ЛитМир - Электронная Библиотека

Кто-то хотел, чтобы Анна разбилась или покалечилась. Кто-то, кто разбирается в лошадях. Дом не мог не подумать о Фелисити. Она с детства вертелась подле лошадей в имении Коллинзов, хорошо знала их повадки, хотя и не проявляла интереса к верховой езде. Кто еще, кроме нее, мог это сделать? Дом обсудил происшедшее с Блейком. Тот был поражен, услыхав, что история с Блайзом не несчастный случай, а чья-то злая воля. Дом решил не сводить с Фелисити глаз, однако все же сомневался в том, что преступник именно она.

И еще этот пожар в спальне… Тоже несчастный случай? Простое совпадение? Или чей-то злой умысел?

В любом случае, пока Дом не нашел ответа на все эти вопросы, он решил увезти Анну подальше от мест, где произошли и пожар, и случай с лошадью. Поездка в Шотландию едва ли была для него тяжкой задачей. Напротив, она могла стать очень приятной. Если бы только Анна поняла, что прошлое навеки хоронено!

Дом снова раздраженно посмотрел в сторону лестницы.

Куда она подевалась, черт возьми! Пришло время пол жить конец их непрекращающимся военным действиям. Шагая через две ступеньки, он поднялся и постучал дверь Анны. Затем распахнул ее.

Анна, белая, как полотно, стояла в центре комнаты. На ней были только сорочка и панталоны. Корсет, нижняя юбка и безобразное черное бомбазиновое платье лежали на кровати. Из-за плеча Анны выглядывала Белла.

— Что тебе здесь нужно? — задыхаясь от волнения, спросила Анна. Ее щеки моментально стали пунцово-красными.

Дом не мог оторвать взгляда от ее просвечивающей кружевной сорочки.

— Ты не знаешь, что мне нужно? — сухо спросил он . — Я пришел получить долг.

Анна снова побледнела. Дом заметил, как на ее вздымающейся груди набухли соски.

Он холодно улыбнулся.

— Белла, ты можешь идти. Сегодня ее милость больше не нуждается в твоей помощи.

Глава 16

Белла взялась за ручку двери, и Анна сразу пришла в себя.

— Но Белла должна помочь мне одеться!

— Зачем, — улыбнулся Дом, — если я собираюсь раздеть тебя?

Анна застыла от ужаса.

— Спокойной ночи, Белла, — сказал Дом, и его слова прозвучали, как приказ.

Покраснев и пытаясь скрыть озорную улыбку, Белла быстро вышла из комнаты. Дом небрежно подошел к двери и закрыл на задвижку. В замке висел ключ. Дом повернул его и вынул. Анна, не шевелясь, следила за каждым его движением. Дом повернулся к ней, с улыбкой покачивая в руке Ключами.

— Ч-что ты делаешь? — спросила Анна.

Он улыбнулся еще шире, и на одной его щеке появилась ямочка. Дождь за окном перестал, но небо покрывали черные тучи, и ветер завывал, словно стая волков. Дом отдернул штору и распахнул окно. В комнату ворвался холодный вихрь. Анна задрожала.

— Дом!

Он обернулся и затем легким движением выбросил ключи за окно.

— Дом!! — воскликнула Анна. Он быстро закрыл окно и задернул штору.

— Ты выбросил ключи?! — прерывающимся от волнения голосом спросила Анна.

— Точно.

— Ты запер нас изнутри… вдвоем!

Он кивнул и прислонился плечом к стене.

— Как же мы выйдем отсюда?

— А мы и не выйдем. — Он в упор смотрел на нее. — Помнишь, ты обещала мне целую неделю.

— Ц-целую неделю. — Анна задрожала. — Ты хочешь… ты хочешь, чтобы мы остались в этой комнате на всю неделю?

Он не ответил. Анна задрожала еще сильнее, но не от страха. От гнева… и от желания. Господи, его горящие глаза буквально раздевали ее, что, впрочем, нетрудно было сделать, потому что она и так была почти раздета. При каждом вдохе шелковая сорочка терлась о ее напрягшиеся соски, делая их еще тверже. Анна сжала ноги, пытаясь унять дрожь.

— Хватит, — хрипло сказала Анна.

Дом понимающе улыбнулся и отошел от стены. В следующее мгновение он сорвал свой твидовый жакет, бросил его на стул и принялся расстегивать пуговицы рубашки.

Анна пришла в себя.

— Что ты делаешь? — воскликнула она.

— Раздеваюсь, — ответил он с улыбкой.

