ЛитМир - Электронная Библиотека

— Насколько серьезно я ранен?

— Не знаю. Кровотечение очень сильное, но рана ближе к плечу, чем к сердцу. — Она с трудом могла говорить. Господи, если Доминик умрет, то и она умрет тоже!..

На его висках появились капли пота.

— Я сам подержу твой жакет, Анна. Сними нижнюю юбку и разорви ее на бинты. — Он прерывисто дышал и последние слова произнес еле слышным голосом.

— Не разговаривай, береги силы. — Анна взяла Дома за руку, положив ее поверх своего жакета. — Не знаю, поехал ли Патрик за врачом.

Дом промолчал. Его лицо стало пепельно-серым, на теле выступила обильная испарина.

Анна встала и быстро сняла нижнюю юбку. Разорвать прочную ткань было нелегким делом, но Анна справилась. Бросив взгляд на Доминика, она увидела, что он наблюдает за ней.

— Не волнуйся, я не умру. — Ей показалось, что сейчас его голос звучит немного тверже и громче, и Анна даже смогла улыбнуться мужу. — Я хочу сесть.

Она наклонилась, помогая Дому приподняться, отняла жакет и увидела, что рана вновь кровоточит. Анна перебинтовала Доминика, стараясь делать это как можно быстрее, затем уложила его поудобнее, использовав жакет как подушку.

Она нежно погладила Дома по щеке, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, слезы страха и бессилия. Где же Патрик? Неужели он сбежал?

Солнце постепенно клонилось к горизонту. Анна пыталась понять, как долго она уже ждет, моля Господа, чтобы ее муж остался в живых, но так и не определила, прошло десять минут или час: тревога превращала каждую минуту в вечность.

Доминик потерял сознание, а повязка на груди пропиталась кровью.

Вдруг Анна услышала, как к ним приближается всадник. Нет, несколько всадников. По тропинке несся гнедой Патрика, за ним следовали две другие лошади, а вдалеке раздавались чьи-то голоса.

— Слава Богу! — вскричала Анна, узнав Беннета и Верига.

— Сейчас сюда подъедут грумы с носилками, — спешившись, сказал Патрик. — А еще один грум отправился за врачом.

Анна чуть не потеряла сознание от радости. Затем повернулась и увидела плачущего Патрика, который стоял на коленях рядом с Домиником.

— Не умирай, — шептал Патрик, — я не собирался убивать тебя. Дом… Я люблю тебя больше, чем своих братьев. Боже! Пожалуйста, не умирай.

Анна так сильно нервничала, что врач отослал ее из спальни Дома. Она ходила по комнатам, изредка прижимая скомканный носовой платок к глазам, молясь за мужа, вспоминая их ссоры, недопонимание, отчуждение.

Патрик сидел на оттоманке, подперев голову руками и уставившись в одну точку; несмотря на то, что он сделал, Анна почувствовала к нему жалость. Видимо, он понял это, потому что поднял глаза — впервые за последние полчаса.

— Я, наверное, сошел с ума.

— Да.

— Я бы никогда не причинил тебе вреда, Анна. Я только хотел жениться на тебе, отобрать тебя у Дома.

Анна не стала напоминать Патрику, что усилия, которые он предпринимал для достижения своей цели, могли стоить ей жизни. Невзирая на все его заверения, она не сомневалась, что это именно Патрик вызвал пожар у нее в спальне и отравил Блайза.

— Значит, ты ненавидел Доминика? Я думала, вы были друзьями с самого детства.

— Я не испытывал ненависти к Дому. — По щеке Патрика поползла слеза. — Всю свою жизнь я жил в его тени. Ты даже не представляешь себе, что это такое! Когда я увидел вас вдвоем в Шотландии, что-то будто сдвинулось у меня в голове, сейчас я это понимаю отчетливо. Если Доминик умрет, я покончу с собой.

— Ты никогда не сделаешь этого! — отрезала Анна. Раньше она не понимала, насколько слаб Патрик. — А Дом не умрет!

— Почему же доктор так долго возится там? — спросил Патрик.

То же самое волновало и Анну. Мгновение спустя дверь спальни открылась и на пороге появился усталый Беннет.

— Миледи, доктор Коб сказал, что вы можете войти.

Чувствуя, как отчаянно бьется сердце, Анна проскользнула мимо Беннета внутрь комнаты. Она не видела ни Верига, склонившегося над кроватью, ни врача, собиравшего свои инструменты, — все ее внимание было приковано к Доминику. Он сидел на кровати, до пояса прикрытый одеялом; плечо охватывали широкие белоснежные бинты.

