ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну что ж, мою дружбу ты не потеряешь.

— Спасибо, — Дом грустно улыбнулся, — но я этого и не боялся.

Блейк улыбнулся ему в ответ, а мгновение спустя его лицо вдруг просветлело.

— До меня только что дошло, что ты потеряешь не все. У тебя останется Уэверли Холл?

— Да, я не потеряю это поместье. Спасибо дарственной Рутерфорда. — Через секунду Доминик горько добавил: — Спасибо Анне.

Анна не собиралась спускаться к завтраку. Она осталась в постели, пытаясь забыть 6 происшедшем, но не в состоянии отогнать полные самоуничижения мысли. Она не могла забыть, как повел себя Доминик перед тем как выйти из спальни. Его злость и насмешки почему-то расстроили и обидели Анну, будто это она вела себя неправильно, а ведь это не так!

Она позавтракала в постели, затем, понимая, что больше не может тянуть, вызвала Беллу. Сейчас на Анне была застегнутая до самого горла фланелевая ночная рубашка; тем не менее на тот случай, если Доминик появится снова здесь, она накинула сверху еще и фланелевый халат, такой же скромный и мешковатый, как рубашка. В комнату вбежала Белла.

— Миледи? — Служанка казалась необычайно веселой и оживленной. Белла всегда была жизнерадостной, но Анне казалось, что она еще никогда не видела девушку такой счастливой, как в последние несколько недель.

— Ты не приготовишь мне ванну? — попросила Анна. Белла вышла, и Анна медленно последовала за ней. Она уже собиралась войти в гардеробную, когда оттуда выбежала Белла. Лицо горничной было белым, а по щекам текли слезы.

Анна остановилась, чувствуя, как от страха сжимается сердце.

— Белла, что случилось? В чем дело?

— Не ходите туда, миледи!

Анна решительно прошла мимо служанки и остановилась на пороге. Ночная рубашка и пеньюар, в которых она провела прошлую ночь, когда занималась любовью с Домиником, валялись на ковре — изрезанные на полоски.

Глава 26

Анна, не отрываясь, смотрела на свою изуродованную одежду. Нет! Доминик не мог вернуться к ней в спальню! Ведь если это так, то он попросту сумасшедший и одержим ненавистью к ней. Если это так, Патрик и Белла были правы.

— Миледи? — полным слез голосом позвала Белла. Анна пыталась разобраться в своих мыслях, но вспомнила лишь, каким злым выходил Дом из ее спальни. Неужели, впав в ярость, он мог совершить подобное?

— Надо же что-то делать! — вскричала Белла. Анна вернулась к действительности.

— Это не мог быть Доминик; — о Боже, это не мог быть он! Кто угодно, лишь бы не Доминик, — молила Анна про себя.

— Миледи, но ведь вы сами сказали, что все улики указывают на маркиза!

Да, это так, но тогда Анна лишь повторяла слова Патрика. Патрик! Она не видела его очень давно, ей необходимо поговорить с ним!

— Помоги мне одеться! — прикрикнула Анна. — Я приму ванну позже, тем более что уже делала это прошлой ночью.

Белла кинулась доставать белье.

— Вы идете к лорду Коллинзу? — спросила девушка, помогая хозяйке одеться.

Анна натянула тонкую рубашку и корсет и повернулась к Белле, чтобы та зашнуровала его.

— Да.

— Если его светлость узнает об этом, то придет в 6ешенство, — предупредила Белла, затягивая шнурки корсета.

— Ты слишком сильно затянула, — сказала Анна, думая, что Белла, пожалуй, права. Она должна вести себя осторожно, не привлекая внимания Доминика. — Значит, мне надо проследить, чтобы он ничего не узнал. — Как ни странно, Анна испытывала чувство вины из-за предстоящей встречи с Патриком. Но ведь Патрик ее давний друг, и она едва ли предает Дома, отправляясь повидаться с кузеном, даже несмотря на то, что Доминик запретил ей встречаться с ним. Белла протянула темно-зеленое платье.

— Это подойдет?

Анна кивнула, но тут же подумала, что платье слишком нарядное.

— Нет, достань черное, бомбазиновое.

— Опять? — Белла неодобрительно покачала головой, но вернулась к шкафу.

— У твоей горничной вкус намного лучше, чем у тебя. — Дом стоял, прислонившись к косяку двери, и смотрел на нее. Его взгляд спустился вниз к упругой груди, приподнятой корсетом, затем еще ниже — к отделанным кружевами панталонам.

