ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Загадочная женщина
Диверсант
Что скрывают красные маки
Ответное желание
Одиноким предоставляется папа Карло
Дерзкий рейд
Как запоминать (почти) всё и всегда. Хитрости и лайфхаки для прокачки вашей памяти
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
A
A

– Сейчас приедет полиция, и мы все узнаем, – убедительно сказал Роберт.

– Не думаю, – покачал головой Дронго, – Здесь серьезное преступление.

Через полчаса прибыли две полицейские машины с комиссаром Пьером Дюбуа. Медицинский эксперт принялся осматривать труп убитого Харрисона, эксперты по баллистике и криминалисты начали тщательный осмотр комнаты, где произошло преступление.

Едва завидев Стивена Росса, комиссар подошел к нему:

– Профессор, и вы здесь?

– Да, с кем имею честь?

– Комиссар уголовной полиции Пьер Дюбуа. Вы читали нам курс в Сорбонне.

– Так это вы, маленький Пьер, – улыбнулся Росс, – а я смотрю на вас и думаю, вы это или не вы.

– Я, профессор. Ведь вы говорили, что я должен служить в полиции, настолько тщательно и внимательно я провожу осмотр места проишествия.

Стоявший рядом Дронго рассмеялся. Это было знаменитое изречение Стивена Росса. «Главное, – не уставал повторять Росс, – это квалифицированный осмотр места происшествия. При правильном подходе к этому следственному действию вы гарантируете себе успех на пятьдесят процентов. А это уже очень много».

– А кто этот господин? – спросил Дюбуа, указывая на Дронго.

– Мистер Анри Леживр, мой друг и блестящий криминалист, – поспешил ответить Стивен Росс. – Он первым постарался прийти на помощь убитому.

– Как произошло преступление, мистер Леживр? – спросил Дюбуа.

– Буквально на моих глазах. Мистер Харрисон вышел из гостиной и через несколько минут позвал на помощь. Я бросился к той комнате, откуда раздавались крики. Вместе со мной была Марта Холдмен. Дверь была заперта изнутри. Я еще слышал крики, когда стоял за дверью. Выломав дверь, я обнаружил труп Харрисона и никаких следов убийцы. Я даже не нашел оружия, из которого был произведен выстрел, – немного сконфуженно признался Дронго.

– Странно, – заметил Дюбуа, – на окнах решетки, дверь заперта изнутри. А куда же тогда делся этот убийца?

– Я об этом думаю уже полчаса и ничего не могу придумать, – признался Дронго, – может быть, в этой комнате есть какой-то тайный ход. Прежний владелец виллы называл ее комнатой дьявола.

– Узнайте, кто был прежним владельцем виллы, – обратился Дюбуа к своему помощнику. Тот, кивнув головой, быстро записал в свой блокнот.

Медицинский эксперт, закончивший свою работу, поднялся, вытирая руки:

– Он был убит полчаса назад. Выстрелом почти в самое сердце. Стреляли из револьвера с глушителем, метров с пяти-шести. Больше ничего сказать не могу. Все остальное определит вскрытие.

К Дюбуа подошли двое полицейских.

– Во дворе никаких следов, господин комиссар. В комнате тоже ничего подозрительного не обнаружено. Мы простучали все стены – капитальная кладка, ничего странного.

– Хорошо, – кивнул Дюбуа, – продолжим завтра утром. Где хозяйка виллы?

– Она, наверно, поднялась к себе в комнату, – предположил Роберт. – Я сын убитого, Роберт Харрисон.

– Вы поедете с нами. Нужно будет выполнить небольшие формальности.

– Хорошо, – согласился Роберт Харрисон, – я только предупрежу жену.

– Ну, что вы думаете обо всем этом, Стивен? – спросил Дронго у своего коллеги.

– Ничего хорошего. Мне не нравятся подобные непонятные убийства, которые подходят для учебника криминалистики больше, чем для обыкновенной жизни.

– Я утром приеду, – кивнул на прощание Дюбуа, – здесь останутся двое моих людей.

Комиссар и Роберт Харрисон вышли из комнаты. За ними следом вышли все остальные. Дронго и Росс молча посмотрели друг на друга.

– Мы неплохо отдохнули. Вы не находите, мистер Росс? – спросил Дронго у своего коллеги.

Уже глубокой ночью Дронго спустился вниз, в гостиную. Ярко горел свет. В креслах у хорошо натопленного камина сидели Гарри Холдмен и Стивен Росс.

– Как ваша супруга? – спросил Дронго, усаживаясь на диван.

– Сейчас спит. Это был для нее такой шок, – пробормотал Холдмен, – увидеть убитого Харрисона.

– Она что-нибудь сказала?

