ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сколько вы были знакомы с моим братом? — спросил Томас.

Джил сжалась от страха.

— Восемь месяцев.

— Как вы познакомились? — продолжал Томас, не отводя взгляда.

Джил инстинктивно посмотрела на Алекса, хотя знала, что не получит от него поддержки. Алекс взглянул на нее, затем на двоюродного брата.

— Том, оставь это до завтра.

— Это законный вопрос, — возразил Томас. — Она появляется с его телом. Он в гробу, черт побери. Я хочу знать, как они познакомились.

Джил ощутила потребность на что-нибудь опереться, сил уже не оставалось. Но прежде чем она успела ответить, заговорила вернувшаяся Лорен:

— Кажется, Хэл впервые увидел ее в оздоровительном клубе.

Джил взглянула на Лорен.

— Нет. Я действительно занимаюсь в небольшой студии в Сохо, но познакомились мы в подземке.

— Хэл сказал мне совсем другое, — возразила Лорен, — Это правда, — покачала головой Джил.

— Подземка! — изумился Томас. — Да что мой брат мог Делать в этой дурацкой подземке?

— Так гораздо удобнее ездить по городу, — заметила Джил.

— У моего брата был шофер, — не сдавался Томас.

— Да, был, но этот образ жизни Хэла не устраивал. За те восемь месяцев, что мы были знакомы, он редко прибегал к его услугам.

Томас бросил на нее такой взгляд, что Джил сразу поняла: именно ее он считает ответственной за нелепое поведение брата или думает, что она лжет.

— Но это правда! — воскликнула Джил. — Хэл жил обычной жизнью.

— Только не говорите мне, каким был мой брат, — отрезал Томас.

Их взгляды скрестились. И Джил вдруг спросила себя: как, по мнению Хэла, она могла войти в его семью? Они жили в совершенно разных мирах. В его мире состояние переходило из поколения в поколение, а у нее нет даже родственников — тетка не в счет, они не общаются уже много лет. С финансовой стороны Джил едва сводила концы с концами. Она оглядела огромную гостиную, которая была в два раза больше ее квартирки в Нью-Йорке. Эти люди владеют фамильным состоянием, принадлежат к верхушке общества, они снобы. Что она вообще здесь делает?

— Послушай, даже я езжу на метро, когда бываю в Нью-Йорке, — спокойно проговорил Алекс. — Ее комната готова? — спросил он Лорен, стоявшую рядом с ним.

Лорен кивнула.

Удивленная Джил посмотрела на Алекса, благодаря за помощь, но понимая, что он вряд ли стаи ее сторонником.

— И с каких это пор? Со студенческих времен? — с сарказмом спросил кузена Томас.

Алекс едва заметно улыбнулся.

— Когда спешу, я бросаю своего водителя посреди пробки и ныряю в подземку. — Он пожал плечами. — Нормальный способ передвижения по городу, если владеешь собой.

— Хэлу нечего было делать в подземке, как и вообще в Нью-Йорке. — Томас посмотрел на Джил. Смысл его высказывания не оставлял сомнений. Во всем виновата только она. Во всем.

Измученная, слабая, подавленная, Джил решила, однако, что с нее довольно.

— Простите. У него были дела в Нью-Йорке. Я любила вашего брата. Он любил меня! Мы были счастливы! — Но уже произнося эти слова, Джил вспомнила их последний разговор, заставивший ее усомниться и подумать: как же Хэл мог так с ней поступить? — Я никогда никого так не любила. Я никогда никого так не полюблю. — Джил замолчала из-за подступивших к горлу рыданий.

На этот раз никто не подал ей бумажный платок. В огромной комнате стояла тишина, тишина потрясения, поэтому Джил нашла свои салфетки «Клинекс» и вытерла глаза, не глядя ни на Томаса, ни на Алекса, ни на Лорен. Но она видела выражение их лиц. Никто не поверил ни слову из того, что она сказала. Все они считали ее лгуньей.

Джил глубоко вздохнула, пытаясь успокоить нервы и подавить желание разрыдаться.

— Это правда. — Она обратилась к ним ко всем.

— Что ж, — наконец проронил Томас. — Мы можем целый день спорить по поводу вашей версии правды, не так ли?

— Нет, — ответила Джил. — Нет. Не можете.

Томас стиснул зубы. Они гневно смотрели друг на друга. На этот раз Джил решила не сдаваться, даже несмотря на его превосходство.