Анна повернулась, выхватив из шкафа первое попавшееся платье и прикрылась им.

— Это невыносимо, — вскричала она, кипя от гнева. — Прошлой ночью ты не постучался и…

— Я стучал несколько раз, но вы обе были так увлечены разговором, что ничего не слышали.

Анна замерла, тяжело дыша. Черт побери, ее корсет был слишком туго затянут, она чувствовала легкое головокружение и боялась упасть в обморок. Как давно Доминик стоял за дверью?

Анна побледнела, кинув взгляд вниз, но кучка порванного белья лежала за ее спиной, частично скрытая низкой оттоманкой. Анна повернулась так, чтобы полностью заслонить ее.

Ее слегка расширившиеся глаза встретились с его испытующим взглядом.

— Что ты задумала, Анна?

— Ничего.

— Тогда что ты скрываешь? Ты выглядишь виноватой.

Анна нервно дернула плечом.

— Мне нечего прятать. — Ей удалось улыбнуться, но взгляд непроизвольно упал на изуродованное белье.

Дом проследил за ее глазами. Он резко шагнул вперед, заставив Анну отступить, и остановился, глядя вниз. Сердце Анны готово было вырваться из груди.

— Это ты… ты сделал?

Ей показалось, что Доминик смотрит целую вечность.

— Нет! Разумеется, нет, — твердо сказал он.

Анне хотелось верить ему. Но кто еще мог совершить подобное?

Доминик повернулся к Белле, неподвижно стоящей за спиной хозяйки.

— Я хотел бы поговорить со своей женой наедине.

Белла повернулась, глядя на Анну.

— Что бы ты ни хотел сказать, — сердце Анны екнуло, — говори в присутствии Беллы, — севшим голосом сказала она.

— Я не собираюсь разговаривать при слугах, Анна. — Глаза Доминика потемнели. Анна так и не смогла найти подходящий ответ. — В чем дело? Боишься остаться со мной? Не доверяешь себе? — проговорил Доминик, явно издеваясь. — Или не веришь моему утверждению, что я этого не делал.

Она вновь посмотрела на порванную ночную рубашку. Не стоит раздражать Доминика и ссориться с ним, как бы он ни провоцировал ее на это.

— Белла, ты можешь идти, — спокойно сказала Анна, служанка медлила, и она добавила: — Все в порядке, иди.

Когда Белла вышла, спокойствие мгновенно покинуло Доминика. Он резко повернулся и захлопнул дверь в будуар, закрыв их в небольшом пространстве гардеробной. Анна задрожала.

— Что, черт возьми, здесь происходит? — прорычал Дом. — Вы обе ведете себя так, словно безумно боитесь меня!

Анна с трудом качнула головой.

— Анна! — рявкнул Доминик. — Из-за этого?' — Он показал на кучу тряпок.

Она вздрогнула. И к великому ее ужасу, из глаз ее брызнули слезы.

— О, Боже мой, — вздохнул Доминик. Он протянул руку и неожиданно нежным движением вытер Анне слезы. Затем его пальцы коснулись ее шеи. Анна застыла.

Дом наклонился и легонько поцеловал ее в губы. Тело Анны оставалось напряженным.

— Проклятие! — Глаза Доминика потемнели, он опустил руки, затем выругался еще раз. — Как, по-твоему, что я должен делать, Анна? Ты ведешь себя так, словно я собираюсь причинить тебе боль. Я не имею никакого отношения к этой порванной одежде.

Анна покачала головой. Она не могла говорить, ее колени подгибались, но каким-то образом ей удалось устоять на ногах.

Дом засунул руку в карман сюртука. Глаза Анны расширились при виде длинной коробочки, которую он протянул ей.

— Возьми.

В голове Анны замелькали самые разные предположения. Боже мой! Неужели она ошибалась? Неужели Доминик пришел, чтобы извиниться за прошлую ночь и сделать ей подарок? Но один взгляд на потемневшее, злое лицо мужа вытеснил подобные мысли. Анна взяла коробочку, но не стала открывать ее.

— Что это?

— Кое-что для сегодняшнего вечера. Открой.

— Вечера? А куда мы идем вечером? — одновременно испуганно и недоверчиво спросила Анна,

— На бал у Хардинга.

59
{"b":"8077","o":1}