– Ничего. Просто бормотала какие-то слова.

– Каким образом убийца мог попасть в эту комнату? И как он мог уйти незамеченным? – задумчиво, словно для себя, тихо спросил Росс.

– Я об этом все время думаю, – кивнул Дронго. – Убийце просто некуда было деться, как только столкнуться со мной. А я его не видел.

– Хорошо еще, что вы были не один, – вздохнул Росс, – простите меня, кажется, я втянул вас в такую неприятную историю.

– Ничего, – успокоил его Дронго, – я постараюсь доказать свое алиби.

– Вы были вместе, – кивнул Холдмен, – глупо вас подозревать.

– Конечно, глупо, – согласился Дронго, – если не учитывать, что мое имя далеко не Анри Леживр, я не знаю французского и в первый день моего приезда убивают хозяина дома, где я, опять-таки случайно, – главный свидетель. Вы что-нибудь пьете?

Он подошел к стоявшим на небольшом столике бутылкам и выбрал себе «Амаретто».

– Вы не боитесь? – немного растерянно спросил Гарри Холдмен.

– Что бутылка отравлена? – засмеялся Дронго. – Нет, не боюсь. Откуда убийца мог знать, что я люблю именно «Амаретто»? А здесь около пятидесяти бутылок. Подсыпать яд в каждую очень неэкономно.

Он плеснул себе в стакан немного янтарной жидкости и снова сел на диван.

– Дюбуа приедет утром, – Росс покачал головой, – хорошо, что он слушал раньше мои лекции в Сорбонне.

– Это освобождает нас от подозрений? – весело поинтересовался Дронго.

– Во всяком случае, я постараюсь ему все объяснить.

– Не думаю, что это будет правильно, – возразил Дронго, – полицейскому может не понравиться ваша невольная защита. Согласитесь, это настораживает. А когда он узнает подробности моей биографии, он вообще может решить задержать меня. Шпион с Востока, скрывающийся под чужой фамилией, убивает одного из известнейших людей Европы – какой сюжет для шпионских романов.

– Вы все время шутите, – вздохнул Росс, вставая, – а завтра Дюбуа может действительно поинтересоваться вами в первую очередь. Спокойной ночи, если эта ночь вообще может быть спокойной.

С этими словами Росс вышел из гостиной. Следом за ним поднялся Холдмен.

– Я тоже пойду. Всего хорошего, мистер Леживр. А вы действительно шпион с Востока? – спросил он.

– Действительно. Просто я бывший эксперт ООН.

– Тогда не страшно, – улыбнулся Холдмен, – у вас дипломатическая неприкосновенность.

Оставшись один, Дронго еще долго сидел у камина.

Прибывший утром Пьер Дюбуа развил бурную деятельность. По его приказу приехавшие вместе с ним полицейские начали простукивать комнату, где был убит Эдвард Харрисон.

Первым на допрос Дюбуа вызвал Дронго, справедливо считая его главным свидетелем.

В комнате, кроме Дюбуа, находился также Стивен Росс, встревоженный и взволнованный происходящим. Для него, блестящего ученого и специалиста, такое жестокое преступление было ошеломляющим событием.

Допущенный на допросы, он молча сидел в углу, стараясь не мешать Дюбуа.

– Вы не привезли с собой документов? – спросил Дюбуа. – Еще вчера я обратил внимание, что, несмотря на вашу французскую фамилию, вы не знаете французского.

– Я действительно знаю недостаточно ваш чудный язык, но это скорее моя беда, чем вина, – ответил Дронго.

– Вы приехали сюда по просьбе мистера Харрисона?

– Да. Об этом меня просил и мистер Росс.

Росс, сидевший в углу, кивнул головой, не решаясь прерывать допрос.

– Вы понимаете, как это все некрасиво выглядит? – спросил Дюбуа, пристально глядя на Дронго своими маленькими проницательными глазками. – Вы не знаете французского, но выдаете себя за француза; впервые приезжаете на виллу, и тут же происходит убийство; вы впервые вчера увидели Харрисона, и его сразу убивают. Очень неприятные совпадения. Простите, мистер… Леживр, но я послал запрос насчет вас в ООН и Интерпол. Надеюсь, вы правильно понимаете мои мотивы?

– Не беспокойтесь, мистер Дюбуа. Я все понимаю правильно. И потому отвечу на любые ваши вопросы.

5
{"b":"808","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эрхегорд. Сумеречный город
Возвращение блудного самурая
Хроники Гелинора. Кровь Воинов
Пропавший
Белое безмолвие
За час до рассвета. Время сорвать маски
Она доведена до отчаяния
Ее заветное желание
Все наши ложные «сегодня»