Томас мрачно улыбнулся — скорее, изогнул губы — и вдруг резко повернулся и пошел прочь из комнаты. Шагал он решительно и сердито.

Джил задрожала всем телом. Еще никогда в жизни у нее не было такого столкновения.

— Сколько вы пробудете у нас, мисс Галлахер?

Джил встретилась взглядом с проницательными голубыми глазами Алекса. Облизнула губы.

— У меня билет на послезавтра.

Алекс кивнул.

— Если вы сообщите мне данные о вашем рейсе, я позабочусь о том, чтобы водитель отвез вас в Хитроу.

Джил понимала, что он ждет не дождется ее отъезда и что послезавтра — это слишком долго и для него, и для всех остальных. Однако она не могла позволить себе поменять билет. И без того билет в оба конца, купленный за день до вылета, обошелся ей более чем в тысячу долларов. Лишних денег у Джил не было. Она молчала и злилась. Почему вся семья предпочла бы, чтобы Джил отправила Хэла — его тело — одного? Она имеет полное право присутствовать на похоронах.

— Пожалуйста, пойдемте со мной, — предложила Лорен.

Джил посмотрела в ее неумолимое лицо. Скорее бы уйти из гостиной.

— Иду.

— Одну минуту, мисс Галлахер.

Джил замерла, повернувшись к Алексу.

— Да?

— Хочу предупредить вас, — решительно сказал он, и даже его поза показалась угрожающей. — Семья в шоке. Вы здесь чужой человек. Я не хочу, чтобы кто-то раскачивал лодку, поэтому два дня до вашего отъезда прошу вас вести себя сдержанно.

Джил в недоумении уставилась на него.

— По-моему, вы не просите, — сказала она, едва шевеля онемевшими губами. — Вы приказываете.

— Я даю вам совет, — спокойно ответил он.

Джил обхватила себя руками.

— Я знаю, что я здесь нежеланный гость. Видимо, мне следовало отправить Хэла домой одного. Но именно этого я не могла сделать.

В его голубых глазах что-то промелькнуло.

— Никто этого не говорил, мисс Галлахер.

Джил покачала головой.

— Прошу прощения, если мой приезд раскачал вашу лодку. — Внезапно она заговорила с горечью: — Хэл умер у меня на руках. Как я могла не привезти его домой? Я имею полное право присутствовать на похоронах! — По щекам Джил побежали слезы. Она со злостью глянула на Лорен. — Мы были практически помолвлены. Всего за неделю до смерти Хэл сделал мне предложение.

Слова взорвались от содержащейся в них силы, но, уже произнося их, Джил почувствовала, что ее уверенность поколеблена. К тому же, захлестнутая эмоциями, продолжить она не смогла. Да и сказать было почти нечего.

Джил только мысленно молила: «Хэл, вернись, я так одинока. Ты нужен мне!»

Потом до нее дошло, что Лорен и Алекс явно не верят услышанному.

— Я вам не верю, — заявила ошеломленная Лорен. — Он никогда не сделал бы вам предложения. Томас прав насчет вас!

Джил смотрела на Лорен, не понимая смысла ее последнего замечания.

— Мы с Хэлом очень близки! — воскликнула Лорен. — Между нами всего два года разницы. Если бы Хэл собирался жениться на вас, он сказал бы мне. Хэл упоминал, что вы встречаетесь. И все. Упомянул об этом раз или два. Я знаю своего брата! Если бы мой брат кого-то любил и планировал жениться, он поставил бы меня в известность — обязательно!

Сердце Джил отчаянно колотилось, колени ослабли, и девушка испугалась, что снова может упасть.

— Нет. — Она покачала головой и перевела взгляд на Алекса. «Он тоже мне не поверил», — подумала Джил. И к ее ужасу, ей показалось, что в его глазах она увидела жалость. — Он попросил меня выйти за него, — хрипло проговорила она.

— Не важно, — сказал Алекс. — Это спорный вопрос. Лорен?

Джил внезапно охватила решимость. Она не должна показывать этой семье, что сама сомневается, что сомневался и Хэл, что, возможно, все они правы, а ошибается она.

О Боже!

Лорен сделала шаг вперед. Глаза у нее покраснели от слез.

— Идемте со мной. Я провожу вас в вашу комнату.

Она повернулась и стремительно вышла из гостиной, не посмотрев, следует ли за ней Джил.

7
{"b":"8079","o":1}