ЛитМир - Электронная Библиотека

Дом смотрел на бушующий в камине огонь. За границей небольшого круга света огромный зал казался темным, полным мелькающих теней и необыкновенно тихим.

Дому не спалось, что казалось удивительным после долгих занятий любовью, но он был слишком встревожен.

Действительно ли кто-то следил за Анной? Может быть, это лишь плод ее воображения? В любом случае Анна не могла перепутать его с неизвестным, так как тот человек приближался к ней с противоположной стороны. И потом Анна до смерти испугалась, а она не так-то легко поддается панике.

Дом нахмурился, вновь вспоминая два «несчастных» случая, происшедших с его женой. Одно ясно — кто-то собирался напутать Анну или причинить ей вред, возможно, даже убить.

Дом кипел от ярости. Кто бы ни стоял за подобными «происшествиями», он — или она — сполна заплатит за это. Он лично проследит, чтобы возмездие настигло негодяя. Завтра надо отправиться в деревню и задать там пару вопросов. В Уэверли Холл он уже попросил старшего конюха Вилли провести негласное расследование.

Наиболее вероятной подозреваемой казалась Фелисити. Если она последовала за ними в Шотландию, то он это легко обнаружит — Фелисити слишком молода и привлекательна, чтобы остаться незамеченной в такой маленькой деревушке, как Фалкирк. Однако, если Фелисити поехала за ними, то Блейк обязательно предупредил бы его.

Доминику казалось, что он упустил что-то жизненно важное, и, возможно, упустил это «что-то» прямо у себя под носом. В любом случае он не станет делиться своими подозрениями с Анной — нельзя пугать ее именно тогда, когда она только начала немного успокаиваться и привыкать к нему.

Дом поерзал в жестком кресле. Его шотландское виски осталось нетронутым. Существовала еще одна причина, по которой он в этот поздний час сидел в одиночестве — через пять дней закончится его идиллия с Анной в Шотландии, и они вернутся в Уэверли Холл. А он не знал, каков будет ее ответ. Дом встал, оказавшись так близко от танцующих языков пламени, что их жар грозил опалить его одежду, но невидящим взором смотрел на огонь, не обращая внимания на опасность.

Он не ожидал такой бурной страсти ни со своей стороны, ни со стороны Анны, и его привязанность к жене росла каждую секунду, которую они проводили вместе.

Что с ним происходит?

Он прожил жизнь, избегая любых серьезных отношений с женщинами. С самого раннего возраста он поставил перед собой цель — не зависеть ни от кого, не нуждаться ни в ком. Уже тогда ему хватало ума осознать, что если ты никого не любишь, то никто не сможет причинить тебе боль.

Однако случилось самое худшее — он опасно близок к тому, чтобы потерять голову от любви к собственной жене.

А ведь Анна находится сейчас в Тавалонском замке лишь по одной-единственной причине — выполняя свою часть соглашения так, чтобы через неделю он оставил в покое и ее, и Уэверли Холл.

Неужели она попросит его выполнить данное им обещание, и уехать по первому же ее требованию?

Дом уговаривал себя, что это невозможно: Анна испытывает к нему сильное влечение, и она очень чувственная женщина. Однако у Анны сильный характер. Он бросил ее на четыре года, когда она была совсем юной и влюбленной, и глупо ждать, что сейчас она легко подчинится его воле, — ее отказ от дальнейших отношений между ними все еще остается реальностью, как бы он ни уверял себя в обратном.

Если Анна попросит его уехать, Дом не сможет избежать того, от чего успешно ускользал всю свою сознательную жизнь, — он останется с разбитым сердцем.

Анна проснулась от яркого света полной луны за окном. Она моргнула, понимая, что спала одна. Огонь в камине погас, и в комнате было темно, несмотря на раздвинутые оконные занавески. На сине-черном небе холодно светился диск луны. Где же Дом?

Анна потянулась и улыбнулась, только сейчас заметив, что лежит нагая. Надо бы стыдиться того, насколько восхитительно порочной и удовлетворенной она себя чувствует, но, должно быть, под ее сдержанной внешностью истинной леди явно прячется пылкая куртизанка.

Занавески тихо качнулись. Анна насторожилась и вдруг увидела в дальнем углу комнаты фигуру человека.

