой. Вериг кивнул и вышел. Дом закрыл за ним дверь и посмотрел на Анну.

Она замерла. С самого утра, когда они покинули Уэверли Холл, Анна и Доминик не сказали друг другу ни слова, кроме нескольких ничего не значащих фраз. Прошлой ночью Анна приняла его предложение поехать с ним, но она была в шоке и почти ничего не соображала. На самом деле ничего не изменилось. Внезапное проявление нежности и доброты со стороны Дома не могло поколебать ее недоверия, рожденного долгими годами разлуки. Если бы она считала, что вчерашняя забота Дома — это свидетельство искреннего интереса к ней, ее сердце сейчас 6илocь бы гораздо сильнее…

— Вериг и Белла поедут в соседнем вагоне, — спокойно сказал Дом, подходя к Анне. — Если нам что-нибудь понадобится, мы им позвоним.

Анна подняла на него глаза. Господи, как же он красив! Она молча кивнула.

Дом скрестил руки на груди, в его золотистых глазах мелькнула досада.

— Анна, ты чертовски ясно дала понять, что тебе эта поездка не нравится. Ты не хочешь сказать мне, почему?

Она подняла голову.

— Мне не нравится, что ты поставил меня в такое положение.

— Какое положение? — воскликнул он. — Прошлой ночью ты согласилась поехать со мной. Прошлой ночью ты приняла мое предложение. Прошлой ночью мне показалось, что мы начинаем все заново.

Анне, словно маленькому ребенку, хотелось заткнуть уши и не слушать. Его слова пугали ее.

— Прошлой ночью я была в шоке и, наверно, потеряла рассудок.

— Понятно. А сегодня он нашелся? — ехидно спросил Доминик.

— Да.

34
{"b":"8077","o":1}