— Дом?

— С тобой все в порядке?

— Со мной? — Анна хрипло засмеялась и села на край кровати. Их руки встретились. — Это в тебя стреляли, милый.

— Мне нравится такое обращение. — Глаза Доминика потемнели.

— Дом, если бы ты умер… — Анну так переполняли чувства, что она запнулась и умолкла, глядя на мужа повлажневшими глазами.

— Неужели ты пытаешься сказать мне, что любишь меня, Анна?

Она кивнула, все еще не в состоянии говорить. Глаза Доминика стали подозрительно блестящими.

— Когда я узнал, что Патрик завел интрижку с Беллой — Калдвел сообщил мне об этом прошлым вечером, то я понял, что это он преследовал тебя. Я боялся за твою жизнь и поэтому приехал в Уэверли Холл. Я страшно перепугался, когда узнал, что Патрик также покинул Лондон. — Неожиданно Дом с силой сжал ее руки. — Не понимаю, что случилось с Патриком!

Анна тяжело вздохнула, вспоминая, как Патрик и Доминик, тогда еще бесшабашные подростки, вместе носились по поместью. Оба они были очень привлекательными, и дочери всех соседей сходили по ним с ума. Она вспомнила рассказы Патрика об их проделках в Кембридже, тогда казалось, что его с Домиником ничто не разлучит.

— Я тоже этого не понимаю, — согласилась она. Анна встала, чтобы проводить врача.

— Как мой муж? — тихо спросила она у доктора Коба.

— Вам не о чем волноваться, леди Анна. Ваш муж молод и силен и поправится через несколько дней. А пока — строгий постельный режим. Завтра я заеду, проверю, как его состояние.

— Спасибо, — поблагодарила Анна, пожимая врачу руку, и возвратилась к Доминику.

— Не верю я, что Патрик убийца! — сказал Дом с внезапной вспышкой гнева.

Анна не сумела ответить — Патрик открыл дверь и дрожащим голосом произнес:

— У меня не было намерений причинить вред Анне, Дом. Пожалуйста, поверь мне. Я только хотел, чтобы она боялась тебя.

— Неважно, Патрик. — Взгляд Доминика был полон грусти. — Я простил тебя.

Казалось, Патрик сейчас расплачется.

— Мне так жаль, так жаль, — прошептал он, подходя ближе.

— Патрик, что ты собираешься дальше делать? — спросил Дом.

Анна неожиданно перевела взгляд с Доминика на своего кузена.

— Патрик, ты знаешь, кто убил Мэтью Файрхавена? Патрик немного помолчал, затем быстро проговорил:

— Это был несчастный случай. Я не хотел этого, я собирался лишь спросить у него, что же было в дневнике Филипа. Файрхавен отказался отвечать, я разозлился, мы начали драться, и он неудачно упал. И я подумал… что все складывается мне на руку: я решил возложить ответственность за происшедшее на Доминика Сент-Джорджа. Ведь это я сообщил властям о твоей драке с Файрхавеном.

Анна чувствовала себя бесконечно усталой. Она снова взяла мужа за руку. В комнате воцарилась тишина.

Доминик первым прервал затянувшуюся паузу.

— Патрик, ты должен пойти в полицию. — Голос его был тихим, но властным, хотя глаза выдавали боль.

— Нет! Они тут же посадят меня в тюрьму. — Патрик направился к двери. У порога он на мгновение оста новился. — Это был несчастный случай. Я вовсе не хочу, чтобы меня повесили.

— У тебя есть свидетели вашей ссоры с Мэтью? — спросил Дом.

— Нет.

— Как у тебя оказалась моя сапфировая запонка?

— Я последовал за вами с Анной в Шотландию и несколько раз тайком пробирался в замок. — Патрик глубоко вздохнул. — Дом, мне очень жаль.

— Мне тоже, — с грустью сказал Доминик. — Патрик, если ты не пойдешь в полицию, боюсь, я буду вынужден сделать это сам.

Патрик вздрогнул и, не говоря больше ни слова, выбежал из комнаты.

Доминик притянул Анну к себе, и она прижалась к нему.

— Анна, мы должны сообщить инспектору все, что, знаем.

— Да, конечно, — отозвалась она, осторожно опуская голову на его здоровое плечо.

71
{"b":"8077","o":1}