ЛитМир - Электронная Библиотека

Две служанки уносили тарелки. Калдвел налил мужчинам бренди, затем вопросительно посмотрел на Анну.

— Шерри, миледи?

— Нет, спасибо. — Анна сидела, неестественно выпрямившись.

Ужин прошел вяло. Герцог попытался завести ничего не значащий разговор, но Анна обнаружила, что не в состоянии поддерживать легкую болтовню. Тогда Рутерфорд перевел речь на Уэверли Холл, однако ей причиняло боль обсуждение поместья, которое она так любила, но куда больше не сможет вернуться. Рутерфорд обратился к Дому, тот отвечал односложно, поэтому уже к третьей перемене блюд герцог оставил свои попытки.

Анна смотрела на Дома, чувствуя себя беспомощной, неловкой… в общем, совершенно несчастной. Неожиданно Дом встал и отодвинул стул.

— Если все уже поели, то я, с вашего разрешения, откланяюсь.

— Ты куда-нибудь идешь?

— Да, на званый вечер к лорду Хиту. — Дом избегал смотреть на Анну, глядя только на деда.

Анна нахмурилась. Ей стоило бы догадаться раньше, заметив его вечерний костюм. Странно, но она почувствовала себя обиженной.

Герцог кивнул.

— Спокойной ночи, — сказал Дом, глядя на Анну.

— Спокойной ночи, — с трудом проговорила она.

Дом вышел из столовой.

Анна всеми силами оттягивала момент, когда ей придется пойти в спальню. Сначала она попыталась читать в библиотеке, но строчки разбегались перед глазами, а внимание рассеивалось. В голове постоянно мелькала картина — Дом, танцующий с другой женщиной. Интересно, а будет ли Фелисити среди гостей лорда Хита?.. Анна медленно поднималась по ступеням.

Ей никогда раньше не представлялась возможность осмотреть Рутерфорд Хауз, но Анна шла, не замечая роскошной обстановки, сводчатых потолков, мраморных колонн. Сегодня ее не интересовали скульптуры и многочисленные произведения живописи.

В огромном доме царила мертвая тишина. Хотя где-то там, в других комнатах, находился герцог и пятьдесят слуг, особняк казался пустынным.

Войдя в свои покои, Анна тут же позвонила, вызывая Беллу. Она взглянула на большие напольные часы в углу: почти полночь. Доминик вернется еще не скоро. Пока она здесь страдает от одиночества, он наслаждается прекрасным вечером!

Возможно, ей надо было пойти с мужем. Разумеется, только ради сохранения видимости брака.

Белла где-то задерживалась. Анна вошла в спальню и замерла от ужаса.

Она мгновенно узнала красное покрывало — то самое покрывало, что лежало в ногах кровати, которую они с Домом делили в Тавалонском замке в Шотландии. Тогда оно было целым, а сейчас его кто-то разорвал надвое. Кровь медленно отхлынула от ее лица.

Глава 23

— Белла! — Как только служанка вошла, Анна быстро закрыла дверь на ключ.

— Миледи! Что случилось? — вскричала Белла, бледнея.

Анна схватила ее за руку и потащила в спальню. Увидев разорванное красное покрывало, Белла перепугалась.

— Кто мог сделать такую ужасную вещь? — в полном замешательстве пробормотала она.

— Белла! Неужели ты не понимаешь?

Белла недоумевающе взглянула на хозяйку.

— Мне ничего не казалось, и я ничего не придумала! — пояснила Анна. — Кто-то действительно следил за мной в Шотландии! И кто бы ни был этот человек, этим нелепым поступком он дал мне понять, что находится рядом, в доме! Он хочет таким вот образом сообщить мне, что по-прежнему следит за мной!

Еще больше побледнев, Белла вскрикнула и покачнулась, так что Анне пришлось усадить ее на стул.

— О, Боже мой, — прошептала Белла. — Кто же мог это сделать? И почему кто-то следит за вами? Что ему надо, миледи! Нам нужна помощь! Мы должны обратиться к его светлости!

— Нет! — громко выкрикнула Анна и совсем тихо повторила: — Нет…

Анна тяжело вздохнула, глядя на разорванное покрывало. Кто-то следил за ней и преследовал ее. Наблюдал за ней в Шотландии, перебрался в Уэверли Холл, затем сюда… И этот человек сейчас находится в Рутерфорд Хауз.