— Дом?

Молчание.

Через секунду ей уже казалось, что там никого нет. Анна села на кровати, натягивая одеяло до самой шеи. Она испытывала какое-то неприятное ощущение. Возможно, ей просто почудилось, но…

— Дом? — повторила она.

И снова тишина. Сердце Анны лихорадочно билось. Она уговаривала себя, что находится в комнате одна и просто вообразила, что Дом рядом, потому что ей так хотелось этого. Анна поежилась, вспомнив рассказы Беллы о привидениях, и тут же ощутила, как ее обнаженные плечи омывает холодный воздух.

Анна дернулась и повернулась, чтобы посмотреть на занавески. Окно было слегка приоткрыто. Но она помнила, что они закрыли его, прежде чем лечь спать!

Анна поспешно соскочила с кровати, неожиданно смущаясь своей наготы и чувствуя, как тело покрывает гусиная кожа. Она нашла тонкий халат, быстро оделась, затем пробежала по каменному полу к окну и захлопнула створки. Потом подошла к столику и зажгла стоящую там свечу. Подавив желание оглянуться, Анна выскочила из комнаты.

Каким тихим кажется замок ночью! Может быть, Белла права насчет привидений?

Анна не верила в призраков, но страх не оставлял ее. Она поспешила к лестнице. Боже, она ведь одна на втором этаже, а все слуги спят наверху! Стоя на верхней ступени лестницы, Анна нервно оглянулась. За ее спиной холл казался темным, безликим, молчаливым.

Босые ноги Анны ступали бесшумно, когда она спускалась по лестнице. Внизу она резко остановилась.

Рядом с камином, повернувшись к ней в профиль, стоял Дом. На нем были бриджи и халат, на ногах комнатные туфли.

Анна смотрела на мужа, не решаясь приблизиться, так как его грустное настроение было слишком очевидным.

Он выглядел несчастным. Но почему? Они провели чудесный день, и Дом вел себя как настоящий влюбленный. Неужели она не смогла понравиться ему? Или, может быть, он уже устал от нее?

Сердце Анны болезненно сжалось.

Дом слегка повернул голову в ее сторону.

— Анна?

Она и не подозревала, что Дом знает о ее присутствии. Анна нехотя, почти со страхом, двинулась к нему, заставляя себя говорить с легкостью, которую на самом деле не чувствовала:

— Ты не можешь заснуть?

— Нет, не могу.

Слабая улыбка на губах Анны поблекла. Что-то, очевидно, тревожило ее мужа, но она боялась спросить его, в чем дело.

— Я могу чем-нибудь тебе помочь?

— Нет. — Он неотрывно смотрел на Анну. Анна проглотила комок в горле.

— Ты хочешь побыть один. Дом?

Его взгляд смягчился, а губы дрогнули от легкой улыбки.

— Я поднимусь наверх через пару минут.

Анна кивнула, по-прежнему испытывая страх и тревогу. Неожиданно Дом подошел к ней, наклонился и легонько поцеловал в губы. Анна улыбнулась, обрадованная этим маленьким знаком привязанности. Повернувшись, она поспешила наверх в их спальню.

Она легла в постель, но теперь настала ее очередь мучиться от бессонницы. Она ворочалась, прижимая к груди подушку и прислушиваясь к шагам Дома. Анна внезапно осознала, как сильно привязана к мужу. Она провела с Домом всего два дня, а уже ведет себя и чувствует, как одуревшая от любви школьница. Она слишком близка к тому, чтобы броситься очертя голову в омут любви, любви еще более сильной, чем та, которую она испытывала, будучи юной девушкой. Доминик обладал всем, что мечтает найти в мужчине любая женщина: красотой, обаянием, необыкновенным жизнелюбием. Он могущественный, но добрый, к тому же на его стороне титул и богатство.

На глаза Анны набежали слезы. Она напомнила себе, что Дом вовсе не был добрым или заботливым, когда четыре года назад женился на ней и сразу после этого бросил. Но сейчас… Они были вместе так недолго, а она уже отчаянно тосковала по мужу, по крайней мере физически. Что же будет еще через пять дней, когда они вернутся в Уэверли Холл?

41
{"b":"8077","o":1}