ЛитМир - Электронная Библиотека

Родимое пятнышко Джил по цвету не отличалось от веснушки. Оно было не таким темным, как у Кейт. У той родинка сидела рядом с уголком рта. У Джил — немного выше, ближе к щеке. Внезапно девушка взяла коричневый карандаш для глаз и подкрасила родинку.

Как зачарованная, смотрела она на свое отражение. Потом быстро вернулась в комнату, направившись прямо к комоду у постели. Выдвинула один из ящиков, порылась в нем и извлекла на свет старый кулон, купленный в магазине подержанных вещей. Кулон представлял собой ограненный темно-красный камень в простой золотой оправе, висящий на бархатной ленте. До сего дня Джил не знала, почему купила его. Она любила совсем другие украшения — современные, простых форм и линий, обычно серебряные.

Джил вернулась в ванную и надела кулон.

Камень винного цвета подмигнул ей из впадинки между ключицами. «Настоящая старинная вещь», — подумала Джил.

У Джил дрожали руки. Она медленно убрала свои недлинные волосы назад, открыв лицо, и собрала их на макушке. У Кейт волосы были длинными и вьющимися, она носила их распущенными или собирала в узел на макушке.

Джил пристально смотрела в зеркало, и сердце у нее билось все сильнее. На мгновение ей показалось, что из зеркала на нее смотрит Кейт, красивая, полная жизни, яркая, рыжеволосая женщина эпохи короля Эдуарда. Потом все исчезло.

Джил опустила руки, и волосы упали ей на глаза.

Она вздохнула, откинула волосы с лица и снова посмотрела на себя в зеркало. Ее расширенные глаза горели диким огнем. В зеркале не было Кейт — это просто результат усталости и слишком живого воображения. Но она действительно похожа на Кейт. Ошибки быть не может. Даже сейчас.

Она очень на нее похожа. Достаточно, чтобы быть сестрой Кейт… или правнучкой.

Джил думала, что у нее поднимется настроение. Но этого не случилось.

Потому что внезапно со всей остротой встал один вопрос. Как мог Хэл не заметить этого сходства? Ответ был прост. Он смотрел прямо из зеркала.

Тоненький голосок в мозгу зашептал, что это не совпадение. Нет. Он шептал: Хэл и Кейт, Кейт и Джил, Джил и Хэл. Джил захотелось зажать руками уши.

Ей стало страшно.

Глава 5

Тетя Маделайн еще была жива, но Джил не звонила ей лет пять. Она не держала на нее зла, но и особой любви между ними не было, поэтому они вполне естественно отдалились друг от друга еще больше, чем раньше.

Тетка была сестрой ее матери. У отца Джил, Джека Галлахера, не было ни братьев, ни сестер. По крайней мере так всю жизнь считала Джил. Она с трепетом сняла телефонную трубку. Чтобы выяснить, была ли Кейт Галлахер ее родственницей, начинать нужно именно с тети Маделайн.

Джил моментально узнала носовой выговор жительницы Среднего Запада и грубоватый тон.

— Тетя Маделайн? Здравствуй. Это Джил.

Но том конце мгновение помолчали.

— Здравствуй. Как твои дела? — Голос звучал вежливо, но сдержанно.

— Прекрасно, — солгала Джил. Маделайн ничего не знала о ее жизни, так что ни к чему рассказывать теперь. — Я подумала, может, ты мне поможешь. Я пытаюсь разузнать кое-что о своем отце и о его отце.

— Странно, — обронила Маделайн.

Джил живо представила себе тетку, сидящую в удобном кресле в гостиной, выдержанной в бледно-зеленых тонах, одетую в чистое, но вышедшее из моды домашнее платье. Темные волосы тронуты сединой, полное лицо хранит мрачное выражение, очки для чтения свисают на цепочке на грудь.

— У Джека были братья или сестры?

— Нет, не было. Если бы были, ты поехала бы жить к ним, а не ко мне.

— Да. — Джил не добавила, что так было бы лучше для всех. — Ты когда-нибудь встречалась с родителями Джека? С его отцом Питером, с матерью?

— Нет. Странные вопросы, Джил.

— Прости, я пытаюсь найти свои корни. Понимаешь, найти своих предков.

— Зачем?

Джил медлила с ответом.

— Недавно я была в Лондоне и, как мне кажется, обнаружила женщину, которая могла быть моим предком.

Ответа не последовало.

