ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна поймала сочувственный взгляд Патрика, и ей стало неловко.

— А ты кого-нибудь подозреваешь? — спросила она кузена.

— Возможно.

— Кого?

— Кто, по-твоему, знает о скаковых лошадях больше других?

Сначала Анна не поняла, на что намекает Патрик, но затем ее грудь словно сдавили клещами, и она смертельно побледнела.

— Нет… Дом…

Патрик встал.

— Дом знает о скачках больше, чем все остальные, включая тебя, меня, Фелисити и даже моего отца.

Анна тоже вскочила на ноги. Ее руки были холодны как лед.

— Это немыслимо… Дом… у него много недостатков. Но он не… — она остановилась, не в состоянии продолжать.

— Не убийца? — закончил за нее Патрик.

— Он не способен на коварство.

— Нет? — улыбнулся Патрик. — Мне кажется, ты ошибаешься, Анна. Я думаю, ты это скоро поймешь. Никто не получил бы больше выгоды от твоей смерти, чем твой собственный муж!

Анна зажмурилась. Предположение Патрика было невероятным. Или?..

Глава 22

Дверь открыл Калдвел.

— Добрый день, милорд. Маркиза в гостиной.

Дом молча выслушал дворецкого и направился к лестнице.

— У ее светлости сейчас мистер Коллинз, — добавил Калдвел.

Дом остановился и с такой силой сжал кулаки, что побелели костяшки пальцев.

— Действительно? — Улыбку Дома едва ли можно было назвать приятной. — Спасибо, Калдвел.

Дом развернулся и быстро пошел к гостиной. С шумом распахнув дверь, он замер на пороге, чувствуя, как бешено колотится сердце.

Анна и Патрик сидели на кушетке, почти соприкасаясь коленями, их головы были наклонены друг к другу, к тому же Патрик держал Анну за руку. Разговор вел Патрик, в то время как Анна в основном молчала, казалась бледной и отстраненной.

— Какой сюрприз, — протянул Дом. Они мгновенно отпрянули друг от друга, а Анна высвободила свою руку. Она смотрела на мужа так, словно никогда не видела его раньше. И этот странный взгляд смутил Дома.

— Здравствуй, Анна. — Когда она не ответила, Дом перевел взгляд на Патрика. — Надеюсь, я не помешал? Патрик медленно встал.

— Привет, Дом. Мы только что обсуждали предстоящий бал у Хардингов.

Дудки, подумал Доминик, только что вы обсуждали меня.

— Ах, да, самое грандиозное событие сезона. — Дом повернулся к жене. — Мы идем туда, дорогая?

Анна вздрогнула. Дом подошел ближе, буквально нависая над ней.

— Тебе ведь, конечно же, хочется присутствовать на самом грандиозном и роскошном балу сезона?

— Если… я должна.

— Но Патрик ведь пойдет, не так ли? Там вы легко сможете посекретничать вдвоем — лучшей возможности и не представится. — Анна промолчала. — Ты очень быстр, Коллинз, — почти прорычал Дом.

— Не понимаю, о чем речь. — Патрик слегка покраснел.

— Разве? А я думаю, ты все понимаешь.

— Моя сестра пригласила меня погостить у нее.

— Правда? — Дом сжал руки в кулаки. — А кто пригласил тебя сюда, в мой дом?

— Нет ничего неприличного в том, что я нанес визит твоей жене.

— А мне кажется, что есть.

Патрик побледнел.

— Дом, не пора ли тебе повзрослеть? Твоя ревность выглядит по-ребячески.

— Как бы ни выглядела моя ревность, я имею на нее право.

Дом перевел ледяной взгляд на Анну.

— Мне кажется, я выразился вполне определенно еще несколько недель назад, Анна.

Анна смотрела ему прямо в глаза.

— А я думала, — ее голос был едва слышен, — что тоже расставила все точки над «i». Мне разрешено иметь друзей.

— Но не этого друга!

К огромному удивлению Дома, Анна не стала спорить.

— Патрик, тебе, пожалуй, лучше уйти.

— С тобой ничего не случится? — Патрик взволнованно посмотрел на Анну.

Анна отрицательно покачала головой, избегая смотреть на мужа. Этот обмен репликами привел Дома в бешенство. Не в силах больше контролировать свою ревность, он схватил Анну за руку.

— Достаточно, а сейчас попрощайся с Коллинзом.

— Ты делаешь мне больно, — вскрикнула Анна.

— Пусти ее, — потребовал Патрик.

Выпустив Анну, Дом обрушил свой гнев на Патрика.