— Остановись! — Это прозвучало почти истерично.

Он прищурился и сдернул рубашку с одного плеча, обнажая мускулистую руку и часть крепкой плоской груди

— Успокойся.

Успокоиться? Это было невозможно, и он наверняка знал это. Дом скинул рубашку, открывая всю грудь и стройный торс.

— Я не могу успокоиться! — в бешенстве выпалила она и повернулась к нему спиной. К ее волнению добавился страх. Но испугалась она не его, а себя и своего собственного тела. Она обхватила себя за локти и судорожно облизнула пересохшие губы, пытаясь угадать, снимает ли он бриджи. Она напрягла слух, пытаясь услышать шорох одежды, но все было тихо.

— Ты уже видела меня раньше без одежды, — насмешливо произнес Дом.

Он коснулся ее плеча, и Анна вздрогнула от неожиданности: она не слышала, как он подошел к ней.

— Но, полегче, — ласково сказал он, как, наверно, разговаривал со своими лошадьми. — Полегче, Анна, я не такой страшный.

Анна словно окаменела. Дом взял ее за плечи и внезапно легонько куснул за ухо.

— Только если ты сама захочешь, — сказал он тихим, грудным голосом. И еще раз легко куснул. Анна сгорала от желания; ее бедра охватила сладкая истома, в глазах стоял туман.

Она дернула плечами, чтобы освободиться, повернулась к нему лицом и невольно взглянула вниз. Он все еще был в бриджах, темные волосы на его груди треугольником спускались к животу, и там, где начинались ноги, бриджи заметно оттопыривались. Анна вспыхнула и отвела взгляд.

— Ты заигрываешь со мной, — с обидой сказала она.

— Точно. — Его взгляд потеплел: он смотрел на ее вздымающуюся грудь. — А разве заигрывание не составная часть игры?

— Я… я не понимаю.

Его слова имели какой-то сексуальный смысл, который она боялась угадать.

— Скоро поймешь. — Он соблазнительно улыбнулся. — Иди сюда.

— Анна похолодела.

— Иди сюда, — повторил он уже как приказ.

Ее сердце бешено колотилось. Анна колебалась. Все ее существо разрывалось на части между безудержным желанием и сковывающим волю страхом.

— Иди сюда, Анна, — сказал Дом почти угрожающе. Анна подошла к нему и, словно пытаясь защититься, скрестила руки на груди. Он провел большим пальцем по ее щеке.

— Не надо, — еле выговорила Анна, сама удивившись тому, как жалобно звучит ее голос.

— Тсс. — Он провел указательным пальцем по ее шее.

Анна задрожала, с трудом сдерживая дыхание, и плотно сдвинула бедра. Как он сумел так легко, так быстро и почти ничего не делая, разжечь в ней такое сильное желание? Анне стало обидно.

По-видимому, он понял ее мысли.

— Оставь, Анна, — пробормотал он.

— Н-нет, я не хочу…

Он улыбнулся и кончиком пальца провел по ее ключице. Анна вдруг обнаружила, что смотрит ему в рот и думает о поцелуе. Потом его палец скользнул ниже. Тело Анны напряглось. Она поняла, к чему все идет. Она отчаянно желала, чтобы он коснулся ее груди, и одновременно так же отчаянно хотела, чтобы он этого не делал.

Его указательный палец лениво двигался по ее гладкой коже над кружевным краем сорочки, а затем вдруг нырнул под нее. Анна с силой закусила губу, чтобы не вскрикнуть. Ей хотелось прижаться грудью к его руке. Дом слегка коснулся большим пальцем ее ноющего соска. Анна с трудом сдержала стон. Их взгляды встретились. Это был рай и ад одновременно.

— Анна. — Его золотистые глаза горели. — Расслабься, мы оба знаем, что ты хочешь этого. — И он снова провел большим пальцем по ее соску.

Не в силах ответить, Анна затрясла головой. Его большой палец продолжал дразнить и мучить ее.

— Ты маленькая лгунья, — прошептал он.

Анна облизнула губы.

— Хватит.

— Почему? — Его ладонь властно сжала ее грудь. — Разве ты забыла, что мы заключили сделку? — Он нагнулся и кончиком языка коснулся сквозь рубашку ее соска. Анна застонала.

Дом продолжал ласкать ее. Анна сжала руки и закрыла глаза. Приятное чувство разливалось по телу. Оно нарастало, охватывая всю ее целиком. Внезапно Дом рванул ее сорочку, разорвал и впился ртом в ее напряженный сосок,

37
{"b":"8077","o":1}