Джил вздохнула.

— Ты что-нибудь знаешь о жизни Джека? Он ведь родился в Нью-Йорке? Он там женился на моей матери?

— Да. Думаю, что там.

Мать Джил была домохозяйкой, а отец — младшим юристом в крупной фирме.

— Тетя Маделайн, а мой дед, Питер, тоже родился в Нью-Йорке?

— Представления не имею.

Джил поняла, что многого от тетки не добьешься.

— Может, ты все же что-то вспомнишь о семье моего отца и расскажешь мне?

— Нет. Тут пришел водопроводчик. Звонит в дверь. Подожди.

Джил услышала, как скрипнуло дерево, и поняла, что тетка сидит в кресле-качалке. Она сжала телефонную трубку. Бесполезный звонок.

Прошли пять бесконечных минут. В какой-то момент Джил уже хотела повесить трубку. Внезапно раздался голос Маделайн:

— На чердаке есть коробка.

— Что?

— С вещами твоих родителей. От большинства я избавилась, но сохранила кое-какие бумаги и украшения. Сама не знаю зачем.

Джил замерла от удивления и возбуждения.

— Тетя Маделайн, ты просто чудо! — воскликнула она.

На другом конце провода воцарилась полная тишина.

— Ты можешь выслать мне коробку экспресс-почтой? Это не очень дорого, а я тут же пошлю тебе чек, как только узнаю сумму, — горячо заговорила Джил.

— Не знаю…

— Пожалуйста. Это очень важно.

Маделайн издала звук, который Джил приняла за согласие. Она дала тетке свой адрес на Западном Бродвее и на Десятой улице и вынудила ее пообещать отправить коробку первой же почтой на следующий день. И, довольная, повесила трубку.

Если повезет, в этой коробке она найдет что-нибудь, что поможет узнать правду о Кейт… или о ее собственной родственнице, если уж на то пошло. И даже если нет, Джил вдруг страстно захотелось получить вещи, принадлежавшие родителям. Почему тетка не сказала ей об этой коробке еще много лет назад?

Джил покачала головой. Все очень просто: Маделайн это просто не пришло в голову.

В любом случае рано или поздно ей нужно вернуться в Лондон.

Джил достала из комода чековую книжку. Как ока и думала, на сберегательном счете у нее осталось меньше трех тысяч долларов. На банковском счете было всего несколько сотен.

— Проклятие!

Так, надо позвонить. Жена одного из звукорежиссеров «Маски» работает с недвижимостью. Джил не могла позволить себе заплатить кому-то комиссионные, но может, они помогут ей просто так, учитывая смерть Хэла и неожиданную безработицу. Надо попробовать.

Кучу всякого народа знала и Кейси. Может, у нее есть кто-то, кто захочет снять эту квартирку на время.

Она уже готова была набрать номер, когда телефон зазвонил. К удивлению Джил, это была ее тетка.

— Тетя Маделайн?

Та сразу же перешла к делу:

— Я тут кое-что вспомнила. По-моему, твой дед родился в Англии.

Джил словно окаменела.

Маделайн молчала.

Джил пришла в себя. Задыхаясь и видя перед собой лицо Кейт Галлахер, она спросила:

— Ты уверена?

— Нет. Но кажется, помню что-то в этом роде. Он вроде бы приехал в Америку молодым человеком.

В Лондоне было четыре часа дня. Джил быстро набрала номер музея и с облегчением узнала, что Люсинда все еще там, а через минуту та сама взяла трубку.

— Джил! Я так рада, что ты позвонила! — с энтузиазмом воскликнула она. — Я все время думаю о тебе. Как ты?

— У меня все хорошо, — ответила Джил, умирая от желания пересказать слова тетки. — Люсинда, у тебя есть пара минут?

— Конечно, моя дорогая, — ответила англичанка. Судя по голосу, она улыбалась. — Кейт все еще преследует тебя?

Джил напряглась.

— Да. Странный выбор слов.

— Разве? Мы здесь, в Англии, очень гордимся нашими привидениями, Джил.

Лорен сказала практически то же самое.

— Я все время думаю о ней. Я узнала, что мой дед родился в Англии, а я всегда считала, что моя семья родом из Америки.

— Это интересно, — отозвалась Люсинда. — Попытайся разыскать свидетельство о рождении. Если его нет в Нью-Йорке, тогда оно может быть здесь.

23
{"b":"8079","o":1}