— Убирайся! Я вышвырнул тебя из Уэверли Холл, а теперь должен повторять то же самое в Рутерфорд Хауз?!

— Дом, — прошептала Анна, не надо.

Он не обратил на нее внимания.

— И я не только выгоняю тебя, но и запрещаю впредь приходить сюда.

— Ты не можешь запретить мне видеться с Анной!

— Нет, мoгу ! — У Дома руки чесались от желания ударить Патрика. — Я запрещаю… — Он перевел взгляд , на жену. — Ты слышишь меня, Анна? Я запрещаю тебе встречаться с Патриком.

Анна молчала.

— Калдвел! — рявкнул Дом. В комнате мгновенно появился дворецкий. — Проводи мистера Коллинза.

— Слушаюсь, милорд.

Лицо Патрика исказила гримаса ненависти.

— Возможно, Сент-Джордж, если бы ты вел себя более прилично, твоя жена не стала бы искать дружбы со мной.

Анна чуть не вскрикнула, шокированная словами Патрика: ведь она ни в коей мере не одобряла его ухаживаний!

— Попробуй только коснуться моей жены, — прорычал Дом, — и тебя ждет встреча на рассвете на Гилфорд Кроссинг — оружие по твоему выбору.

Патрик побледнел и быстро вышел из комнаты, по пятам, преследуемый Калдвелом. Дом прошел к двери и закрыл ее, затем повернулся к Анне.

— Прекрасно! Ты прибываешь в столицу, и тут же здесь появляется Коллинз. Но вот неудача, я не остался в деревне, и вам теперь так трудно встречаться без помех! Может быть, мне не удалось удовлетворить тебя тогда в Шотландии и поэтому ты ищешь любовника?

Анна вспыхнула от обиды.

— Я не обязана отвечать тебе.

Дом внимательно смотрел на Анну. Любила ли она Патрика? Отвечала ли она взаимностью мужу в Шотландии, повинуясь лишь животной страсти, в то время как ее сердце было отдано другому мужчине? Сама эта мысль была ему невыносима. Однако Дом сомневался в этом. Скорее Анна по наивности считала Патрика настоящим другом, а Коллинз использовал эти отношения к своей выгоде.

В любом случае Патрику больше нельзя доверять.

— Перестань встречаться с ним.

— Нет.

Дом шагнул к ней.

— Ты можешь сейчас спать одна, Анна, но я все еще твой муж и по закону могу распоряжаться тобой, как хочу. Я запрещаю тебе поддерживать отношения с Патриком.

К его удивлению, в ее глазах появились слезы.

— Катись к черту!.. — запинаясь, проговорила она.

— Возможно, я и без твоей помощи попаду в ад.

— Не сомневаюсь. — Анна пошла к выходу, явно собираясь закончить неприятный разговор, постепенно превратившийся в перепалку; но Дом опередил ее, положив ладонь на ручку двери и придерживая створки.

— Нам надо поговорить, Анна.

Анна остановилась, по-прежнему избегая смотреть на мужа.

— Мы уже сказали друг другу все, что могли.

Его грудь пронзила боль, словно туда попала пуля. Дом гадал, как поведет себя Анна, если он признается ей, как ему плохо и как терзают его любовь и страсть.

— Анна, мы должны поговорить. Мы муж и жена и не можем жить в состоянии войны. В любом случае я не собираюсь сражаться с тобой.

— Это хорошо, по-потому что и я… не хочу воевать, — ответила Анна, слегка заикаясь.

— Тогда позволь нам начать все сначала.

— В третий раз? — Анна хрипло рассмеялась. — ДУмаю, не стоит.

Дом не собирался упрашивать ее, но этот решительный отказ, тем не менее, ранил его.

— Давай тогда обсудим будущее, если уж у нас нет настоящего, — пробормотал он.

— У нас нет и будущего.

— Анна, мы можем жить раздельно, но мы женаты. И у нас, разумеется, есть будущее, — хотя бы даже в том, что каждый из нас будет жить своей жизнью и так и состарится, сохраняя для окружающих видимость крепкой семьи.

Анна поморщилась, и Дом почувствовал странную радость от того, что хоть как-то ему удалось задеть ее.

— Есть определенные правила, которых мы должны придерживаться.

— Уверена, что они придуманы к твоей выгоде.

— Эти правила выгодны нам обоим, — тихо заметил Дом. — И одно из них — взаимная вежливость. Несмотря на твое отношение ко мне, мы должны общаться друг с другом.

50
{"b":"8077","o":1}