И кто бы это ни был — у него есть возможность в любой момент оказаться в ее спальне, так же как это было и в Тавалонском замке.

Анну пронзила мысль, что преследователь на горной тропе мог быть Домиником. Возможно, она плохо разглядела лошадь и не узнала тогда его гнедого. У Анны подкосились ноги, на этот раз уже Белла подхватила ее и помогла добраться до оттоманки.

— Белла, скажи мне правду, — Анна смотрела на служанку глазами, полными слез, — ты тоже считаешь, что это Дом пытался напугать меня? Пытался убить меня?

Белла промолчала.

— Ты собираешься пригласить его на танец? — раздалось у нее над ухом.

Фелисити резко обернулась, мгновенно узнав низкий голос Блейка.

— Ты? Я даже не знала, что ты здесь, — с притворным удивлением сказала она. На самом деле Фелисити заметила Теда еще в тот момент, когда он только входил в особняк лорда Хита. — И не понимаю, о чем идет речь, — надменно добавила она.

Блейк весело улыбнулся.

— Лгунья. Ты заметила меня несколько часов назад — так же как и я тебя. — Взгляд Блейка задержался на ее пухлой нижней губе.

Фелисити раздраженно пожала плечами, демонстративно отвернулась и посмотрела на Доминика Сент-Джорджа. Он стоял, окруженный толпой женщин в ярких, сверкающих драгоценностями платьях и мужчин в вечерних костюмах. Дом казался несколько скучающим, очень трезвым и холодно вежливым, но мужчины торопились вовлечь его в свои разговоры, а представительницы прекрасного пола поминутно бросали на него призывные взгляды. Фелисити стало интересно, где же Анна.

— Ты опять пускаешь слюни, моя дорогая, — пробормотал Блейк, обжигая своим дыханием ее обнаженную шею.

Фелисити резко сложила веер. Несмотря на то что она недолюбливала Теда Блейка, его близость заставляла ее краснеть.

— Это ты пускаешь слюни… надо мной.

Он рассмеялся и пододвинулся еще ближе, откровенно разглядывая ее полуобнаженную пышную грудь.

— Я этого и не отрицаю.

— Преследуйте кого-нибудь другого, лорд Блейк! — отрезала Фелисити. — Меня вы не интересуете.

Он скрестил руки на груди и прислонился к мраморной колонне.

— Кого ты пытаешься убедить в этом? Меня или себя?

— Мне плевать, что ты думаешь! — вспыхнула Фелисити. — Прекрати меня преследовать — это мое единственное желание.

— Ну что ты, дорогая, ведь ты же любишь преследование так же сильно, как я. Я бы даже сказал, ты обожаешь, когда тебя преследуют.

— Ты упрямый осел!

— Могу поспорить, — рассмеялся Блейк, — что ты умеешь ругаться не хуже мужчин.

— Ублюдок! — прошипела она.

— О-о! Уже лучше.

Краешком глаза Фелисити заметила, что Дом покинул своих собеседников и направился в ее сторону. Фелисити мгновенно выпрямилась, выпячивая грудь и призывно улыбаясь. Блейк резко схватил ее за руку и притянул к себе.

— Скажи мне одну вещь: чего ты больше хочешь — соблазнить Доминика или отомстить Анне?

Фелисити развернулась, чтобы дать ему пощечину, чуть не забыв, что они находятся на званом вечере.

Блейк грубо перехватил ее руку.

— Мне кажется, одного раза вполне достаточно.

— Как ты смеешь разговаривать, со мной в таком тоне! — На ее глаза набежали слезы — скорее от ярости, чем от обиды.

— Твое поведение заслуживает еще худших слов, — рявкнул Блейк. — Почему ты не оставишь Дома в покое? Он любит свою жену.

— Любит Анну? Прелестная шутка!

Блейк дернул ее за рукав.

— Пойдем со мной. — Это прозвучало как приказ. Фелисити не собиралась подчиняться и даже вскрикнула, когда Блейк потянул ее за собой в сторону от Дома, однако быстро передумала сопротивляться, так как заметила несколько любопытных взглядов, брошенных в их сторону. Фелисити чувствовала, как горят ее щеки, к тому же корсет неприлично сдвинулся вбок — нет, она не осмелилась закатить сцену. Сдавшись, Фелисити пыталась приноровиться к широкому шагу Блейка — непростая задача в туфельках на тонких каблуках.

52
{"b":"8077","o":1}